Мнения /
Интервью

11 мая 2005 13:54

"Пара судебных процессов – и с журналистским профсоюзом начнут считаться" - В.Петров

Имя нашего сегодняшнего собеседника не столь известно широкой публике, как имена популярных ведущих, к примеру, "Радио России", но его по праву можно назвать мэтром петербургской радиожурналистики. Долгие годы, проведенные в эфире на берегах Невы, принесли ему опыт работы в широком спектре информационных радиостанций, от заводской до зарубежной, и в самых разных политических условиях. Впрочем, радио – не единственный тип СМИ, в котором работал и работает главный редактор радиопрограмм и газеты "Открытый город" Валентин Петров.

Lenizdat.ru: Вы начали работать журналистом еще будучи студентом факультета журналистики ЛГУ. Трудно ли было совмещать работу с учебой? Каковы плюсы и минусы совмещения учебы и работы по специальности?

B.Петров: Когда мы пришли на факультет, зам декана Хазби Сергеевич Булацев, встречая нас, сказал: "Я поздравляю вас с тем, что вы прошли конкурс и поступили. И я хочу, чтобы вы запомнили, что неделя в редакции газеты стоит года на факультете журналистики". Мы выполняли эту его рекомендацию, хотя частенько он нас вызывал за прогулы.

Lenizdat.ru: И действительно оправдывается это мнение, с Вашей точки зрения?

B.Петров: Может, не в такой большой пропорции, но учиться без практики, я считаю, не имеет смысла. Если, конечно, учиться именно профессии, а не просто получить определенные знания, и после этого возглавить кафе или крематорий, как один выпускник нашего факультета.

Lenizdat.ru: В начале 1980-х годов вы работали на радиовещательной станции ФГУП "Завод им.Калинина". Почему Вы туда пришли?

B.Петров: В редакции радиовещания завода им.Калинина я работаю и до сих пор. Это дань уважения. Я учился на газетчика, был им и остаюсь, потому что сейчас издаю свою газету, но в начале тех самых 1980-х годов был уволен из "Ленинградского рабочего", где тогда работал, в связи со скандалом из-за материала о дамбе. В городские газеты не взяли бы – я был внесен в "черный список", а завод им.Калинина приютил меня. Поэтому, имея сейчас уже множество других работ, – я работаю даже на Германию – остаюсь там до сих пор.

Lenizdat.ru: Что Вы имеете в виду под работой на Германию?

B.Петров: Я уже год работаю корреспондентом в Петербурге для "Норд Дойче Рундфунк". Это северогерманское радио, которое вещает из Киля на север Германии и Швецию.

Lenizdat.ru: Выражаясь современным языком, радио завода ИМ.Калинина принадлежит к сфере корпоративных СМИ. Чем отличается специфика работы на "калининском" радио от работы на общественных радиостанциях?

B.Петров: Это мое маленькое кредо. Обычно журналисты где-то начинают, потом повышаются, потом еще повышаются, если Бог дает, совсем отрываются и уже не они принадлежат изданию, а издание борется за них. Я остаюсь, пытаюсь, по крайней мере, оставаться везде именно в силу этой самой специфики, потому что, когда ты работаешь в "большой" журналистике, ты не очень чувствуешь своей аудитории и уж совершенно точно ее не видишь. Работая в корпоративных и районных СМИ, ежедневно здороваешься со своими слушателями, получаешь оценку своей работы, и это чрезвычайно важно.

Сейчас у меня лежит договор о возобновлении муниципальной районной программы "Остров" на Васильевском острове. Она долгое время существовала, с начала 90-х годов XX века по начало нулевых годов XXI, а потом наступила монополия "Радио России", и эти программы прекратились. Сейчас, наконец, наше правительство поняло, что оно несколько поторопилось с уничтожением этих программ, потому что их корпоративному государственному радио, стало очень не хватать информации, а, стало быть, стало не хватать и интересности. Эти "маленькие" передачи, на самом деле, способствуют тому, что масса информации из районов, которую не успевают получать городские СМИ, в эти программы, а главное – в уши слушателей, попадает.

Lenizdat.ru: Есть отличия работы на "маленьком" радио тогда и сейчас?

B.Петров: Конечно, есть, потому что тогда работой руководил партийный комитет, а сейчас в этом смысле работой не руководит, в общем-то, никто. Хотя, честно говоря, я не ощущаю этой разницы. К тому, что выдавал в эфир я, было доверие, и это не только моя заслуга, но и заслуга тех людей, которые отважились взять меня, несмотря на присутствие в "черном списке".

Lenizdat.ru: Пришлось ли Вам почувствовать на себе советский стиль работы в журналистике?

B.Петров: Почувствовать стиль мне в обкоме партии дали, но я старался его избегать. Иначе, наверное, не смог бы работать в новой журналистике. Многие из моих ровесников, кто этим стилем заразились, в 1991-м себя почувствовали очень тяжело.

Lenizdat.ru: Как отразилась на Вашей профессиональной деятельности перестройка?

B.Петров: Перестройку сейчас очень серьезно недооценивают. Причина вот в чем: красные считают, что с нее начался переворот, а белые, будем говорить понятиями гражданской войны, считают, что с 1991-го началось что-то вообще новое, а то, что было до того, как они вышли на Дворцовую площадь требовать порулить, было ерундой, агонией той самой коммунистической системы.

Агонией это, в какой-то мере, было. С другой стороны, это было попыткой планомерного перехода к тому самому, к чему, в конце концов, перешли, но с очень серьезными издержками. Молодое поколение этого не почувствовало, оно стало взрослым уже в новых условиях, а для стариков (я в данном случае имею в виду тех, кто старше меня) это было очень серьезным моральным, экономическим ударом, у многих возникало ощущение, что жизнь прошла даром.

Я не переживал всех этих вещей, поскольку в оппозиции режиму находился с 17 лет. У меня как раз наоборот было ощущение, что, слава Богу, жизнь не прошла даром, все-таки недаром таскали по психушкам, недаром приходилось прятаться, и вообще все было как-то очень недаром. То, что Михаил Сергеевич Горбачев сделал на Пленуме 1985 года, было гораздо более серьезным поступком, гораздо более крутой жертвой, чем полупьяный Борис Николаевич Ельцин, вскочивший на башню танка в 1991-м. Тут уже была полная площадь сторонников, а в 1985-м Горбачев встал практически один, если Громыко не считать. И мы очень много положительного сейчас потеряли из периода с 1985 по 1991 годы. Поэтому, на мой взгляд, перестройка – это было здорово! 1991-й – это тоже было здорово. А вот тому, что началось после 1991-го, у меня оценки уже ниже.

Lenizdat.ru: Вы работали в газете, на радио, а теперь совмещаете работу в этих двух видах СМИ. Почему Вы не остановились на одном из них?

B.Петров: Это сейчас стало концепцией "Открытого города", который долгое время был только радиостанцией, и я на нем готовил и вел программы. Но, изначально выбрав газету во время учебы, все равно хотелось в газету. И тогда появилась мысль, и сейчас она осуществляется нами, что нужно иметь медиа-комплекс, потому что есть некая общая аудитория, которая будет следить за всеми СМИ, радио, газетой, телевидением, сайтом в интернете, но она узкая. А так каждое средство информации получает свою аудиторию, и, значит, те, кто эти четыре СМИ делает, а это, в общем, одни те же люди, получают в разы большую аудиторию.

Кроме того, когда разные СМИ исходят из одного источника, они еще и друг другу помогают. Например, наша газета печатает программу радиостанции, выдает ее частоту, потому что, хотя брэнд "Открытого города" достаточно раскручен, все равно появляются новые слушатели, кто-то уходит, кто-то приходит.

Lenizdat.ru: А как помимо анонсирования друг друга у "Открытого города" происходит информационное взаимодействие радио и газеты?

B.Петров: Разные средства информации имеют разные возможности осветить то или иное событие. Скажем, на телевидении готовится короткий сюжет плюс картинка и этого достаточно, по радио нужен более подробный рассказ, потому что люди это не видят. В газете то же самое можно не просто рассказать, а еще и проанализировать. Кроме того, у них разная степень оперативности. На радио мы часто с события выходим по телефону, обгоняя всех, по существу. Пресс-конференция еще идет, а мы подводим человека, который в ней участвует, к телефону, и этот человек выходит в прямой эфир радиостанции. Газета расскажет об этом событии через две недели, но уже иначе.

Lenizdat.ru: Какова периодичность газеты "Открытый город"?

B.Петров: Сейчас у нас не получается часто издавать газету, она выходит в среднем раз в месяц. Это связано не столько с нашим желанием, сколько с финансовыми возможностями.

Lenizdat.ru: Каким было радио "Открытый город", когда Вы пришли туда работать, и как оно изменилось за это время?

B.Петров: Оно менялось в соответствии с ситуацией. Вот, кстати, хороший показатель революции. В 1991 году это радио было единственным, которое говорило здесь на Северо-Западе, и говорило на стороне тех, кто был на площади. В 1993-м оно говорило в пользу тех, кто не стрелял из танков. Так что, когда утверждают, что была только одна революция 1991-го года, лукавят господа правые. Две было революции. Минимум. Если еще не считать события вокруг дефолта в 1998-м.

Lenizdat.ru: Оцените с Вашей точки зрения состояние, задачи и перспективы радио и газеты "Открытый город" на будущее.

B.Петров: Мы постараемся выжить, это единственное, что я могу сейчас сказать. Радиостанция в начале года промолчала 2 месяца, уже в пятый раз с 1992 года и, субъективно, по одному и тому же поводу: долги за передатчик. Они иногда растут, иногда сокращаются, но они существуют постоянно. Мы сначала зарабатываем деньги, и только потом, получив их от заказчика, можем расплатиться с передатчиком. Я не знаю, насколько наши сомнения объективны, но останавливают нас за долги, либо когда начинаются горячие выборы губернаторов, и мы слишком откровенно становимся на чью-то сторону, либо, как это было в первый раз в 1993-м, после того, как мы слишком откровенно сказали, что это позор для страны и демократии, когда стреляют из танков и когда единственное средство информации, которое это безобразие показывает на всю Россию - это Си-Эн-Эн (CNN), будто собственных телекомпаний нет. Ну а в этом году остановка совпала с выходом федерального закона № 122 и протестами, которые в связи с этим начались и до сих пор продолжаются. Я не могу утверждать наверняка, что это происходит умышленно, но закономерность очень четко прослеживается. Мы сейчас предприняли чрезвычайные меры, чтобы себя финансово обеспечить и обезопасить от таких ненужных остановок, поэтому будем продолжать жить, по возможности.

В интересах расширения комплекса средств массовой информации есть идея создания журнала. Нулевой номер, кстати, уже был в 2002 году, но тогда мы не нашли средств, чтобы появилась серия, а сейчас под нашу основную, экологическую, идею могут найтись деньги и на журнал.

Lenizdat.ru: Выступая 8 апреля на круглом столе, организованном порталом Лениздат.ру, Вы сказали, что пришли с мыслью о создании альтернативного – профессионального, а не творческого – союза журналистов. Расскажите подробнее, какой Вам видится суть такого союза и чем он должен отличаться от существующего?

B.Петров: Я не понимаю, честно говоря, и на круглом столе у меня оказались единомышленники, всевозможных нынешних союзов. Когда это существует для того, чтобы распределять путевки и писать справки для увеличения пенсии, то это, по существу, профессиональный союз, который и существует именно для социального обеспечения людей определенной профессии. А если разобраться, то, по большому счету, функции творческого он и не выполняет. Какие-то заседания, секции и семинары по-прежнему проходят, но для того, чтобы опять же увидеть старых знакомых, попить с ними кофе или чего-нибудь крепче. Никакого творческого взаимодействия эти союзы не обеспечивают и к этому, в общем, даже и не стремятся. Хотя очень стремятся к тому, чтобы называться творческими, особенно наш Союз журналистов, и чтобы никто не сомневался, очень слово "творческий" сильно подчеркивается.

Настоящий, не формальный профессиональный союз нужен с сугубо утилитарными целями, и не надо этого скрывать. Если ты принадлежишь к журналистской корпорации, и тебя кто-то обижает, значит, корпорация всей своей мощью, а мощь на самом деле у нас за спиной очень серьезная, встает на защиту вне зависимости от политических убеждений. Представьте себе, что не два-три СМИ одинаковой с этим журналистом политической направленности, а все средства массовой информации вдруг грянут! Заколеблется любое правительство, орган или губернатор, потому что они испытывали силу слов.

Lenizdat.ru: Кто, по-Вашему, должен возглавлять такой союз, руководить им?

B.Петров: В организации этого всего, конечно, должен стоять журналист. И причем это должен быть очень известный журналист, потому что, когда возникнет эта новая организация, естественно, встанет вопрос о доверии к ней. А доверие к ней на первых шагах будет определяться доверием к человеку, который за это возьмется. Но он должен объективно перестать быть журналистом и взвалить на себя только организационную работу.

Lenizdat.ru: Каким не должен быть новый союз?

B.Петров: Творческий союз, который есть сегодня, я и прежде не особенно уважал, не состоял в нем и не состою. Но для меня эта организация перестала существовать, во-первых, когда жена одного из погибших коллег получила в этом союзе в качестве вспомоществования 1000 рублей. А во-вторых, когда на пресс-конференции по поводу предыдущего, еще не юбилейного, конкурса "Золотое перо", назвали длинный список спонсоров, а в этом году он был еще длиннее, и сказали, что эти самые спонсоры будут вручать свои премии "своим" журналистам.

Lenizdat.ru: Нынешний союз журналистов создавался еще при советской власти, когда и журналистика существовала в других условиях. Практически все нынешние СМИ принадлежат коммерческим структурам. Как скажутся, на Ваш взгляд, интересы хозяйствующих субъектов на создании и развитии альтернативного союза?

B.Петров: Независимость человека или людей, которые будут во главе этого профсоюза, должны будем обеспечить мы сами, журналисты. И прежде всего, его финансовую независимость. Нужны будут взносы, на которые профсоюз должен будет жить и работать.

Lenizdat.ru: На начальном этапе потребуются серьезные вложения. Откуда взять эти средства?

B.Петров: Во-первых, дело зависит от количества журналистов, изъявивших это желание и тогда, соответственно, и величина взноса будет регулироваться. Во-вторых, существует понятие вступительного взноса, который платится один раз, но в серьезном размере. В-третьих, я не такой уж крутой противник спонсоров, но здесь, на мой взгляд, должен быть соблюден принцип, благодаря которому нище, но живет "Открытый город" и никому при этом в рот не смотрит: этих спонсоров должно быть много. Должно быть продиктовано изначально, что у нас нет хозяев, у нас есть партнеры. Пусть каждый внесет по 5-10% в создаваемое сообщество, и тогда любому можно будет сказать: "Ты считаешь так, а 19 других считают иначе. Если ты будешь настаивать на своей точке зрения, то возьмешь назад свои деньги и пойдешь отсюда навсегда". На этом обычно дискуссия завершается.

Lenizdat.ru: Оцените с Вашей точки зрения сегодняшнее состояние и задачи петербургских СМИ.

B.Петров: Мне не по статусу ставить задачи петербургским СМИ. Они сами в достаточно большом количестве ставят себе задачи и решают их. Насколько эти задачи соответствуют нынешнему состоянию общества, мы отчасти оценили на круглом столе и пришли, по-моему, все к одному выводу: что дотягиваем мы пока до того, что от нас ждет общество. Застой есть, но в основном по нашей вине, потому что на самом деле в городе идут очень серьезные процессы. Есть и сопротивление, и оппозиция, а мы этого либо не видим, но тогда мы плохие журналисты, либо мы это не можем осветить по тем или иным причинам, но тогда мы вовсе не журналисты.

Возникла тенденция превращать журналистов в рабов. Я столкнулся со схемой, когда человеку говорят "если ты где-нибудь опубликуешь это, мы тебя выгоним". Но какие бы большие гонорары ни платили в некоторых изданиях, а в большинстве и называть совестно, гонорар – это плата за одноразовое (!) использование творческого продукта журналиста. Если издание хочет получить исключительное право на публикацию, то это стоит других денег и оформляется уже не трудовым соглашением, а договором с автором. И это в соответствии с российским, пусть и ущербным, но законодательством.

Поэтому нам нужен профсоюз, для того, чтобы мы это знали, ведь многие просто не знают свои права, и чтобы была организация, которая могла бы сказать руководителю СМИ, что он не уволит журналиста, а если уволит, то восстановит на работе и еще и компенсацию выплатит. Пара успешных судебных процессов против особо "выдающихся" СМИ с участием профсоюза, и с ним начнут считаться.

Lenizdat.ru: Существует ли сегодня в Петербурге независимая пресса и что нужно сделать, чтобы СМИ стали действительно независимыми?

B.Петров: Слово "независимая" - очень тяжелое. Смотря, что под ним понимать. Я, например, считаю, что работаю в независимом СМИ, но мне часто говорят: "Пусть тебе платят деньги 20 дядек вместо одного, но это все равно значит, что ты поешь песню, которая им нужна". Да, я пою песню, которая им нужна, но – в тех материалах, которые они купили. При этом в моей газете или радиопрограмме совершенно четко обозначено: вот это куплено. А когда я выхожу в эфир и говорю, что у микрофона журналист Валентин Петров, когда в газете публикуется статья или "шапка" наверху полосы, это не куплено никем, там идет выражение моей позиции и позиции других авторов, которые от меня не зависят опять же. Мы можем ниже написать, что мы не согласны с чьим-то мнением, когда мы категорически с ним не согласны, но мы все равно опубликуем, если это интересно и остро. И такие материалы занимают в моей газете не менее 3/4 площади, как должно быть по закону, в противном случае мы бы стали рекламным изданием.

Если такие 3/4 существуют, а 1/4, которая заказана, четко обозначена, я считаю, что это независимое СМИ. А когда ничего не обозначено, и издание в одну дудку дует, оно сколько угодно может называться независимым, для всех очевидно, что кто-то один за это "дудение" платит.

Надежда Алексеева