Медиановости

18 апреля 2005 14:18

Сгорело досье на Зурабова и Грефа

По мнению депутата Михаила Маркелова, людей, заинтересованных в уничтожении его архива, – огромное количество

Депутат Госдумы и тележурналист Михаил Маркелов, чья дача на Дмитровском шоссе сгорела в ночь на субботу, требует провести на месте происшествия экспертизу с участием специалистов ФСБ, МВД и Генпрокуратуры. По словам члена фракции "Родина", помимо имущества у него сгорел уникальный архив фото-, видео- и печатных материалов. По версии руководства партии "Родина", обнародованной на партийном интернет-сайте, это был поджог, а его причина – профессиональная и оппозиционная деятельность Михаила Маркелова. В сообщении говорится, что в результате пожара сгорели "наработки по журналистским расследованиям на тему этнической мафии и "коммерческой" деятельности руководства Минздрава".

Как рассказали корреспонденту "НГ" в Управлении ГО и ЧС по Мытищинскому району, сигнал о возгорании в двухэтажном доме в поселке Луговая (примерно в 20 км от Москвы) поступил в начале шестого утра. По словам дежурного управления ГО и ЧС, главной задачей прибывшего наряда было не допустить распространения огня на другие постройки. Полностью ликвидировать пламя удалось спустя час, но к этому времени на месте дачного дома осталось пепелище.

Помимо депутатской деятельности Маркелов является руководителем, автором и ведущим программы "Наша версия под грифом "Секретно" на 3-м канале. До этого он работал корреспондентом радио "Маяк", программ "Взгляд", "Политбюро" и "Совершенно секретно". Михаил Маркелов рассказал "НГ", с чем, по его мнению, связан инцидент на Дмитровском шоссе:

– В пятницу вечером мне надо было ехать по думским делам в Тверь. Сначала не собирался брать с собой семью – жену, двухмесячного ребенка и тещу, – но почему-то все-таки взял. Дачу в Мытищинском районе я арендую три года. Хозяин дачи, позвонивший утром, рассказал, что соседи заметили пожар в четыре часа утра. Пожарные приехали уже на пепелище – все стены в доме деревянные. Я приехал туда около половины девятого и понял, что, если бы мы находились в доме, мы бы там сгорели. Окна в доме были зарешечены.

– Ваши версии причин произошедшего?

– Сейчас может быть много всяких домыслов. Заинтересованных людей – огромное количество. Я не верю в то, что это случайность. Сейчас говорят про газовый агрегат, который там стоял. Но с ним никогда не было проблем, тем более в летний период он работал на экономичном режиме. Чего мне больше всего жалко, – это макета моей новой книги "Война за кадром. Часть II" в печатном варианте. Сгорел огромный архив фотографий с 90-го года. Там были уникальные снимки чеченских боевиков – Радуева, Басаева. Афганские фотографии, военные фотографии из Сомали. Ну награды... в том числе медаль от спецслужб – директор ФСБ меня награждал за сотрудничество. Еще там были собранные досье на Зурабова, на Грефа. В основном все это было на дискетах, но и в печатном варианте тоже.

– А что за материалы по этнической мафии?

– В первую очередь это материал по чеченской группировке в Москве и в Тверской области. Весь их численный состав, род занятий и места жительства. Еще архив на азербайджанскую ОПГ в Москве. Там досье на нескольких персонажей, в том числе имевших отношение к кассе Гейдара Алиева и скупивших недвижимость вокруг московских вокзалов. Это все было крайне интересно. Например, у меня был полностью расклад по Павелецкому вокзалу. Обидно – на следующей неделе собирался весь архив вывезти и положить в сейфовую ячейку в Твери. Теперь не судьба...

– Какие действия вы намерены предпринять, чтобы установить – все же поджог это или нет?

– Фракция "Родина" отослала письма в Генпрокуратуру, ФСБ и МВД. Я не хочу забегать вперед и предвосхищать результаты. Будем опираться на выводы специалистов.

Екатерина Блинова