Медиановости

25 января 2006 17:47

Ирада Зейналова: Уже знаю, как кони ходят

Корреспондент программы "Время" ("Первый канал") Ирада Зейналова универсальный репортер: и об открытии новой выставки расскажет, и о пожаре, и о теракте. И все сделает профессионально.

- Без репортажей программа новостей не получится?

- Когда я начинала на телевидении редактором, муж (корреспондент "Вестей" Алексей Самолетов. - Авт.) уже был репортером. Он говорил: "Репортаж - король новостей". Я тогда не понимала разницы между репортажем и материалом, который можно написать, сидя в редакции, но сейчас знаю: главное - детали, о которых может рассказать только очевидец.

И очень важно взаимопонимание между репортерами и ведущими. Ведущие могут приподнять любой, даже очень средний сюжет и так же легко убить самый классный репортаж. Если ведущий неправильно "продал" материал, сам рассказал самое интересное - сюжет убит.

- Со стороны кажется, что есть репортерское братство между корреспондентами разных каналов. Но важно и не разболтать друг другу секреты...

- Да, на мой взгляд, всегда нужно пытаться подставить плечо, даже репортеру другого канала: сегодня ты поможешь - завтра тебе. Но поскольку каналы конкурируют, зерно эксклюзива, которое считаем самым вкусным, оставляем при себе. Самое смешное, когда на это "вкусное зерно" вдруг приезжают все, кто тоже тебе о нем не сказал, посчитав самым вкусным... Об интересах канала мы всегда помним и эксклюзив храним, как мать ребенка не бережет.

- Как приняли вас коллеги на "Первом" после вашей работы в "Вестях"?

- Достаточно доброжелательно, поскольку уже знали меня. Там отличные репортеры, очень талантливая молодая команда. Дирекцию информпрограмм возглавляет Кирилл Клейменов - человек, знающий технологию изнутри, а не просто управленец, что важно.

- Становитесь в работе менее восприимчивой к трагедиям?

- Теперь я знаю, как отработать ситуацию с заложниками, гуманитарной катастрофой, единичной смертью...

Но самое тяжелое - детское горе. Тогда давишь в себе и мать, и женщину. Нельзя начинать говорить, сразу прибежав на место - только после того, как оглядишься. На Дубровке я сгоряча вывалилась в эфир и начала городить все подряд. А во время захвата заложников многое рассказывать нельзя. Но тогда мало у кого был опыт работы в такой ситуации, все лепили что угодно. Мне теперь неловко за то, как я отработала трагедию "Норд-Оста". Удалось не повторить этого в Беслане. Да и советы мужа, работавшего на захвате больницы в Буденновске, не прошли даром.

- Самолетов до сих пор оценивает ваши репортажи?

- Он лучший из всех, кого я встречала. Не потому, что мой муж, а потому что человек рожден репортером. Журналистов много, но новостником нужно родиться - это реакция, память, выносливость... Когда он говорит: "Ир, ну ничего сюжет, нормальный", я понимаю, что недотянула. Меня сколько угодно могут хвалить на летучке, но если Самолетов сказал "ничего", значит, могла бы лучше. Зато, если он скажет, что материал великолепный, меня никто не переубедит - доверяю мнению мужа.

- Вы в "Вестях" работали с Маргаритой Симонян, ставшей главой канала "Russia Today". Как ей удалось так рвануть?

- Марго, несмотря на то, что я старше ее на 8 лет, моя близкая подруга. Мы познакомились на наводнении в Новороссийске. Мы, репортеры, сидели, уставшие, на ступеньках мэрии: целую ночь летели, все отработали, трупы видели... Вдруг появляется маленькая девочка, которая ехала из Краснодара и по пути снимала материал. Подходит с оператором - здоровенным мужичиной, который еле ползет. Снимает босоножки, заходит в центр лужи перед мэрией, а лужа ей выше колена - у Марго рост меньше 160 см, держит обувь в руках и говорит: "Здесь я буду писать стенд-ап (крупный план репортера с микрофоном. - Прим. ред.)". Мы все были около этой лужи, но не додумались.

Мы с ней знакомы 4 года, и я ни разу не видела, чтобы она кого-то подставила. Она не совершала умышленно мерзких поступков, а это уже немало. Пройти по головам легко, а не пройти по головам и дойти туда же - особенный талант.

- Говорят, жизнь корреспондента - до 35 лет. А что потом?

- У меня есть одна мечта. Я считаю, что главное в жизни - интеллект, и основное, что человек преодолевает - вялость своего интеллекта. Умный человек подсказал: надо снять фильм о шахматах - самом ярком проявлении интеллекта. Это состязание двух мозгов, в котором выиграет только один. Если бы я смогла придумать, как это сделать (а я, честно говоря, уже литературу прочла и даже знаю, как кони ходят), наверное, сразу бы сняла этот фильм. Команда у меня есть, а мозгов пока не хватает... Значит, от собственной лености я еще не избавилась. С

Ольга Сабурова