Мнения /
Интервью

14 апреля 2005 16:04

"Хороший журналист должен быть по-хорошему злым" - О.Воробьев

Очень многие люди, интересующиеся проблемами развития СМИ, обсуждая реалии журналистского бытия, совершенно несправедливо забывают или не уделяют должного внимания молодежной прессе. Тем не менее, несмотря на то, что этих СМИ значительно меньше, чем так называемых "взрослых", немало известных ныне журналистов начинали свой творческий путь к карьерным высотам именно в изданиях для юношества. А ведь первые уроки очень часто запоминаются на всю жизнь и нередко определяют, как она сложится в дальнейшем. Кроме того, молодежь – это наиболее активный, динамичный и развивающийся слой общества, и желанная для очень многих, в том числе и "взрослых", изданий аудитория. Вот почему наш очередной собеседник – главный редактор студенческой газеты Gaudeamus Олег Воробьев.

Lenizdat.ru: Принято считать, что молодежь газеты не читает. Это верное мнение, на Ваш взгляд?

О.Воробьев: Молодежь есть разная. Это миллионы разных людей, и каждый сам по себе. Если же нам все-таки надо составить какое-то общее суждение о молодежи, то они газеты не читают, они их "смотрят". Я еженедельно провожу фокус-группы с представителями своей аудитории и могу точно сказать, как именно, в какой последовательности они "смотрят" мою газету и газеты моих конкурентов. Сначала картинки, потом заголовки, потом материалы – очень выборочно. Картинки для молодежной аудитории (особенно тинейджеров) значительно важнее, чем для среднего и старшего поколения. Если в газете для пенсионеров соотношение "текст-картинка" должно быть 90/10 в пользу текста, то в молодежном издании 50/50. Только не слушайте этот идиотизм, что молодежь, мол, тупеет. Все нормально с молодежью. Просто она раньше других адаптировалась к новой реальности: вокруг нас в миллион раз больше информации, чем мы можем воспринять. И визуализация очень сильно помогает правильно сориентироваться и сэкономить время.

Lenizdat.ru: В каком состоянии находится молодежная пресса сегодня? Или время молодежных газет безвозвратно ушло?

О.Воробьев: Молодежная пресса находится в состоянии бурного роста и размножения. Причин несколько. Самая актуальная – возросшее значение молодежи для политиков. У нас всерьез боятся "оранжевой революции", помимо уже запущенных проектов, появляются издательские. Яркий пример – газета "Rе-Акция", которую, по слухам, издают кремлевские пиарщики. С точки зрения логики, проект довольно смешной, но целевой группе нравится: хороший дизайн, полиграфия, внятные заголовки, интересные темы.

Вторая причина - рекламисты и маркетологи тоже стали всерьез работать с молодежью. Есть запрос на рекламу в молодежных изданиях.

Насчет того, что будущее молодежных газет ушло – это полный бред. Просто надо отдавать себе отчет в том, что больше никогда не будет таких "комсомольских органов", какими были в Советском Союзе "Комсомолка", "Смена": чуть больше смелости, чуть больше иронии, чем во "взрослой" прессе, и рядом интервью со взрослыми дядями и тетями – сейчас это не прокатывает. Сейчас молодежная газета должна быть злой, смешной, рвущей на части все и вся, без запретов правил. Этого не понимают чиновники, которые продолжают издавать свои причесанные боевые листки при комитетах по делам молодежи. Петербург эта доля, слава богу, миновала. А вот в Москве такой макулатуры много.

Lenizdat.ru: Откуда молодежь в основном получает информацию?

О.Воробьев: Могу рассказать про студентов в порядке убывания: друзья/знакомые, информация в вузе, Интернет, флаеры и листовки, бесплатные газеты, ТВ/радио (результаты моего исследования).

Lenizdat.ru: Что ищет молодежь в газете? Для чего она нужна молодым людям?

О.Воробьев: Два главных запроса: общение и социальная адаптация.

Как занять свое место в жизни? Где заработать денег сейчас и как построить свою карьеру в будущем? Как быть привлекательным (привлекательной). Где найти друзей? Что мне грозит и что меня ждет? Что нового в жизни? Что еще есть, чего я не знаю?

Кроме того, от газеты хотят новых эмоций и просто развлечений.

Lenizdat.ru: Чего, на ваш взгляд, не хватает "большим" газетам, чтобы быть популярными среди молодежи?

О.Воробьев: Локомотивом "больших" газет являются отделы общественно-политических новостей. Как это ни странно, но молодежи эти новости в газете нужны не в первую очередь. Собственная "познавательная" динамика читателя важнее, чем динамика событий в стране. К примеру, новость о том, что "самый опасный для человека африканский зверь – это гиппопотам" гораздо интереснее нашему читателю, чем новость о том, что "вчера в телецентре Останкино был пожар". Я это объясняю тем, что старшее поколение решило для себя, что он все уже знают, и поэтому новости для них могут быть только такие, что что-то где-то случилось, а молодежь постоянно находится "в открытии" этого мира.

Молодежь больше ориентирована на личностный подход. Колонка редактора и всякие другие "мнения" в нашей газете всегда будут важнее чем во "взрослой" газете.

Lenizdat.ru: Однако в своей редакторской колонке Вы время от времени затрагиваете политические вопросы. Зачем?

О.Воробьев: Молодежь интересуется политикой и всегда интересовалась. Другое дело, что нет доверия к "политическим" каналам информации, таким как ТВ. Да и вообще все традиционные СМИ несут клеймо ангажированности. Поэтому ДЕСЯТКИ ТЫСЯЧ людей сейчас читают сетевые дневники типа "livejournal" - там нет общественно-политического вранья и пустословия. Есть только люди с их переживаниями, мыслями, обращениями "к ближнему своему" - кстати, по поводу политики тоже.

Свои колонки я пишу с позиции "политика на моей шкуре", то есть, как глобальная политика отражается на моих личных интересах или перекликается с моим внутренним состоянием. У меня есть информация, что это читают.

Lenizdat.ru: Какой вариант Gaudeamus - печатный или электронный - пользуется большей популярностью у читателей?

О.Воробьев: Печатный Gaudeamus читают около 75000 человек в неделю. Электронный – около 1400. Сайт до сих пор никаким образом не раскручивался и не будет раскручиваться, пока мы его не реконструируем. Я вот уже три недели пишу техническое задание – затягивает все больше и больше.

Lenizdat.ru: Если бы ваша газета была платной, какой у нее был бы тираж?

О.Воробьев: Если бы у бабушки были... Если бы моя газета была платной, то она была бы журналом. Формата А4 или А5, глянцевым, полноцветным. Тираж был бы в пределах 20 000 по Санкт-Петербургу. Только это не было бы уже в чистом виде студенческое издание. Мимо газетного ларька ходят все подряд и даже если на обложке журнала написать крупными буквами "Студент" или "Только для студентов", все равно студенчество не будет превышать 20% аудитории. Создавая модель Gaudeamus, мы пожертвовали цветом, глянцем и качеством бумаги ради всеобщей доступности. Gaudeamus – это прежде всего средство свободного общения между студентами, а не средство создания каких-то глянцевых потребительски-ориентированных понтов.

Lenizdat.ru: Много ли приходит в редакцию писем от молодежи? О чем пишут? Что спрашивают?

О.Воробьев: Больше всего предлагают ознакомиться с собственным творчеством (повести и рассказы, записи музыкальных групп, танцевальные коллективы) – до 100 предложений в неделю. Затем идет то, что в Интернете называется "постинг" – злые критические отзывы с целью "задеть за живое" - очень популярный жанр общения в нашей аудитории. Еще жалуются на администрацию вуза, общежития, соседей, невыносимые условия бытия - это как во всякой нормальной газете. Кроме того, иногда пишут "спасибо за то, что вы делаете" – но это редко.

Lenizdat.ru: Какой вариант обратной связи наиболее часто используется?

О.Воробьев: Раньше был исключительно Интернет, сейчас стали приходить письма и по почте.

Lenizdat.ru: Можно ли назвать Gaudeamus "кузницей журналистских кадров"? Какую роль играет ваша газета для молодых журналистов?

О.Воробьев: Газете одиннадцатый год и за это время у нас сменилось 6 поколений журналистов. Они все сейчас работают в информационном бизнесе и получают неплохие деньги (не менее 500-1000 долларов).

Lenizdat.ru: Часто ли к вам приходят студенты журфака и зачем: ради прохождения практики или чтобы остаться в ней работать?

О.Воробьев: Студенты журфака чаще всего приходят за практикой. Получив оную (1-2 публикации) – удаляются. Но это довольно неплохой результат. Потому что есть еще студенты пиарщики. Они до публикации не доходят никогда. Застревают на стадии первичных договоров-переговоров с редакцией по поводу темы будущего материала.

Lenizdat.ru: Может ли 35-45-летний журналист писать для студенческой аудитории и зависит ли это вообще от возраста? Какие качества прежде всего определяют способность журналиста писать для молодежи?

О.Воробьев: Мне 31 год. Для того, чтобы по-настоящему въехать в язык и образ мысли 16-20 летних, мне приходится полностью "развернуть" свои мозги: я провожу исследования, у меня студенты работают и еще я преподаю в университете. В общем, усилия нужны большие. Но это если подстраиваться. Можно ведь писать как старик Кастанеда – и все равно все будут читать.

Lenizdat.ru: Говорят, что рекламная площадь в Gaudeamus стоит дороже, чем в "Комсомольской правде". Так ли это? Как Вы можете это объяснить?

О.Воробьев: Не ссорьте мня с "Комсомолкой". Я считаю, что это высокопрофессиональное издание, я уважаю его как бизнес.

Вы говорите про два разных типа издания: платное и бесплатное. У каждого из этих типов изданий есть свои преимущества. Наше преимущество в том, что мы гарантируем сегментацию нашей аудитории. Иными словами среди тех, кто читает Gaudeamus, не менее 50 000 человек действительно являются студентами. Мы тратим на нашу систему распространения значительную часть доходов. Есть несколько городских платных газет, которые претендуют на "молодежные" рекламные бюджеты. Но c молодежью их, как правило, связывает только название и несколько рубрик. Когда нужно прорекламировать кроссовки Converse, или какие-нубудь Интернет-карты, или летнюю работу за границей Work&Travel – идут в первую очередь к нам. Рекламодатель не дурак – и исходя из этого наши расценки оправданы.

Lenizdat.ru: Участвуя в опросе по поводу введения звания "Заслуженный журналист России" Вы сказали: "Целиком и полностью поддерживаю идею. Попутно предлагаю ввести звание "Заслуженного диссидента" (назначать по представлению губернаторов) и "Заслуженного служителя культа" (по представлению от каждой конфессии)" (публикация на сайте Фонда защиты гласности). Судя по тональности высказывания, Вы относитесь к данной идее скептически. Почему?

О.Воробьев: Потому что хороший журналист должен быть по-хорошему злым. Он должен критиковать, делать серьезное смешным, а сложное простым. Все это на сегодняшний день не совместимо с заслугами перед государством, то есть это не упрощает управление государством. Идеальный журналист с точки зрения государства должен успокаивать народ, чтобы он не выходил на площадь, и вдохновлять его на новые подвиги капиталистического труда.