Мнения /
Блоги

6 мая 2005 13:46

Дышите глубже - вы у микрофона

О творчестве спортивных радиокомментаторов.

Однажды я попробовал вести радиорепортаж о футболе. Было это в австрийском Пашинге, где "Зенит" играл матч Кубка УЕФА с местной командой. Звонят мне из питерской радиоредакции на мобильник и говорят: "Сейчас мы дадим в эфир музыку, а когда она закончится, вы и вступайте. Главное, не делайте пауз".

Музыку я не услышал, потому что в этот момент диктор на стадионе стал называть фамилии игроков австрийской команды, а болельщики начали хором их повторять. Зато честно продержал телефон возле уха, ежесекундно повторяя: "Але, я вас не слышу!"

С тех пор радиорепортажей мне больше не доверяли. Но "написать что-нибудь к Дню радио" (который отмечается 7 мая) редактор поручил.

Я сразу вспомнил Вадима Синявского - первую звезду спортивного репортажа. Всеобщую любовь ему принесли футбольные трансляции из Англии, где проводило послевоенное турне московское "Динамо". Каждый радиорепортаж Синявского превращался в спектакль. Говорили, правда, что он несколько приукрашивал события, помогая футболистам перейти в разряд небожителей. Но кто же из нас, журналистов, не старается возвысить спортсменов над... ними самими.

Мяч направо - мяч налево

- Про Синявского действительно говорили, что он смотрел футбол одним глазом и все время что-то фантазировал, - вспоминает Борис Гулин, проработавший на петербургском радио около тридцати лет. - Его радиорепортажи были интереснее, чем сама игра. Но поняли это только тогда, когда Синявский попал в телеэфир. Не случайно он там не прижился. Меня же на отделении факультета журналистики МГУ, специально созданном в период подготовки к Московской Олимпиаде, учили давать событиям исключительно правдивую оценку - не привирая. В радиоэфире нужно говорить то, что видишь: мяч направо, мяч налево... Любая пауза, не продиктованная ситуацией, здесь не оправдана - слушатели-то матча не видят. Вот телевизионщик - да, он должен дополнять изображение, анализировать, размышлять, но не надоедать. К сожалению, современные телекомментаторы только и делают, что говорят. А какой в этом смысл?

От того, что радио не так популярно, как ТВ, Борис Гулин не страдает. Он уверен: летом, например, больше людей слушают радио. И потом радио не приковывает, как телевизор: слушая его, ты можешь еще что-то делать.

Александр Кругликов тоже в течение многих лет работал в Петербургском комитете по телевидению и радиовещанию. И может сравнивать два этих СМИ.

- На телевидении у тебя всегда много помощников - они и пиджак поправят, и галстук, если он покосится, и прическу, - говорит он. - А на радио ты предоставлен сам себе. Есть у тебя четыре секунды, чтобы добежать от порога двери до столика с микрофоном, - вот и изволь уложиться. А двери у нас в редакции тяжелые: пока их откроешь и добежишь - дыхание сбивается. Приходится идти на разные уловки, чтобы слушатели этого не заметили. К телевизионщикам я тоже никакой зависти не испытываю - все зависит от того, с кем общаешься. Вот, например, на Играх доброй воли мы с волонтерами "охотились" за наставником американских гребцов. Насилу нашли его, а он как раз перекусывал на верхнем ярусе трибун гребного канала. У нас времени в обрез. Тем не менее показываем ему знаками: мол, подождем. А он отодвинул тарелку и говорит: "Нет, журналисты ждать не должны!" Такое отношение запомнилось.

Игрок разбегается - шорты превращаются

- На радио нужно вести более интенсивный репортаж, потому что люди ничего не видят и им нужно детально расписывать ситуации, возникающие на поле, - объясняет ведущий телепрограммы "Зенит ХХI" Леонид Генусов, сотрудничающий с одной из петербургских радиостанций. - А телекомментатор, наоборот, должен объяснять зрителям нюансы, различные тонкости. Безусловно, радиорепортаж - более эмоциональный жанр. Но для ТВ комментировать футбол интереснее: здесь можно объяснить зрителю то, чего он не знает или не понимает, не отвлекаясь на пересказ событий.

И все-таки слово, вылетевшее в радиоэфир, не поймаешь. В этом на заре своей карьеры убедился ведущий "Радио Балтика" Олег Лапин:

- В середине 90-х я записал интервью главного тренера "Зенита" Павла Садырина. Он высказался в адрес прежних акционеров клуба в таком духе: мол, не хотите тратить деньги на команду - так сидите и не кукарекайте. Эта фраза, как потом мне сказали, переполнила чашу терпения руководителей "Зенита", которых тогда много критиковали в прессе, и через несколько дней они не продлили с Садыриным контракт. То выступление Садырина показалось мне ярким, красивым. Но сейчас я, наверное, не дал бы его в эфир.

Самое страшное в радиорепортажах, по мнению Олега Лапина, это паузы.

- Помню, играло какой-то важный матч петербургское "Динамо", - говорит он. - И наш корреспондент выходил на связь каждые 15 минут. Обычно он рассказывал о том, что произошло, а тут как раз в момент его выхода назначили пенальти. И вот корреспондент говорит: "Итак, мяч устанавливается на 11-метровой отметке". А мяч на самом деле еще не устанавливается - динамовцы только решают, кто будет бить. Корреспондент продолжает: "Итак, игрок подходит к мячу..." А игрок еще на самом деле не подходит. Корреспондент: "Итак, игрок разбегается, раз-бе-гается, разбега..." Короче, "разбегался" он минуты две. Зато когда мяч залетел в сетку, наш комментатор с такой силой закричал "Гол!", что его услышала вся редакция.

Эй, посмотри на табло!

О пагубности пауз говорит и спортивный комментатор канала "Мелодия" Алексей Меньшов. Он, правда, считает, что у "радиста" в плане творчества есть некое преимущество перед телевизионщиками.

- Телекомментатор смотрит на "картинку" вместе со всеми, а радиокомментатор ее создает, - размышляет Алексей Меньшов. - Поэтому ответственность у него, естественно, выше. Если ты сказал "Гол!", то слушатель не может тебе не верить. А я, например, один раз гола не заметил. Было это, когда "Зенит" играл на "Петровском" с волгоградским "Ротором". Я что-то записывал, готовился к очередному "включению", а в это время "Ротор" забил мяч в наши ворота. Если бы гол забил "Зенит", я бы, конечно, догадался об этом по реакции зрителей, а так... И вот говорю в эфир: "У нас по-прежнему 0:0, дело движется к ничьей..." Вдруг кто-то толкает меня в плечо: "Посмотри на табло!" С тех пор я никогда ничего не записываю.

Да, авторучка радиокомментатору ни к чему. Главное, чтобы под рукой было надежное средство связи. Так, спортивный комментатор "Радио Европа+" Алексей Петров, уже много лет комментирующий матчи "Зенита", отправился в 2002 году на чемпионат мира по футболу в Японию с редакционным мобильным телефоном, сравнимым по размерам с современным ноутбуком. Но на стадион его не пустили охранники. "Что это?" - спросили они, удивленно разглядывая агрегат. "Мобильный телефон", - признался Петров. "Не-ет, - рассмеялся японец, - мобильный телефон - это вот" - и он показал на маленький аппарат, висевший у него на плече на шнурочке. Пришлось комментатору нести свой мобильник обратно в автобус и пользоваться телефонами российских болельщиков. "Добрые были ребята, отзывчивые, - вспоминает Алексей. - А вот некоторые болельщики на стадионе так и норовят выхватить трубку из рук, чтобы изложить свою версию событий, происходящих на поле. Такое, например, случалось во Владикавказе".

В общем, жизнь у спортивных радиокомментаторов веселая. С чем мы их в День радио и поздравляем.

Фразы из спортивных репортажей

"Сейчас вы посмотрите опасный повтор голевого момента".

"Все грязные, потные, страшные - вот что такое наш футбол".

"Охрана на трибунах работает хорошо, судье ничего не угрожает, и он показывает все, что захочет".

"Из радости, что забил такому опасному сопернику, Баджо повесился на воротах".

"Сбивают игрока. Судья показывает, что помощь врачей уже не нужна".

"Это Куман. Возможно, вы узнали его кучерявые ноги".

"Эти две секунды счастья стоили ему многих потных годов".

"Широко играют футболисты "Ротора" - разбегаются по полю как тараканы".

"Команду оштрафовали за то, что защитник вошел в лежащего соперника уже после свистка".

"Зачавший голевую атаку Юран победно трясет животом. Он - беременный голами".

"У Варламова на майке 3-й номер, а на трусах - 9-й. С чем это связано, не могу объяснить, но вряд ли с размером".

Кирилл Легков