Медиановости

13 июня 2006 17:37

Эзопов язык - новый язык телевидения

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" - Марианна Максимовская, тележурналист, ведущая программы " Неделя " на Рен-ТВ, Александр Мельман, телеобозреватель газеты "Московский комсомолец", Наталья Ростова, телеобозреватель "Новой газеты".

Эфир ведет Ксения Ларина.

КСЕНИЯ ЛАРИНА: Так хотелось музыку продолжить, а она бац и кончилась. Будем работать в сухую, что называется. Итак, все вышеназванные гости здесь, в студии. Со всеми поздороваемся. Марианна Максимовская. Добрый вечер, Марианна.

МАРИАННА МАКСИМОВСКАЯ: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: Александр Мельман, добрый вечер.

АЛЕКСАНДР МЕЛЬМАН: Добрый вечер.

К.ЛАРИНА: И Наталья Ростова, добрый вечер.

НАТАЛЬЯ РОСТОВА: Здравствуйте.

К.ЛАРИНА: У микрофона Ксения Ларина. Нашим слушателям напомню наши телефоны прямого эфира. 783-90-25 и 783-90-26. Пейджер тоже работает – 725-66-33. И тема у нас сегодня такая – "Эзопов язык – новый язык телевидения". Тема у нас появилась, как это иногда бывает из колонки нашей коллеги Ирины Петровской, которая про это как раз писала вот в последнем выпуске газеты "Известия" и даже привела конкретные примеры того самого эзопова языка, которым активно пользовались наши предки, жившие при советской власти (смех). А пример такой. Например, Лев Николаев, его программа "Гении и злодеи", по-моему, так она называется, Саш, да. Которая должна была… Я не помню.

А.МЕЛЬМАН: Да, да.

Н.РОСТОВА: Да, по-моему, так.

К.ЛАРИНА: Она должна была быть посвящена судьбе… Называлась она "Раба любви" и должна была быть посвящена судьбе Веры Холодной. Но почему-то в день отставки генерального прокурора вдруг показали передачу без объявления войны буквально про судьбу юриста Кони, выдающегося человека нашей эпохи. И речь шла там понятно о чем. И это все как-то так здорово ложилось на всю историю новостную сегодняшнюю, учитывая, что никто вообще этого не обсуждал, кроме Марианны Максимовской, никто себе не позволил об этом вслух ничего сказать. Вдруг Лев Николаев взял и сделал такой выпад. Я думаю, что, конечно, может быть, мы зря ему ордена вешаем на грудь…

Н.РОСТОВА: Ну, все-таки передача заранее снималась.

К.ЛАРИНА: Да. Ну, это как бы один пример. Я могу Вам привести еще пример. Потому что я так понимаю, что Вы не согласны с такой постановкой вопроса. Что эзопов язык, он возвращается на телевидение и вновь придется учиться им овладевать.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, честно говоря, да, мне кажется, что еще не дошли до этого.

К.ЛАРИНА: Ну, а разве прощалки Владимира Познера, это не эзопов ли язык? Когда вот он, Вы все слушали, слушали, а вот сейчас я Вам скажу, что главное. Но при этом он не называет, что главное, но дает нам маячок, чтоб мы понимали, о чем он говорит. Разве это не пример эзопова языка? Ну, давайте мы начнем уже разговор. Саш, пожалуйста, киваешь.

А.МЕЛЬМАН: Я, безусловно, согласен в данном случае. Потому что Владимир Владимирович Познер – мастер этого эзопова языка, потому то он его освоил…

М.МАКСИМОВСКАЯ: Другой Владимир Владимирович, наверное, даже больший мастер.

А.МЕЛЬМАН: Все-таки мы будем говорить о нашем Владимире Владимировиче.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, мы говорим о телевидении.

К.ЛАРИНА: Другой Владимир Владимирович – мастер посланий, мессаджей.

А.МЕЛЬМАН: У нас есть свой Владимир Владимирович, слава Богу, Познер. И он освоил этот язык, наверное, там лет 40-50 назад. Ну, 40, наверное, назад, когда начал работать в журналистике на иновещании. И без эзопова языка было в то время просто невозможно. Ну, опять же эзопов язык использовали, наверное, люди, которые хотели …

К.ЛАРИНА: Что-то сказать.

А.МЕЛЬМАН: Помимо прямого смысла сказать что-то еще, чтобы остаться приличным человеком. Потому что им писали часто тексты, которые, в общем, читать было достаточно стыдно и противно. И вот нужно было как-то этот текст перестроить или написать что-то такое свое, чтобы посвященные поняли. Вообще эзопов язык – это чисто такой советский новояз…

К.ЛАРИНА: Хотя и эзопов.

А.МЕЛЬМАН: Хотя да, спасибо товарищу Эзопу за этот язык. И этот советский новояз, он дал много хороших советских произведений.

К.ЛАРИНА: У нас вся литература на этом построена.

А.МЕЛЬМАН: Да, литература, кино, театр. И значит, я вспоминаю, как началась только перестройка. И была какая-то классическая постановка. И вот, значит, что-то такое был намек, касаемый депутатов или что-то там еще. И зал просто встал. Значит, это был, по-моему, МХАТ тогда. А еще в 60-е годы все это пресекалось. Советская система именно продуцировала такой язык. Если, Ксения, ты задала нам такую тему, что сейчас все это возвращается. Так вот намекаешь, что мы сейчас переходим во второй этап той самой советской системы. Ну, наверное, здесь можно просто уже конкретно говорить. Вот ты начала с Владимира Владимировича Познера. Безусловно, он, очевидно, воспринимает свою миссию, свою журналистику, то, что он делает на телевидении, как искусство возможного, т.е. как политику, которая тоже искусство возможного. И в данном случае я хочу сказать, что, когда многие из, так называемых, демократов, интеллигентов набрасываются на Владимира Владимировича и говорят, и так сказать, толкают его в спину и говорят: ну, скажи этой власти…

К.ЛАРИНА: Ну, подай заявление об уходе.

А.МЕЛЬМАН: Да, подай заявление или скажи все, что ты о ней думаешь. И Владимир Владимирович уходит и не говорит, но надо понимать, в какой ситуации он работает. И что он не слуга двух господ. Так, наверное, трудно сказать, но он как бы имеет некие отношения с властью, безусловно, и некие отношения с той самой демократической интеллигенцией.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Подождите, подождите.

К.ЛАРИНА: Давайте.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, у него же есть телевизионный формат его программы. Это разговор в студии. Это даже, в общем, не ток-шоу. Это такой круглый стол, такие программы на ВВС, например, очень популярны. Сидят ньюсмейкеры, чиновники, министры и т.д. Высказывают свою точку зрения. Они даже не очень-то спорят. Они пришли, как ньюсмейкеры, они высказывают свою точку зрения по той или иной проблеме. Здесь мнение ведущего, в общем, может не совпадать с мнением гостей. Мало того, подбор гостей тоже в ситуации госканала не всегда зависит от ведущего. И в конце программы тут уже ведущий высказывает свою точку зрения. Так, как может.

К.ЛАРИНА: Чаще он высказывает свою точку зрения на проблему, которая не обсуждалась здесь в эфире.

Н.РОСТОВА: Совершенно по другому поводу.

К.ЛАРИНА: А которая ему представляется гораздо более важной, чем то, что было сегодня.

А.МЕЛЬМАН: И причем высказывает ее не впрямую, а тем самым эзоповым языком.

К.ЛАРИНА: Иносказательно.

А.МЕЛЬМАН: Да, о котором уже в этой студии, вот у Ксени Лариной говорилось очень много. И была целая тема, посвященная именно вот тем прощалкам Владимира Владимировича.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, ну, я, честно говоря, другого примера применения такого эзопова языка…

К.ЛАРИНА: Сегодня.

М.МАКСИМОВСКАЯ: В классическом смысле этого слова я не вспомню. Я не знаю, я внимательно смотрю программы информационные, информационно-аналитические на разных каналах, на госканалах тоже. Ну, нет там такого. Ну, почему, у нас журналисты либо газеты читают, либо у нас журналисты очень сильно любят власть, либо ее не трогают просто. Ну, не трогают. Не обращают внимания на ту или иную проблему, потому что есть такое мнение, что об этой проблеме говорить нельзя. Кстати, это мнение часто оказывается ошибочным. Потом, если речь у нас зайдет об этом, могу привести конкретные примеры. Есть сейчас такая новая, я заметила, новая такая есть история, когда многословность появляется, когда все сваливается в кучу. Ведь, что такое новости. Надо отделить одно от другого. Надо вычленить новость, сообщить какой-то бэкграунд, сообщить, а к чему это собственно, о чем. Особенно, если мы говорим об итоговых программах. Почему, для кого выгодно и т.д. и сделать вывод очень четкий, что вот там-то, там-то произошло то-то, то-то, потому что это выгодно этому, а не этому, это против того дружат, а эти все вместе против этого. Что сейчас делается очень часто? Вот все в кучу, все в кучу. Вот все вместе. Вот там, у нас внешняя политика. Вот такой странный очень сюжет. Значит, в одном сюжете 25 точек и Вашингтон, и Ирак, и Иран с ядерной программой, и Стамбул, и Абхазия, и Осетия Южная, туда же Северная. Вот так вот все вместе – б, б, б, б. Чего-то такое рассказали.

К.ЛАРИНА: Наболтали.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Чего? Совершенно непонятно. Вот чего это было сейчас?

Н.РОСТОВА: А главный мессадж – американцы козлы.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, разное. Вот это есть. Вот это такой странный наш такой новояз. Т.е. вроде бы все рассказали. Вроде солидно, вроде масштаб, и вроде весь мир мы покрыли, и тут были, и там были. А к чему, о чем это все было, это не понятно. Вот этот язык – это такая интересная штуковина, которая сейчас, я вот заметила, появляется и развивается.

К.ЛАРИНА: А как бы мы это назвали. Такую нарезку? Что это такое? Это тоже же не просто так. Так не бывает. Это же не потому, что они не умеют, Марьян, понятно.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, нет, конечно, но это не эзопов язык. Это такая имитация.

К.ЛАРИНА: Имитация бурной деятельности

М.МАКСИМОВСКАЯ: Знаете, мы иногда смеемся – пантомима "Труд".

К.ЛАРИНА: Да, да, да, да, да.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Это такая пантомима "Журналистский труд", я бы так сказала.

А.МЕЛЬМАН: Нет, я бы это назвал неким интернет языком. Потому что сейчас все чаще интернетчики приходят на телевидение. Ну, я это, может быть, разовью попозже. Наташ, расскажи свою…

К.ЛАРИНА: Наташа, пожалуйста, да.

Н.РОСТОВА: Ну, я согласна. Я когда сюда шла, пыталась вспомнить примеры выражения эзопова языка. Не могла ничего вспомнить. Вспомнила пример, который был во время борьбы государства нашего родимого с телекомпанией, в которой Марьяна работала…

М.МАКСИМОВСКАЯ: Я в стольких компаниях, благодаря нашему государству поработала.

Н.РОСТОВА: Ну, первая, НТВ, я помню прекрасно, как Евгений Киселев, сидя в эфире своей программе, говорил совершенно эзоповым языком о том, что один чиновник, который рулит нашей деятельностью…

К.ЛАРИНА: Тот, которого нельзя называть, как в "Гарри Потере".

М.МАКСИМОВСКАЯ: Вальдемурд.

Н.РОСТОВА: Глядя, продолжал Евгений Киселев, совершенно бульдожьим взглядом на меня, сказал мне, что Гусинский никогда не появится в России до тех пор, пока я тут живу. Ну, Гусинский уехал, а бульдожий взгляд совершенно очевидно для тех, кто…

К.ЛАРИНА: Понимает.

Н.РОСТОВА: Понимает, кто имелся в виду. Ну, вот это вот…

К.ЛАРИНА: Ну, ты скажи нам-то сейчас.

Н.РОСТОВА: Ну, Лесин.

К.ЛАРИНА: Да, это иносказательно, действительно, да.

Н.РОСТОВА: Ну, больше таких примеров нет. Мне кажется, что для того, чтобы владеть эзоповым языком, нужно мастерство, нужна профессия, профессиональные навыки какие-то, филигранное, это все-таки штучный товар, эзопов язык.

К.ЛАРИНА: А он нужен сегодня, вот на твой взгляд?

Н.РОСТОВА: Вот мне кажется, что для того, чтобы владеть языком, нужен. Смешно сказала. Для того чтобы выражать все мысли, которые сейчас выражаются на госканалах, он совершенно не нужен, потому что идет просто совершенно тупая, оголтелая пропаганда. Ну, это просто не интересно. Вот останется Владимир Владимирович на третий срок, тогда, может быть, начнутся ростки эзопова языка.

А.МЕЛЬМАН: Ну, а я когда шел сюда, я очень много нашел примеров эзопова языка.

К.ЛАРИНА: В сегодняшнем телевидении?

А.МЕЛЬМАН: В сегодняшнем. Здесь просто отталкиваясь от Наташи, она вспомнила Евгения Киселева и привела вот этот пример. А я помню, как Киселев в одном из "Итогов" привел такую цитату: "Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда" и т.д. и т.д. Естественно имея в виду наше все. Ну, вот это такой пример вот того языка, который мы помним. А сейчас, пожалуйста, я вот кроме Владимира Владимировича Познера, о котором мы говорим, можно просто приводить достаточно много примеров. Например, Николай Сванидзе, который делает свои исторические хроники. Вопрос: для чего он их делает? К чему бы все это? Ответ, я просто уверен, и он никогда этого не отрицал. Он говорит о сегодняшнем дне, потому что не может сказать впрямую то, что думает. И вот он опять для того, чтобы остаться приличным человеком…

К.ЛАРИНА: И чтобы у него сохранялась возможность что-то сказать все-таки при этом.

А.МЕЛЬМАН: Да, безусловно. И вот он просто упивается вот этими историческими хрониками. И, безусловно, имеет в виду сегодняшнее время вот таким ассоциативным образом.

К.ЛАРИНА: Совершенно точно, согласна.

А.МЕЛЬМАН: Далее. Можно сказать о Владимире Соловьеве, который делает свои программы. Здесь немножко другой, как мне кажется, другой случай. Здесь есть, как мне кажется, есть такой контракт с администрацией о том, что Владимир Соловьев помогает администрации влиять на разные политические процессы с помощью того ресурса, который есть в его программе. Т.е. Владимир Соловьев говорит: да, я являюсь инструментом власти. Но зато, что являюсь таким инструментом, я могу высказывать такие вещи, которые сейчас на телевидении, кроме как у Соловьева, часто нигде не услышишь, даже у Марианны Максимовской. Да, вот это так. Это такой контракт, мне кажется. Вот это так было очень часто. Я вспоминаю, скажем, Невзорова, который вел "600 секунд", которого столько смотрел, который был так свободен. А потом в нужный момент он рассказал о событии в Риге очень так, как нужно было. Я понимаю, что Соловьев и Невзоров – это два разных человека, два разных времени, о которых мы говорим. Но, тем не менее, вот у Соловьева это такая, как мне кажется ситуация. А есть еще эзопов язык, который, ну, это просто пиар технология в чистом виде. Но они тоже сделаны с помощью эзопова языка. Ну, например, Глеб Павловский, который делает программу "Реальная политика", ну, это же тоже, когда он, например, намекал таким своеобразным образом, на то, что Саакашвили нужно как-то убить, грузинское правительство просто ноту протеста выразило.

К.ЛАРИНА: Какой же это эзопов язык? Это такой тонкий намек на толстые обстоятельства.

А.МЕЛЬМАН: Ну, это такая политическая провокация, потому что действительно, с одной стороны, ну, каким образом, Павловский может так говорить. А с другой стороны, если реакция грузинского правительства такая, значит, оно просто выглядит глупо, потому что обижается на какого-то Павловского, который что-то там в эфире…

М.МАКСИМОВСКАЯ: На какой-то эзопов язык.

А.МЕЛЬМАН: Да…

Н.РОСТОВА: Ну, я не согласна, что это эзопов язык.

А.МЕЛЬМАН: Нет. Ну, это так построена. Я говорю об интернет языке, а Павловский таким образом им владеет. Или когда, например, он в последней своей программе поставил на одну доску, просто в проброс Аушева и Дудаева, просто в проброс и пошел дальше, я иначе как…

М.МАКСИМОВСКАЯ: Это называется провокация. Это не эзопов язык.

А.МЕЛЬМАН: Ну, давайте определимся, что такое эзопов язык, что такое провокация.

К.ЛАРИНА: Ну, из твоих примеров, то, что ты привел, абсолютно точно Николай Сванидзе. Конечно же, это искусство иносказаний, чем и ценна эта передача, прежде всего. Не знаю, Марианна, а Вы пользуетесь, в своей жизни телевизионной уже вот такими методами иносказательными.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Нет, абсолютно.

К.ЛАРИНА: Или все говорите впрямую и честно, все, что хотите сказать.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Нет, нет. Я не пользуюсь, я говорю вот так, как думаю. Думаю я не на эзоповом языке, а на нормальном русском. Ни на каком ни на новоязе. И как-то удается и говорить… Нет, я сама, например, хамства не люблю. У меня никогда не будет хамства в программе вот такого классического, откровенного. А на личности переходим тем не менее. И говорим и трогаем Путина. Хотя есть такое мнение, что можно все что угодно, кроме. Наше все трогать нельзя. Да, нет. Мы делаем. И мы так, в общем…

Н.РОСТОВА: Можно, товарищи, можно.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Можно, действительно, можно. Странная происходит очень ситуация. Смотрите в Иваново, помните, наверняка, странная очень история, наверное, двух-трех недельной давности, когда там какой-то очередной усердный прокурор возбудил уголовное дело против журналиста написавшего и разместившего в интернете статью "Путин, как фалический символ России", посвященную новой национальной идее, которую выявил наш президент.

А.МЕЛЬМАН: Это глупость просто.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Плодитесь и размножайтесь. Да. И целая дискуссия тогда была в интернет сообществе, потому что, конечно, статью там прокуроры попытались изъять из интернета. Ну, наши прокуроры, да, представляете, они всерьез попытались из интернета из всего изъять эту статью.

К.ЛАРИНА: Серьезно?

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, на полном серьезе. Чего-то там чистили сервер. Очень старались, пыхтели.

А.МЕЛЬМАН: Нет, нормальная российская глупость, больше ничего.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Им объясняли, что, ну, не получится. Интернет – такая штука, она будет появляться эта статья. Чем больше Вы будет пыхтеть, тем больше будет копий этой статьи там по разным сайтам. Ну, как и вышло. И мы говорили потом об этом с этим журналистом, с этими карикатуристами, которые рисовали карикатуры на Путина. И они рассказывали, что как бояться… Кстати, вот это есть такой момент, что издания бояться публиковать карикатуры на президента. Считается, что, ну, вот, опять-таки, вроде бы никто не позвонил. Но есть такое мнение, что нельзя. Но, тем не менее, чего-то они говорят, публикуют, рисуют. Мне кажется, здесь все-таки зависит от самого журналиста, от того, будет ли он настойчив в своем желании сказать то, что он думает.

К.ЛАРИНА: Нужно ли это ему самому.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Нужно ли ему это самому. Будет ли он пробивать ему, например, доказывая, что можно сделать сюжет на эту тему. Можно. Что, ну ребята, не надо перестраховываться, обращаясь к среднему менеджерскому звену, там управленцам газет, радио и телевидения.

А.МЕЛЬМАН: После перерыва я раскрою глаза Марианне на ее профессию тележурналиста.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Хорошо, пожалуйста.

К.ЛАРИНА: Заинтриговал нас Мельман. Делаем перерыв. Мы слушаем новости.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Жду, Саш, с нетерпением.

К.ЛАРИНА: Продолжаем разговор. Я предлагаю минут через 5-6 послушать несколько звонков от наших телевизионных зрителей, прежде всего, которые смотрят телевизор. И если Вы находите там такие вот примеры иносказаний, может быть, Вы с нами поделитесь своими впечатлениями, как Вам кажется. Используются ли сегодня эти примеры на телевидении. Хотя не обязательно, что в ту сторону, в которую нам бы хотелось. С одной стороны, есть вот, допустим, Сванидзе, а с другой стороны, ну, не знаю, тот же роман с камнем, который был нам продемонстрирован. Это тоже был своего рода язык иносказаний, да. Ведь нас к чему-то подталкивали тонко-тонко. Нас подтолкнули.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Какое уж? Это было так тупо сделано, по-моему.

А.МЕЛЬМАН: Вышла агитка. Чисто кгбшная агитка.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Если бы они владели эзоповым языком, чекисты, было бы, по-моему, изысканнее и интереснее.

А.МЕЛЬМАН: А раньше владели.

М.МАКСИМОВСКАЯ: На всю посмотреть на эту операцию. Ну, вот мельчают люди. Потому что это как раз было настолько тупо, зло и смешно.

Н.РОСТОВА: Ну, вот сейчас от некоторых сериалов. Мне кажется, я понимаю, что Ксения имеет в виду, от некоторых сериалов остается такое ощущение, что вроде как говорят…

К.ЛАРИНА: Конечно, "Доктор Живаго". Конечно, это рассказ о сегодняшнем дне. Конечно.

Н.РОСТОВА: Да, говоря о прошлом, хотят сказать о сегодняшнем. Но у меня, например, чувство шизофрении не покидает меня, когда я это вижу. Потому что ну это слишком, слишком различные картинки в одном и том же эфире, на одном и том же канале зачастую сегодняшнего дня и дня вчерашнего, против которого протестуют там вроде. Но я не знаю, мне кажется, что вот здесь программная политика каналов, ну, как-то, ребята, ну, Вы определитесь, туда или сюда.

К.ЛАРИНА: Про что Вы вообще?

Н.РОСТОВА: Ну, невозможно, разные вещи диаметрально противоположные показывать одновременно на одном и том же канале. Стилистика должна быть общая.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, нельзя же Петросяна все время. Это же невозможно просто физически.

Н.РОСТОВА: Ну, а что делать?

А.МЕЛЬМАН: Нет, я считаю, что здесь, Наташ, ты не права. Потому что здесь обычный мультиплекс. Потому что, если мы говорим об информационном вещании, то, то, какое у нас информационное вещание и со всеми последующими и документальными фильмами, и т.д., это отражает, очень характерно показывает, как в зеркале нынешнюю власть. Потому что она, как мне кажется, она достаточно непроста, достаточно многослойна. Там есть разные определенные течения, там либеральные, консервативные, всякие другие…

Н.РОСТОВА: Ну, власть всегда дерется внутри себя. Всегда так было.

А.МЕЛЬМАН: Поэтому и происходит вот то, что власть допускает, например, чтобы Сванидзе делал подобные фильмы. Говорит: о'кей, пожалуйста, мы никакого отношения не имеем к той советской системе, которая была ужасна, страшна, к этим лагерям, к этим расстрелам. Делай там, что хочешь. Ну, а сегодня государство здесь является основным и самым серьезным игроком на сегодняшнем информационном поле. И государство расписывает правила игры, как кому играть. В том числе, воз здесь Маряна может со мной не согласиться, и Марьяне тоже, т.е. по крайней мере, государство учитывает ее программу в своих раскладках, безусловно. И Марьяна, надо отдать ей огромное уважение, потому что она делает на своем месте все, что только возможно. Просто надо еще вспомнить, например, был случай с Ольгой Романовой, когда на том же канале случилось нечто другое. Марьяна, наверное, изнутри лучше знает, как, что и почему. А мне, например, со своей колокольни это видится так. Что, да, есть всегда выбор и есть всегда несколько путей, по которым можно пойти. Вот Романова выбрала такой путь, Марьяна осталась, за что ей, кстати, большое спасибо. И она делает все возможное, но она делает до той поры, покуда ей… Мне кажется, Марьяна, Вы можете со мной не согласиться. Ей это позволительно. Ей позволяет вот то самое государство, которое является основным игроком на этом поле.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, ты хочешь сказать, что прихлопнуть смогут в любой момент.

А.МЕЛЬМАН: Безусловно.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, это понятно. Я была недавно в мною горячо любимом городе Томске. Невероятно интеллигентный город. Ну, там куча университетов. Туда приезжают совершенно замечательные ребята учиться. И город уникальный совершенно. Так вот нас там смотрят, любят. Я была недавно на праздновании телекомпании ТВ-2, тоже совершенно культовая, легендарная вообще телекомпания. Все Тэфи, какие только можно, взяли. В этом интеллигентном городе подходят зрители, люди, говорят: ой, мы Вас смотрим, здорово, так, все. Когда же Вас закроют, наконец? Я говорю: слушайте, ну, это уже не интеллигентно. Хватит.

К.ЛАРИНА: Нам то же самое говорят.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, уже сколько можно. Не надо вот это "волки, волки". Ну, закроют, закроют, но мы сейчас делаем то, что мы делаем, обходясь без всякого эзопова языка.

А.МЕЛЬМАН: Я понимаю. Я не говорю, что закроют. Я просто говорю, что власть как раз достаточно не глупая, она понимает, что нужно такой канал вещания телевизионный. Я сейчас про радио не говорю, в котором есть некий выпуск пара, который говорит чуть больше, чем позволяется на федеральных каналах. Власть понимаем, что, в общем, спектре это необходимо. Что, Марьян, Вы получаетесь именно в раскладе вот этих людей, которые играют в эти большие игры, Вы являетесь необходимым звеном. Не более и не менее того.

Н.РОСТОВА: В общем, Мельман эзоповым языком объяснил…

А.МЕЛЬМАН: Я так думаю.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, нет, правильно, так все и говорят. Тоже и без эзопова языка. Ну, не знаю, в этом есть, наверное, какая-то доля правды, да. Но дело не в этом, дело все равно в том, что да, возможно, нас оставляют в живых специально там исходя из каких-то своих политических, уж не знаю каких соображений. Мне это совершенно не важно. Мне на это наплевать. Мне важно то, что на каком языке мы разговариваем. Вот это мне принципиально важно. Мы разговариваем на нормальном русском языке без всякого товарища Эзопа. И можно еще это делать. Я вот пытаюсь это доказывать из недели в неделю в субботу в 19.00. По-моему мы ровно это и делаем, мы с моими коллегами, доказываем, что можно. Конечно, всеми уважаемый грех, но, тем не менее, можно без него и обойтись на наших российских просторах. Все еще можно.

К.ЛАРИНА: Это у Вас можно. Это же понятно, что такое (НЕ РАЗБОРЧИВО) канал РенТВ пока еще.

М.МАКСИМОВСКАЯ: А вот с историческими, документальными фильмами, с сериалами различными, на классике основанными и т.д., да, об этом тоже очень много говорят. Что, правда, здесь ведь как в анекдоте старом советском, кстати, еще, что я тоже могу выйти на Красную площадь и крикнуть "Буш - дурак". Это ровно то же. Саша совершенно прав. Как говорит, это власть наша очень любит себя отделять, хотя мы все в общем родом оттуда. И мы тоже по возрасту все равно оттуда родом. Но власть, конечно, отделяет. Ради Бога, ругайте, что было тогда. Тогда были ГУЛАГи и все такое. А у нас один Ходорковский сидит.

А.МЕЛЬМАН: Я здесь хочу сказать, что вторая часть того, что я сказал, что да, с одной стороны Марьяна… Ну, не Марьяна, телевидение является инструментом власти. С другой стороны, оно удивительно зависит от самого журналиста, от самого ведущего информационных программ. Потому что действительно часто вот эта самоцензура, которая включается, она идет очень далеко и проходит по всему…

М.МАКСИМОВСКАЯ: Нет, ну помните историю с Байкалом. Когда до того, как монарший палец ткнул к карту и перевел на 40 км в сторону от озера трубопровод. Я узнала об этой проблеме, мне даже не очень удобно это рассказывать на публике, из нашего форума. Мне жители Иркутской области стали писать просто письма, что помогите, спасите. Я не видела ни в газете, ни на радио, ни тем более по телевизору ни одного упоминания о проблеме, о митингах, которые там, оказывается, в Иркутске начались. Да и задолго до того, как палец ткнул в карту. Я не знала. И когда стали писать, мы обратили внимание, что было такое мнение, что нельзя ничего рассказывать пор проблему Байкала и трубы, которую будут тянуть мимо. Я позвонила сама в компанию "Транснефть". Меня соединили с вице-президентом, серьезным чиновником, который мне ответил, сам сказал "але". Я говорю: вот я такая-то, такая-то, мы хотим сделать сюжет, не могли бы Вы. Может быть, я там подъеду, потому что видимо действительно серьезный сюжет. Мы с Вами поговорим, будем Ваша точка зрения, если Вы согласны, будет точка зрения экологов, жителей Иркутской области. Все покажем. Вы согласны? Да, говорит вице-президент. Согласен. Пожалуйста, мы сделали сюжет, где было все это. Оказались единственные тогда на всем телевизионном российском нашем пространстве. Я не знаю, почему вот другие не поехали и не сделали. Они были открыты абсолютно, эта компания "Транснефть". Да, и потом собственно этот вот монарший палец ткул в карту. Так развивались события.

А.МЕЛЬМАН: Все началось с Марьяны. Потом…

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, нет, не с меня. Все началось с людей, которые выходили на улицы, митинговали. И в Иркутске это все было очень громко. Там тоже на местных каналах явно это все со скрипом проходило. Но люди выходили, выходили и выходили…

Н.РОСТОВА: И Марьяна просто в этой ситуации была, простите, просто идеальным журналистом, который действует, как посредник между властью и обществом.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Так нет. Это компания не была против. Она не была против. У них была своя точка зрения. Они описывали свои аргументы.

К.ЛАРИНА: Ну, это все было описано в фильме 40леитней давности Сергея Герасимова. Фильм называется "У озера". Тогда было фактически то же самое. Та же самая история.

А.МЕЛЬМАН: Поворот рек. Мы же тоже все боролись против этого. И победили.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Просто вот такая вот штука. И я кучу примеров знаю ровно таких. Вот ровно таких. Когда не так страшен в общем, как его малюют.

К.ЛАРИНА: Т.е. сам себе человек запрещает больше, чем ему запрещает кто-то.

А.МЕЛЬМАН: Да, здесь две стороны все-таки медали.

К.ЛАРИНА: Ну, я тоже как-то в это перестаю верить.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Другая проблема. Даже не то, что у нас эзопов язык. О многом просто не говорится о том, что нужно. О том, что важно, о том, что нужно не говорят.

К.ЛАРИНА: Одна проблема заменяется другой, забалтывается. Это другой вопрос.

Н.РОСТОВА: Слушайте, ну, у нас в новостях телевизионных, центр журналистики экстремальной журналистики провел исследование. 90% новостей в телевизионных новостях о власти о действующей. Кстати, интересно, что 35% сюжетов, посвященных президенту на 1 канале, это больше почти в 2 раза, чем те же сюжеты на канале Россия, который 100процентно государственный. И когда эти сюжеты, они же занимают время. Они подменяют собой реально другие темы. Марианна не вынуждена говорить о президенте так много, как говорят ее коллеги на других каналах. Поэтому она занимается журналистикой. Ей написали жители области, она откликнулась и сделал совершенно журналистскую работу. Она не была занята властью, не была занята Думой, президентом, т.д.

К.ЛАРИНА: Я тоже понимаю, что вот когда мы эту тему взяли… Я вдруг только сейчас поняла, что когда у нас был в моде эзопов язык в советское время, тогда слова пиар никто не знал. Но, по сути то, что мы сегодня называем пиаром и есть язык иносказаний. И тогда… Ты с этого начал. Совершенно точно. Потому что мы тут все вспоминаем всякие примеры, связанные с политикой, с идеологией нынешней власти. Но давайте уж вспомним, что всякие сделки крупные, если они каким-то образом озвучиваются или преподносятся нам в средствах массовой информации, то уж тут уж Вам уж такое раздолье. Такие пьесы нам пишут. И такие декорации выстраивают.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Знаете, почему пишут. Вот сейчас нам начнут звонить зрители, телезрители, слушатели, и будут говорить "доколе", потому что знаю я уже эти звонки. Доколе. И как там первый, второй. И как это можно, и мне не хочется это смотреть, а я вот должен. Выйди на улицу, если ты возмущен. Выйди на улицу и там скажи. Вот в Иркутске люди вышли на улицу. И у них эту трубу оттянули хоть на 40 км от озера.

К.ЛАРИНА: Ну, у нас тоже к Белому дому вышли вот эти дольщики несчастные. Да, а чем все кончилось то?

А.МЕЛЬМАН: Нет, я думаю, что проблема там будет решаться. Пенсионеры в свое время вышли, и это было, так или иначе, потом решено.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Послушайте, автомобилисты сейчас самая реальная сила в стране. На самом деле, если говорить про гражданское общество, это автомобилисты. Которые уже не только Олега Щербинского освободили, они изменили вот эти вот поправки.

К.ЛАРИНА: Ну, не надо. Щербинского освободила "Единая Россия". У них, у автомобилистов эту победу отобрали очень вовремя.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Ну, отобрали, прыгнули да в последний вагон. Но тем не менее. Тем не менее. И с мигалками сейчас борются. И что-то таки сделают с этими мигалками, потому что это будет очень выгодно власти, показать, что они не такие зажравшиеся. И вот там готовы сколько-то там мигалок торжественно оторвать от своих "Ауди", "Мерседесов", на чем они ездят. Это действует, это влияет. Не надо все врем косить и коситься в сторону телевидения, газет, радио и обвинять во всем прессу, тоже не надо. Потому что не нравится, организуй движение общественное, организацию, примкни к тем, кто уже существует, иди на улицу и митингуй.

К.ЛАРИНА: Попытайся сказать правду, да.

А.МЕЛЬМАН: Нет, ну, власть же тоже выбирает. Выбирает, где она поучаствует и получит какие-то дивиденды от того самого пиара.

К.ЛАРИНА: Ну, как с Щербинским.

А.МЕЛЬМАН: Да, и освободит там водителей и т.д. и т.д. А вот если, например, там лимоновцам что-то не нравится, и они выражают этот протест, естественно власть будет с ними совершенно по-другому разбираться.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Проблемой дольщиков, кстати, тоже сейчас займутся, никуда не денутся.

А.МЕЛЬМАН: О'кей. Но есть определенная планка, что можно и что нельзя. Другое дело что планку можно, наверное, и повышать, если люди этого захотят, это тоже безусловно.

К.ЛАРИНА: Давайте, я обещала телефон включить. Я вот вижу, что у нас звонят телефоны. Напомню номера 783-90-25, номер для москвичей, и 783-90-26 для тех, кто слушает нас в других городах. Если вот среди Ваших телевизионных впечатлений примеры каких-то иносказаний, которые Вы поняли. Послания от журналистов, либо от кого-то другого. Пожалуйста, продемонстрируйте нам эти примеры, и мы слушаем Вас. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вот у меня такой вопрос.

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот ведущая радио или телевидения пригласила двух противоположных политиков. Имеет ли право ведущая иметь мнение одного из них? У нас и на Западе. Это первый вопрос. И второй вопрос… Ну, ладно, ответьте на первый вопрос.

К.ЛАРИНА: Нет, уж давайте сразу и второй. Вы думаете, мы с Вами будем разговаривать все оставшееся время. Второй вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Иметь свою позицию или продавливать свою позицию имеет ли право…

К.ЛАРИНА: Кто?

СЛУШАТЕЛЬ: Ведущая.

К.ЛАРИНА: А Вас какая-то конкретная ведущая интересует?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, у нас на телевидении…

М.МАКСИМОВСКАЯ: А Вы эзоповым языком говорите, уважаемый слушатель.

СЛУШАТЕЛЬ: Потому что я знаю такое мнение, что на Западе ведущий не должен показывать свое мнение. Он должен стимулировать одну или другую сторону к высказываниям.

К.ЛАРИНА: Так, понятно. Но видите, все-таки на Западе ведущий, а здесь-то ведущая.

А.МЕЛЬМАН: Сейчас ведущая нам за все ответит.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Вот Вам эзопов язык, Вы все говорите у журналистов. У слушателей эзопов язык. Пожалуйста. Имеет. А почему нет? Имеет. Более того, вот может, не очень удобно про себя лично говорить, но, тем не менее, я сколько лет отработала в новостях, я естественно была абсолютно уверена, что там школа ВВС это наше все, я не имею права, я не могу сказать "я". "Мы" – только вот "мы подготовили", поехали, даже если это я поехала, все равно это мы поехали. И так далее. Ну, можно показать, сами понимаете, тем, сем, бровью, как-то все равно ощущаешь…

К.ЛАРИНА: Интонацией.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Интонацией, конечно.

К.ЛАРИНА: Эзоповым языком, как раз.

М.МАКСИМОВСКАЯ: Да, всегда в новостях можно показать, как ты к тому или иному событию относишься, если авторская программа, то уж извините, уважаемые слушатели, зрители, можете соглашаться, можете не соглашаться. У автора может быть своя точка зрения. И ведущая вполне может поддержать того или иного гостя, чья точка зрения совпадает с точкой зрения ведущей.

К.ЛАРИНА: Давайте следующий звонок. Здравствуйте. Пожалуйста. Да, "Эхо Москвы",

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Значит, по поводу эзопова языка хотел сказать следующее. Значит, примеры этого мы довольно часто видим по телевизору в выступлениях главы нашего государства.

К.ЛАРИНА: Да, товарищ Волк знает, кого кушать.

СЛУШАТЕЛЬ: Значит, просто свежий примерчик, это его обращение к собранию законодательному. Когда он начинал зачитывать обращение ну какого-то американского президента. И он довольно часто вставляет в свою речь обращении к иностранным президентам. Ну, красивые жесты. Значит, хороший пример он нам подает всем. Только вот это вот вообще можно было бы сделать политикой государства. На всех таких саммитах, где Путина выставлять, заставлять его читать там Марка Твена, что-нибудь типа "Избиения Мора" по поводу войны в Ираке, или что-нибудь типа "Мы – англосаксы". Вообще было бы супер. Вот взять и в присутствии Буша зацитировать. Она там буквально полторы странички "Мы – англосаксы". Язык, ну, в общем-то, был бы абсолютно эзопов. Там напрямую говорится, словами американца, что мы, англичане и американцы, в

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.