Медиановости

27 февраля 2006 19:13

"Мама недавно увидела по телевизору анонс его фильма и просто "оцепенела". Фрагменты интервью Ильи Зимина, данного "Вечерке" год назад

Одно из последних интервью Илья Зимин дал корреспонденту "ВМ" Оксане Нараленковой. Мы публикуем отрывки из него. И еще одну - просто мистическую историю, которая не вошла тогда в материал. Илья как раз вернулся из командировки в Японию, где снимал материал для своего фильма "Вирус смерти". И рассказал, что придумал к нему очень интересную подводку - он ложится в гроб, его закрывают крышкой, а потом гроб опускают в могилу. Илья признался, что сомневается - ставить такой эпизод в фильм или нет, говорил, что друзья отговаривают, мол, сниматься в гробу - плохая примета. Но репортер в нем опять победил...

- В одном из репортажей тебе приходилось переходить китайскую границу без визы. После этого проблем с правоохранительными органами не возникло?

- Дело в том, что то, что мы сделали, было практически в рамках закона. Житель нашего Дальнего Востока может без проблем поехать в Китай. Другое дело, что мы как журналисты немножко схитрили. Не более того. Причем я-то был уверен, что таким образом можно добраться только в приграничные районы, а оказалось, что без визы можно спокойно проехать до Шанхая.

- Вспомни самый экзотический опыт, который пришлось пережить?

- В Пакистане у нас была просто криминальная история. Как раз начиналась война в Афганистане. Мы снимали материал про то, как пуштунские племена торгуют оружием. В Пешаваре нашли молодежного лидера этих пуштунов, который согласился провести нас тайными тропами на горную базу торговцев оружием. Он нам назначил цену, и мы его наняли в качестве "гида". Эпизод получился неплохой: мы сняли, как продают не только оружие, но и наркотики. На обратном пути этот проводник объявляет, что денег недостаточно, мол, надо еще. А у нас нету! Он говорит: ну тогда отдавайте оборудование, телефоны, все, что у вас есть. То есть нас практически взяли в заложники. И тогда мы стали говорить с апломбом, что сейчас вот мы позвоним, и Россия поднимет свои истребители. Только так нам удалось вырваться.

- Близкие, наверно, за тебя жутко переживают?

- Мама особенно. Вот недавно мне позвонила. Увидела по телевизору анонс моего фильма, где я стоял с поднятыми руками и меня обыскивали вооруженные люди. Она просто оцепенела.

- Родители сейчас в Москве?

- Нет, в Хабаровске. Вообще-то я в детстве мечтал стать хирургом, это мама сподвигла меня на журналистику. А мне вот недавно сон приснился, что я операцию делаю. Думаю, из меня хороший бы хирург получился. Но тогда была перестройка. Информационные войны, престиж профессии. Это сейчас журналистов не любят за вранье. Хотя, может, это я и слишком.

- Илья, есть что-то, что мешает жить?

- Я стараюсь смотреть на жизнь проще и действовать по принципу "делай, что можешь, и будь, что будет". Что мешает? Сейчас скажу... Чрезмерно увлекаюсь спиртным. Наутро понимаю, что не следовало бы. Похудеть еще не мешало бы, ну и... сугробы на улицах.

Владимир Соловьев, ведущий НТВ: "Он не снимал репортажи, за которые могла наступить такая жестокая расплата"

- Я очень хорошо относился к Илье, он был блестящим профессионалом, замечательным человеком. То, что случилось, - ужасно. Я не знаю пока подробностей этого события, надеюсь, что как только у правоохранительных органов появится информация, ее тут же сообщат нам. Но помню жуткую историю, которая произошла с Ильей год назад. Не могу пока делать выводов и связывать эти два нападения...

- На НТВ предполагают, что это убийство связано с журналистской деятельностью Ильи?

- Как любое убийство, это очень печально, тем более когда погибает молодой, талантливый журналист. Что касается версий, то профессия Ильи безусловно наталкивает на определенные предположения. Когда речь идет о журналисте, первая мысль: причиной стала его профессиональная деятельность. Вторая - образ жизни. С другой стороны, это можно сказать о каждом человеке.

- Как вы считаете, это убийство будет расследоваться более тщательно?

- Нет разницы между обычным преступлением и гибелью известного человека. А если врачу заплатить больше денег, он что - операцию сделает лучше? Это вопрос профессионализма милиции, а не личности убитого. И я ни в коем случае не подвергаю сомнению компетентность наших органов. Все зависит от того, какие улики найдут на месте преступления. Хотелось бы надеяться, что убийство будет раскрыто. Но это же не вернет Илюшу. Даже если правосудие восторжествует, замечательного парня и одаренного журналиста уже не будет в живых.

- Как вы считаете, в репортажах Ильи были вещи, за которые его могли убить?

- Илюша работал в другой службе НТВ, по работе мы мало пересекались, но я не думаю, что он писал такие тексты или снимал такие репортажи, за которые может наступить столь жестокая расплата. Хотя кто знает, что творится в голове у больного преступника. Маркс и Энгельс натворили таких дел и спокойно прожили жизнь, умерев в постели от старости, а Дима Холодов и Илья Зимин были убиты...

Андрей Лошак, специальный корреспондент НТВ: "Как может быть, чтобы за это убивали?!"

- Честно говоря, я не знаю деталей и не хочу быть в курсе подробностей убийства. Первым все увидел Вадик Такменев. Когда я позвонил ему, он давал показания милиции. Я спросил, чем могу помочь. Вадик ответил: "Ничем". Теперь я не знаю, чем заниматься. Работать я не могу, ничего делать не могу. Ехать туда, видимо, бессмысленно.

- Как коллега Ильи, скажите: причиной убийства мог стать один из его репортажей?

- Не думаю. Насколько я знаю, в последнее время он не занимался скандальной журналистикой или криминальными расследованиями. Тема у него была вполне мирная. Я работал над своим репортажем и поэтому точно не воспроизведу название материала Ильи, но помню, что это был ресторанный бизнес, что-то связанное с едой - его репортаж шел через неделю после моего. Как вы понимаете, вовсе не бомба или сенсация, и уж точно за это не убивают. Соискателей на то, чтобы быть приконченными из-за профессии, гораздо больше среди криминальных журналистов. Мы занимались скорее публицистикой, эссеистикой. Как такое может быть, чтобы за это убивали?! Мы с ребятами, уже после того, как Вадим Такменев дал показания, перебирали все версии - и решили, что журналистская деятельность Ильи все же вряд ли связана с убийством.

- А враги у Ильи Зимина могли быть в журналистских кругах?

- У такого человека не могло быть врагов! Илья был светлым, наивным, добрым человеком, это вам скажет любой, кто его знал. И именно такие люди всегда страдают по полной... Он был из разряда неунывающих людей. Когда он приходил в редакцию, всегда было столько позитива. Я его видел в среду, он был веселый, жизнерадостный. А сегодня прилетаю из командировки - его уже нет.

- Год назад на Илью напали. Тогда он связывал происшедшее с журналистской деятельностью?

- Нет, ничего такого я от него тогда не слышал. Это было просто стечение обстоятельств: Илья шел за сигаретами к палатке, прямо возле дома на него набросились какие-то урки, избили. Не понимаю, почему с такими открытыми, чистыми людьми происходят такие страшные вещи?! С такими, которые не посылают сразу на три буквы, а готовы помочь, разобраться. Илья, несмотря на нашу профессию, не был циничным человеком.

- Как коллеги Ильи Зимина, вы планируете снять фильм о нем?

- Это один из самых деликатных моментов. Совершенно непонятно, какими словами говорить о человеке, с которым дружил и работал вместе. Я с Ильей сидел бок о бок в кабинете - в двух метрах друг от друга. Мы с ребятами решили, что точно не будем писать текст или говорить за кадром - не получится. Скорее всего, сделаем сюжет или клип на основе кадров Ильи, которые не вошли в его репортажи.

Петр Кулешов, ведущий "Своей игры": "Жанр, в котором работал Илья, в наше время вообще специфический"

- Я сам в ужасе. Никогда не общался с Ильей, только слышал о нем от знакомых на НТВ. Помню, кто-то лежал с ним в больнице, когда на Илью напали год назад, рассказывал о нем. Вы знаете, я пытаюсь вспомнить то, что он делал в последнее время на НТВ, но как-то ничего не врезалось в память. Дело в том, что жанр, в котором работал Илья, в наше время вообще специфический. Я знаю, что Эдик Петров на "России" открыто рискует, а Аркаша Мамонтов рискует скорее репутацией, чем головой. Единственное, что приходит в голову о журналистской деятельности Ильи - он же работал на Дальнем Востоке, может быть, это как-то связано с наздратенковскими скандалами.

Александр Зиненко, специальный корреспондент программы "Профессия - репортер": "Не представляю, кто его сейчас может заменить"

- В голове не укладывается... Он никогда не снимал ничего криминального, опасного. Обычные репортерские темы. Вот и сейчас работал над темой под условным названием "Чем нас кормят в ресторанах". Насколько я знаю, там речь шла о качестве блюд, уровне обслуживания - в общем, вещи общечеловеческого интереса. Но там даже съемки еще не начались - все было в стадии разработки.

Он, конечно, был классный репортер. В свое время он возглавлял Дальневосточное бюро НТВ, лет пять назад его пригласили в Москву. Тут он получил "ТЭФИ", правда, когда работал на канале ТВС, - он ушел туда с командой Киселева. Но когда там рухнуло, Илью сразу же взяли обратно на НТВ - такими репортерами не разбрасываются. Сам он никогда ни в каких разборках не участвовал и вообще был очень легким человеком и жизнерадостным. И в отличие от многих телевизионщиков, помешанных на своих амбициях, рейтингах, он никогда на этом не зацикливался. Думаю, он просто получал удовольствие от своей работы. И жил этим. Он даже квартиру снимал рядом с Останкино. Когда в прошлом году на него напали недалеко от подъезда, он тоже нашел в этом повод поюморить. Со смехом рассказывал, как какие-то таблоиды написали, что он шел с барсеткой. "Да я никогда никаких барсеток не носил", - возмущался он.

В программе "Профессия - репортер" нас было четверо: Зимин, Лошак, Такменев и я. Просто не представляю, кто его сейчас может заменить. Это только говорят, что незаменимых нет...

Справка "ВМ"

Илья Зимин родился во Владивостоке 1 мая 1972 года. Долго жил на Севере. Мечтал стать врачом - хирургом, но поступил на журфак ДВГУ (Дальневосточный госуниверситет во Владивостоке). Это был выбор, навеянный временем, - перестройкой и поддержанный мамой - она журналист. Первый опыт на телевидении - в негосударственной РВК - Российской вещательной корпорации. Работал в ТГТРК "Владивосток". В год окончания университета получил предложение попробовать силы на НТВ, а после стажировки - целую должность. Стал директором Дальневосточного бюро НТВ. Потом предложили переехать в Москву спецкором. А потом известные события с исходом из НТВ, на ТВ-6, далее ТВС. После закрытия ТВС Леонид Парфенов позвал обратно. В 2002 году получил "ТЭФИ" в номинации "Лучший телерепортер". ВМ

Ника Драбкина, Оксана Нараленкова