Медиановости

19 августа 2005 18:06

Михаил Быков: Новости играть нельзя

Старейший диктор петербургского телевидения считает, что со зрителями надо вести себя доверительно, но строго.

Уже тридцать пять лет Михаил Александрович на экране. Сегодня он трудится на Региональном телевидении и считает, что лучшие годы еще впереди... Мы встретились с Быковым за чашкой кофе в телецентре на улице Чапыгина. Именно здесь, среди своих собратьев телевизионщиков, Михаил Александрович чувствует себя дома. Все вокруг здороваются, узнают, кивают и улыбаются.

Эфир начинается с уборщицы

- Михаил Александрович, личность оператора - посредника между вами и зрителями имеет для вас значение в работе?

- Конечно, среди них многие стали моими друзьям. С одной стороны, это хорошо, а с другой стороны - плохо. Другу, приятелю уже не попеняешь на некачественную работу. На американском телевидении, например, нет понятия приятельства. Там качество работы зависит от суммы, которую платят. А вообще для меня первый человек на телевидении - это уборщица. Важно с чего начинается день, хорошо, если с доброжелательного, радушного "здравствуйте"...

- Вы с самого начала хотели работать на телевидении, в театре?

- Всегда был публичен, мог о себе заявить. А жизнь так сложилась во многом благодаря маме, которая очень хотела, чтобы я пошел по актерской тропе. А я не хотел. Мой дед служил пожарным, и я тоже мечтал бегать с огнетушителем. Отец был военно-морской пограничник, и мы жили на Севере. До 11 лет не видел трамвая и когда приехал в Ленинград, сначала напоминал белую ворону. Правда, во дворе я вел себя уверенно. Драться-то на Севере научили! После восьмого класса строгий отец отправил меня - сына-хулигана - в техникум холодильной промышленности. Именно там всерьез увлекся театром, встретился с творческими людьми, с Михаилом Мишиным, Анатолием Малкиным. Потом, уже после армии, учился в Театральном. Когда-нибудь я напишу книгу и расскажу в ней о людях, с которыми посчастливилось общаться, работать. Она будет называться "Книга без конца".

- А что с телевидением?

- Ну, это не профессия, это судьба. Сначала меня не туда взяли. Работал на радио, получал треху за каждый выпуск новостей. Отличные деньги! Потом меня перевели на телевидение, выдавали полноценную зарплату, чему был очень рад и горд.

- Скажите, а обязательно ли диктору быть артистом?

- Артистом быть полезно. Но, например, новости играть нельзя. Это вещь доверительная, но застегнутая на все пуговицы пиджака. Я терпеть не могу, когда ведущий на экране в рубашке с длинными рукавами и при этом в галстуке. В Европе, например, диктор всегда выходит в пиджаке. Если лето и жарко, то пиджак светлый. Раньше нам вольности просто запрещали. Мы должны были быть застегнутыми на все пуговицы. Это, по-моему, неплохо, это дисциплинирует. К сожалению, потом решили, что все дозволено и, кстати, забыли, что из речи дикторов во многом формируется язык нации. Начались ошибки в ударении, произношении.

Диктор - это друг

- Сейчас работать диктору стало легче?

- Может быть. Сейчас есть, например, телесуфлер - красота! Но дело в том, что любой компьютер может зависнуть... и тогда текст поплывет. Бывало, что отказывали суфлеры, и я совершенно спокойно читал по бумаге. Никто технических сбоев не замечал. Молодые девочки-дикторы обычно в таких случаях теряются. А я всегда их, между прочим, учил, что рядом должна быть подсказка. И не "курябки", которые разобрать никто не сможет, а нормальный, четко напечатанный текст.

- Какие качества самые важные у диктора?

- Доверительность. Зритель хочет видеть в нем друга. Сейчас произошли изменения, и исчезла та средняя "тетя Маша", из-за которой все новости выглядели одинаковыми. Хотя, по сути, новости и сейчас одинаковые, (главные события в мире телеканалы получают по новостным лентам), но дикторы разнообразно их подают, и лица их, глаза разные... У меня дома лежит около двухсот писем. Пишут старички, старушки. Они рассказывают мне о своих бедах, ждут от помощи. И мне их жалко. Вот только помочь я не в состоянии...

- Кем бы стали, не попади "в кадр"?

- Не знаю... Наверное, с работой повезло. Вы даже не представляете, сколько у меня друзей-артистов, которые завидуют Быкову-телеведущему. Скорее всего, я просто был поставлен в безвыходные условия. Работал в Рязанском ТЮЗе и сыграл там очень много ролей. Потом театр закрыли, и я вернулся в Ленинград. И как говорят, оказался в нужном месте в нужное время.

- Вы такой везунчик?

- Не знаю, автомобиль вот никогда не выигрывал (смеется). И в лотерею тоже. Разве что давным-давно косметические наборы. Но всегда любил играть в карты. Могу сказать, что 15 лет назад был профессиональным картежником. Последний раз проиграл пять тысяч рублей. Столько стоили "Жигули". Сразу понял, надо завязывать.

Не нужны мне эти деревья

- Как вы познакомились с женой?

- Я тогда уже развелся с первой своей супругой (она балерина), работал на радио. Людмилу встретил в компании общих друзей. Я могу читать стихи, играть на гитаре... У меня же удивительный голос! Думаю, голосом она была очарована.

- Расскажите о дочери...

- Марианна великолепно знает английский, китайский. Окончила Институт культуры. Факультет культурологи. Сейчас занимается переводами в фармацевтической фирме.

- Говорят, эфир, как вампир, отбирает у человека всю энергию, вы не устали ее отдавать?

- Некоторые мои родственники, знакомые, друзья не из театра считают, что полчаса в эфире посидеть - это легко! А, между прочим, когда-то на нас ставили датчики. У ведущего и у режиссера на пульте приборы показали предынфарктное состояние! Раньше-то нам как на вредном производстве - молоко давали! Но привыкаешь к такому состоянию и потом без него не можешь жить. Вот я сейчас на даче был, отдыхать две недели осталось, и я уже дергаюсь - мне работы не хватает. Не нужны мне эти деревья, залив, вид чудесный. Думаю, сам образ жизни заставляет организм подстраиваться под заданный ритм.

Три года читаю новости в семь утра. Конечно, не всегда радостно. Встаю, иду на работу и думаю: "На фиг мне все это надо!" Но когда включается камера, в наушники говорят, что в эфире, понимаю, что вот она - настоящая жизнь. А когда показывают не тот сюжет и потом просят как-то загладить неловкость перед зрителями... тогда тот самый адреналин заставляет сердце биться чаще.

Я ненавижу все эти юбилейные даты. Хочется продолжить свою жизнь дальше и лучше. Но иногда думаешь, ну, вот уже и привет, шпалы заканчиваются. И тогда начинаешь отсчет назад. На следующий год мне будет 59, потом 58...

Кстати

Голос Михаила Быкова был в свое время очень популярен в Ленинграде. Где только его не использовали! С развитием метро возникла потребность озвучивать остановки. "Ох, как давно это было! - вспоминает Михаил. - Кажется, год 1976 или 1977-й, точно не помню. Не знаю, чем я так приглянулся метрополитену. Что-то есть, наверное, в моем голосе индивидуальное. Да и работу я свою всегда делал быстро. Сейчас, когда еду в метро, слушаю себя, как все, без эмоций, а первые несколько лет был не в своей тарелке. Заглядывал людям в глаза: "И что они там про меня думают?"". Позже в метро появились голоса других дикторов, а баритон Михаила Быкова остался вещать только на линии номер два.

Мария Заболоцкая