Мнения /
Интервью

7 июля 2005 17:39

"Мы не ищем поводов для критики во имя критики" - Н.Донсков

Высказывать свое мнение и бороться за благополучие граждан можно по-разному. Кто-то идет на митинги, кто-то забрасывает различные инстанции гневными письмами, а кто-то открыто и публично выражает то, что думает. "Новая газета" – одно из тех СМИ, которое может вызывать интерес и доверие или же, напротив, злобу и раздражение. Последнее, как правило, присуще тем, о ком в ней пишут. Нередко это издание называют оппозиционным, но главный редактор "Новой газеты в Санкт-Петербурге" Николай Донсков не согласен с такой характеристикой.

Lenizdat.ru: Что для Вас означают понятия "независимое СМИ", "свобода слова"?

Николай Донсков: Не буду открывать Америку, есть хрестоматийное понятие свободы слова, с которым я вполне согласен. Это – возможность публично выражать свои мнения и убеждения в печати и СМИ. Свобода слова, кстати, – одно из основных политических прав граждан, которое гарантируется российской Конституцией. Независимое СМИ – это то, которое в полной мере обеспечивает конституционные политические права граждан: право на получение информации и свободу слова. Естественно, это СМИ неподцензурное, не подверженное идеологическому давлению извне.Можно, конечно, рассуждать о том, что абсолютно независимых СМИ не существует в природе. Всегда есть определенные границы: юридические (рамки закона), социокультурные (принятые в обществе традиции и нормы), этические (включая корпоративную этику), эстетические, есть интересы читателя, формат издания, наконец. В то же время ясно, что у нас этот вопрос подразумевает очевидно политический подтекст: может ли СМИ не испытывать давления со стороны государства, неких влиятельных кругов (персон), оставаться неподцензурным? На мой взгляд, ответ очевиден: может. Хотя это не просто. И очень во многом зависит от позиции руководства СМИ – издателя (владельца издания) и главреда. Но вот руководители СМИ (в первую очередь главреды), как показывает опыт, далеко не всегда готовы бросаться на амбразуру, отстаивая свою позицию, легко соглашаются с "вышестоящим мнением", подстраховываются с помощью пресловутой самоцензуры… Если говорить о себе, то могу сказать, что мне в этом смысле везет. Звонков из Кремля или Смольного по поводу того, что и как нужно освещать, нет. Разногласий с издателем тоже нет, поскольку наши взгляды и образ мысли по принципиальным вопросам едины. Так что никаких проблем со свободой слова в "Новой газете" нет. Другие проблемы – разумеется, есть, а такой – нет. А если говорить еще шире, не о профессии, а о жизни вообще, то могу сказать про себя, что мне везло всю жизнь. Я всегда говорил то, что считал правильным, делал то, что считал нужным, то, что хотел, и то, что мне было интересно. Говорю это без преувеличения, это действительно так. И еще говорю без преувеличения, что это редкое везенье, счастье. При этом, правда, надо помнить об одной мелочи. Отдавать себе отчет в том, что за всё в жизни надо платить. Свобода – самое дорогое, что есть у человека. Соответственно и цена.

Lenizdat.ru: Нередко журналисты путают независимость с оппозиционностью. Чем эти понятия отличаются?

Н.Донсков: В нынешних реалиях и в принятой терминологии независимость и оппозиционность – близнецы-братья. Так уж у нас в стране сложились обстоятельства. Хотя мне не нравится, когда, к примеру, "Новую газету" называют оппозиционной. Оппозиционной к кому? К власти? Так ведь критичность прессы в отношении власти – видовой признак прессы. Она и не должна быть угодливо лояльной, не должна беспрестанно излучать отчаянный социальный оптимизм. Пресса по определению должна подмечать узкие места, исследовать проблемы, а не нивелировать их в общественном сознании. При этом вряд ли стоит называть такую прессу оппозиционной. Она совершенно лояльна в отношении гражданского общества (но, конечно, не власти!), является неотъемлемой частью этого общества, его инструментом.

Lenizdat.ru: Есть ли в Петербурге, России независимые СМИ?

Н.Донсков: Есть, но мало. И, к сожалению, их становится меньше. Хотя всё, конечно, зависит от терминологии. Например, если судить по формальным признакам, то можно сказать, что чуть ли не все СМИ у нас – независимые. Ведь под зависимостью чаще всего понимают зависимость от государства, а государство как таковое является собственником лишь незначительного числа СМИ. В то же время, используя разнообразные рычаги политического и экономического давления, неформально государство и многочисленные подконтрольные ему структуры в большей или меньшей степени контролируют подавляющую часть СМИ.

Lenizdat.ru: Влияет ли тип СМИ (печатное, электронное и т. д.) на формирование политической позиции редакции?

Н.Донсков: На формирование политической позиции редакции вряд ли. А на формирование редакционной политики – безусловно. Разница в том, что первое из этих понятий – политическое, а второе – профессиональное. Но если имеется в виду все же именно политическая составляющая, то можно говорить о том, что, например, печатные СМИ находятся в меньшей зависимости от кремлевского "большого брата", чем телевидение. И это понятно: массовость, аудитория "голубого экрана" несравнимы с газетой. По этой причине идеологи власти обращают куда меньше внимания на газеты. И в этих условиях печатному изданию проще быть независимым. Впрочем, при желании (и необходимости) закрутить гайки в отношении "особо отличившихся" газет (или отдельно взятых редакторов, журналистов) тоже не составляет никакого труда – что мы периодически и наблюдаем. Еще проще, чем в газете, быть независимым в интернете. Хотя и это не панацея. Политтехнологи власти уже давно оценили потенциал сети и умело этим пользуются – создавая собственные электронные информационно-пропагандистские ресурсы, используя адресный вброс информации и дезинформации на уже имеющиеся ресурсы.

Lenizdat.ru: Какова, на Ваш взгляд, должна быть позиция СМИ по отношению к власти?

Н.Донсков: Критичной. СМИ должно внимательно вслушиваться в декларируемые властью намерения и пристально всматриваться в ее реальные дела – и критически оценивать и то и другое. Для того, чтобы зрители, слушатели, читатели (иначе говоря, граждане) могли анализировать, делать выводы. Это по определению задача прессы как инструмента гражданского общества.

Lenizdat.ru: Можно ли ожидать, что "Новая газета" оценит положительно какой-нибудь шаг власти, или газета подмечает только ошибки и некомпетентность власти?

Н.Донсков: Мы не ищем специфических поводов для критики просто во имя критики. Но ситуация такова, что власть сама постоянно дает слишком много поводов для критики, мимо которых мы, естественно, не можем пройти.

Lenizdat.ru: Как чиновники реагируют на запросы и обращения "Новой газеты"? Насколько оперативно и развернуто предоставляют информацию, не включена ли газета в игнор и т. п.?

Н.Донсков: Я бы не сказал, что существует какая-то глобальная система игнорирования "Новой газеты". Многие чиновники, кстати, даже самостоятельно предоставляют нам информацию, присылая в редакцию письма, – как реакцию на ту или иную публикацию. Письма, разумеется, чаще всего недовольные, но это не так важно. Важно то, что в них нередко (хотя и не всегда) есть крупицы какой-то новой информации. Конечно, зачастую приходится сталкиваться с ситуацией, когда кто-то наотрез отказывается с нами общаться. Но и это не беда. Всегда находятся альтернативные источники информации. Часто в качестве таких источников выступают люди, искренне болеющие за свое дело, которые не хотят мириться с недостатками, но в силу сложившихся политических, служебных обстоятельств не могут говорить об этом открыто. Таких людей немало. И это вселяет уверенность в том, что не все так уж безнадежно на этом свете. И это дает нам возможность работать. Однажды один из таких людей после публикации позвонил мне и поблагодарил за статью, сказав, что, хотя он уже и получил выговор от начальства (это было в уважаемом энергетическом ведомстве) за то, что общался с журналистом, но он об этом не жалеет, потому что все, что написано, – правда. После недолгой беседы по телефону он спохватился и добавил: "Только, пожалуйста, никому не говорите, что я вам звонил, а то меня уволят. Но все равно большое вам спасибо". Вот такие "моменты истины" вселяют уверенность в том, что мы на верном пути, что мы работаем не зря.

Lenizdat.ru: У кого (чиновника, структуры и т. п.) сложнее всего получить информацию?

Н.Донсков: Сложнее всего получить информацию у того, у кого ее нет, будь то чиновник или структура. То есть если этот самый чиновник или структура делает вид, что проводит бурную деятельность, а за этим скрывается пустота. К сожалению, таких чиновников и структур немало. Если же говорить о том, с кем сложнее всего общаться психологически, то это, наверное, или прожженные фанатики, которые слышат только самих себя, или прожженные (и специально подготовленные) службисты (к примеру, офицеры спецслужб). Хотя получить любопытную информацию вполне возможно и у них. Не стоит забывать и о том, что существуют определенные вполне универсальные методики общения, позволяющие разговорить собеседника, раскрутить тему, – ими владеет (на сознательном или на интуитивном уровне) любой профессиональный журналист.Наконец, не стоит забывать и то, что любой ответ, даже его отсутствие – уже ответ. Это та информация, с которой можно (и нужно) работать. Любое слово, произнесенное (и даже не произнесенное) в присутствии журналиста, может быть использовано в работе.

Lenizdat.ru: Предпринимались ли различными структурами какие-либо действия, чтобы прекратить выпуск газеты или помешать ему?

Н.Донсков: Высказывались такие намерения на словах. До дел не доходило. Бывали курьезные случаи. К примеру, как-то в одном уважаемом органе петербургской власти появилось намерение прекратить распространение газеты в местном газетном киоске. Когда я об этом узнал от представителя этого органа власти, то искренне порадовался и сообщил, что это – великолепный рекламный ход для газеты, что мы будем регулярно писать о том, как питерская власть запретила распространение "НГ". Через двадцать минут мне сообщили о том, что предполагаемое "запретительное решение" отменено.

Lenizdat.ru: Сталкиваются ли сотрудники газеты с угрозами в свой адрес?

Н.Донсков: Бывает, сталкиваются. На этот случай есть определенный набор профессиональных "правил безопасности", которыми при возможности не надо пренебрегать. Правда, такая возможность существует не всегда.Бывают случаи, когда некие лица не то чтобы угрожают, а присылают своего рода "черную метку" – дескать, знай, ты у нас под колпаком. К примеру, после ряда публикаций антинацистского, антирасистского толка мне в почтовый ящик стали регулярно подкладывать одну "коричневую" газетенку. Вероятно, это и был своего рода знак: мол, мы тебя знаем, знаем, что делаешь, где живешь. Один раз так же, на дом принесли судебную повестку (хотя мой домашний адрес не имеет ничего общего с редакционным). Подал в суд в связи с публикацией бывший сотрудник ФСБ, замеченный в связях с криминалитетом. (Между прочим, суд он проиграл. Кстати, дело рассматривалось в печально известном московском Басманном суде).

Lenizdat.ru: Московская редакция оказывает сильное влияние на тематику петербургских полос?

Н.Донсков: Москва не оказывает практически никакого влияния (в смысле давления, контроля) на тематику питерских полос. У нас существует договоренность о следовании формату издания, она нами выполняется, и это вполне устраивает московскую редакцию. В остальном мы можем делать все, что сочтем нужным. Но, повторяю, это происходит не потому, что кто-то вызывает на ковер, накачивает, ставит на вид. Это происходит совершенно естественно и органично – просто потому, что мы одинаково мыслим. Вообще нам представлено максимум свободы во взаимодействии с головной редакцией в Москве. (Кстати, это сильно отличается от общепринятых взаимоотношений других федеральных изданий с региональными представительствами.) Нам даже предоставлено право самим решать, какие федеральные (московские) полосы снимать и заменять их региональными полосами для петербургского выпуска газеты. Никаких минусов в таком положении дел я не вижу, одни плюсы.

Lenizdat.ru: Есть ли на данный момент перспектива увеличения числа независимых СМИ в Петербурге, России?

Н.Донсков: Сегодня я такой перспективы не вижу. Возможно, число независимых СМИ могло бы увеличиться с увеличением числа изданий, финансируемых иностранным капиталом. Ведь этот капитал уже по факту своего происхождения независим от российских госструктур. Хотя иностранцы не слишком охотно идут на российский медийный рынок. Причины понятны: чрезмерная политизированность этого бизнеса в России, его чрезмерное огосударствление, непонятные и изменчивые правила игры. К тому же многие наши политики, в первую очередь законодатели в Госдуме, постоянно твердят о том, что нужно ввести запрет на иностранные СМИ в России. Вряд ли такого рода высказывания могут породить у иностранцев повышенный энтузиазм.

Lenizdat.ru: При каких условиях, обстоятельствах это может произойти?

Н.Донсков: Когда изменится Россия. Только когда?