Медиановости

16 июня 2006 13:07

Кто позаботиться о нравственности россиян?

В прямом эфире "Эхо Москвы" Людмила Нарусова, член Общественного совета при министерстве культуры, член Совета федерации, Алексей Мельников, член Федерального Совета партии "Яблоко", Александр Минкин, журналист.

Эфир ведет Ольга Бычкова

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер. У микрофона Ольга Бычкова, итак программа "Ищем выход", В ближайший час мы будем заниматься "безнравственностью" на "Эхе Москвы" в прямом эфире. У нас есть телефоны, которые все помнят - 725-66-33, это эфирный пейджер, и также номер для СМС сообщения - 970-45-45. А речь идет о том, что специальная структура создана при Министерстве культуры и массовых коммуникаций для борьбы за нравственность и против безнравственности россиян. Она называется "Общественный совет по поддержке социально-значимых проектов и общественной нравственности в СМИ". Уже прошло первое его заседание на этой неделе, и стало известно, что новая структура будет отслеживать проявления безнравственности в прессе и советовать редакциям, каким образом им следует изменить свою редакционную политику. Наша гостья в прямом эфире "Эхо Москвы", Людмила Нарусова, вошла в этот самый Совет, но как оказалось, на первом заседании его не была – по уважительной причине, добрый вечер, Людмила Борисовна.

Л.НАРУСОВА: Добрый вечер. Да, я была в Петербурге, на Экономическом форуме.

О.БЫЧКОВА: Но тем не менее, думаю, что вы нам все-таки расскажете, что это такое. Также поговорить о нравственности и безнравственности пригласили мы сегодня Алексея Мельникова, члена Федерального совета партии "Яблоко". Добрый вечер.

А.МЕЛЬНИКОВ: Добрый вечер, добрый вечер, уважаемые радиослушатели.

О.БЫЧКОВА: И журналиста Александра Минкина, добрый вечер.

А.МИНКИН: Здравствуйте.

О.БЫЧКОВА: Начнем с Л.Нарусовой, которая хоть и пропустила первое заседание по уважительной причине, но тем не менее, официально входит в эту структуру, где 25 экспертов, уважаемые люди, как Михаил Федотов, Анатолий Лысенко, Ясин-Засурский, Любовь Слиска сопредседатель. А председатель, соответственно, этого совета, министр культуры А.Соколов. Итак, насколько далеко зашел процесс морального разложения российских СМИ?

Л.НАРУСОВА: ОН далеко зашел в обществе – я бы начала с этого. А СМИ могут либо стимулировать, либо, наоборот, противостоять этому процессу – в зависимости от поставленных собой редакционных задач. Но я бы хотела сказать, прежде всего, о самом совете. Я поняла вашу скрытую иронию, когда вы говорили о его существовании, и так понимаю, что меня сюда вы пригласили в качестве такой "девочки для битья", но наверное, обескуражу вас, если скажу, что я сама, в принципе, противник всякого рода советов по учреждению, или по соблюдению нравственности. Потому что не может быть совета по борьбе с холерой - нужно просто мыть руки перед едой, кипятить воду, и тогда холеры не будет. Поэтому, в принципе, любая структура, которая должна носить такой профилактический характер, каждая структура должна заниматься тем, чем она должна заниматься в силу своих профессиональных обязанностей. Другое дело, что этот Совет сейчас, насколько я понимаю, больше склоняется к функциям экспертным. Если в начале – вы как-то не обратили на это внимание – речь идет о национальных проектах, и так далее.

О.БЫЧКОВА: Но не о тех нацпроектах, которых 4 штуки, и мы их все знаем.

Л.НАРУСОВА: Не о тех. Речь идет о другом. Если, скажем, на телевидении, нацпроекты - я имею в виду не те, которые курирует Д.Медведев, но есть фильм, собираются снимать фильм, или собираются снимать сериал на наши, национальные деньги, на деньги налогоплательщиков, то каким сериал этот будет? "Бригада", где воспевается культ воровской силы и проповедуется жаргон воровской, тюремный, на котором уже полстраны говорит, или иной фильм - вот определять экспертам, на что потратить наши с вами бюджетные средства – я думаю, что это было бы целесообразно. Потому что эта продукция уже, что называется, достала.

О.БЫЧКОВА: Но полстраны говорит на воровском жаргоне не со вчерашнего дня, и даже не с прошлого года, даже не с прошлого десятилетия.

А.МИНКИН: Полстраны посадили, оно там и научилось говорить.

О.БЫЧКОВА: ну да. Еще тогда, когда никакого телевидения и в помине не было – это немножко другая история. Это то. Что вас раздражает на телевидении в первую очередь, но не только на телевидении, но и в СМИ, или что еще?

Л.НАРУСОВА: Вы понимаете, я четко разделяю свое личное раздражение как человека, как зрителя - просто зрителя или читателя – да. Меня это может раздражать. Но с другой стороны, я, как законодатель, понимаю, что запретительными мерами - закрыть, запретить и раздробить – вообще эту проблему не решить. А нужно этому что-то противопоставить. Я бы, например, как законодатель, закрыла бы программу - вам это, может быть, покажется странным - "Дом-2", которую ведет моя собственная дочь. Но я считаю, что демократом нужно быть не только в общественной жизни, но и в семейной. И поэтому она имеет право жить так, как хочет, я имею право оценивать ее жизнь так, как я считаю нужным. Поэтому речь не идет о запретах, речь идет об экспертной оценке того, на что будут тратиться немалые наши с вами бюджетные средства – и на телевидении… ну, в основном на телевидении.

О.БЫЧКОВА: Давайте мы тему дочери Л.Нарусовой на этом закроем - потому что вот тут что-то пишут нам на пейджер - не будем говорить о К.Собчак сегодня, речь действительно идет о совершенно другом. Но А.Минкин тяжело вздохнул здесь. Вы чем вздохнули именно?

А.МИНКИН: Обо всем вздохнул. Потому что во-первых, когда говорят о каких-то программах по телевидению и ведущих этих программ, независимо, мужского или женского пола – то это не их личное дело. Если бы они занимались тем, чем занимаются не на глазах у миллионов зрителей, вопросов не было бы. Но когда нам говорят - вот надо просто мыть руки, каждый должен мыть руки. Нет, у нас есть особые претензии к тем, кто выходит сразу к миллионам людей. Точно так же, как у нас есть особые претензии к чистоте рук и прочего у тех, кто в яслях обед варит. Вот сейчас где-то неправильно помыл руки, и 150 детей в больнице. Таким образом, чистые руки чьи-то - это его личное дело. А если нянечка работает с детьми, или повариха, то и чистые руки, и инфекционные заболевания - это не ее личное дело. И общество вправе потребовать, чтобы инфекционный больной не соприкасался с детьми, во всяком случае.

О.БЫЧКОВА: Хорошо. Что вас конкретно раздражает в СМИ, что вам кажется отвратительным, безнравственным и аморальным? Если говорить не такими медицинско-инфекционно-санитарными образами? Поконкретнее?

А.МИНКИН: Я вам скажу, что большая часть рекламы построена не на том, что рекламируется что-то съедобное, или какая-то одежда или парфюмерия. Большая часть рекламы показывает образ жизни.

О.БЫЧКОВА: Это везде так.

А.МИНКИН: да. И от этого ничего хорошего. Что значит – везде так? Если наркотики везде, то… послушайте, дайте отвечу вам. Перед телевизором, к сожалению, сидят дети. Поэтому все, что сейчас говорится о том, что "везде так" - не везде. В западных странах, на которые мы часто оглядываемся, очень жестко регламентировано то, что можно показывать по телевизору, и в какое время. И кодированные каналы. И если какая-нибудь наша передача про маньяков – не хочу говорить, каких маньяков, потому что сейчас и радио могут слушать дети, в том числе, мой сын - значит, про маньяков, передача по НТВ про людоедов – если бы такая передача вышла в открытом эфире в вечернее время, не в ночное…

Л.НАРУСОВА: Тот редкий случай, когда я с Минкиным абсолютно согласна - особенно про маньяков.

А.МИНКИН: Полетели бы головы. По Российскому каналу несколько лет назад была показана передача Мамонтова "Обратная сторона – дети". Из этой передачи итальянцы вырезали несколько секунд, и показали в Италии –всех уволили. А у нас эта передача шла почти час. И тогда я написал несколько заметок - "Необходимость цензуры", "Цензура, или смерть", а когда эту передачу отвратительную показали, как сказали в программе "по просьбе зрителей" - каких зрителей? Кто хочет это смотреть? Так вот я тогда написал текст, который назывался "Растлителя вызывали?", вы действительно это хотели видеть, или это такая форма рекламы порнопродукции под видом общественного негодования?

О.БЫЧКОВА: Понятно. Но эти программы, о которых вы говорите, они были обсуждены, осуждены, признаны таковыми.

Л.НАРУСОВА: Так нет гарантии, что их не будет заново.

А.МИНКИН: Так они все хуже становятся.

Л.НАРУСОВА: Нет гарантии, они будут наоборот - зрительский успех стимулирует их производителей седлать еще какую-нибудь программу - про некрофилию, или еще про что-нибудь?

О.БЫЧКОВА: Какой зрительский успех? А.Минкин только что сказал, что нет желающих это смотреть.

Л.НАРУСОВА: Почему? Отморозков много.

А.МИНКИН: Есть маньяки, но телевидение, особенно государственное, вовсе не обязано удовлетворять их маньяческие потребности. Пусть ищут сами, где хотят, а не на экране Российского телеканала или первого канала.

О.БЫЧКОВА: Почему мы только про телевидение говорим?

А.МИНКИН: Потому что оно самое массовое.

Л.НАРУСОВА: Оно наиболее сильное, эффективное.

А.МИНКИН: И я вам скажу – картинка – это очень сильно. Когда вы говорите про газеты, это надо складывать буквы в слова, слова во фразы – это большой интеллектуальный труд.

Л.НАРУСОВА: Это еще надо читать уметь.

А.МИНКИН: А картинка входит в мозги мгновенно. Я выяснял с профессорами, докторами, академиками наук, психологами и психиатрами, сколько же времени можно смотреть, чтобы не получить травму? 2-3 секунды, и травма нанесена человеку пожизненно – вот эта психотравма.

Л.НАРУСОВА: Хотела бы добавить, что детские психиатры бьют тревогу по поводу детских суицидов, связанных именно с этими вещами – когда дети смотрят все эти страшилки и появились суициды у детей 3-летнего возраста - вдумайтесь в этой.

О.БЫЧКОВА: Александр, ваши дети смотрят все эти страшилки?

А.МИНКИН: нет, категорически.

О.БЫЧКОВА: Потому что вы им не даете этого делать. Я тоже не даю.

А.МИНКИН: Это очень просто – детям телевизор вреден в любой форме, независимо от содержания передач.

О.БЫЧКОВА: Абсолютно. Или почти независимо.

Л.НАРУСОВА: А "Ежик в тумане"?

А.МИНКИН: Это я могу объяснить, если хотите – почему вредно, независимо от качества передачи. В кино пусть ходят.

О.БЫЧКОВА: Пускай книжки читают. Но, может быть, это проблема родителей, на самом деле, а не детей? Но это другая тема, конечно. Только я тогда не понимаю – если нужна цензура, если все так далеко зашло, если все так плохо – что же создавать какие-то такие палеативные совершенно Советы общественные, с наблюдательными экспертными функциями. В место того, чтобы взять и честно ввести цензуру? За чем тогда дело?

А.МИНКИН: Вот и об этом я предупреждал еще 5 лет назад – что потребность цензуры в обществе, потребность, которая возникла от отвращения к тому, что показывают и говорят, эта потребность, если общество само не сделает эту моральную цензуру, то государство, власть, использует эту общественную потребность, чтобы ввести свою. И скорее всего, политическую.

Л.НАРУСОВА: Перебрали. Вот такое сравнение в голову пришло, раз мы стали говорить о детях. Понимание своды как вседозволенности. Свободы, как способа извлекать коммерческую выгоду из всего, что приносит деньги, а деньги не пахнут. Это как дети – ушли взрослые из дома, оставили спички, и дети считают, что они свободны и можно спичками играть. К чему это приводит? И вот иногда наша журналистика, извините, пожалуйста, я нахожусь в святая-святых, но тем не менее, напоминает мне вот этих детей, которые пользуются спичками, думая, что теперь они свободны. А каждое поползновение родителей спички просто изъять и спрятать, сразу истерически бьются в конвульсиях, и кричат, что это и есть цензура.

А.МИНКИН: Но не ребенок только бьется в конвульсиях. Например, когда я вот эти заметки написал – про необходимость цензуры, и тому подобное – то уважаемый не-ребенок, В.В.Познер был очень возмущен, он говорил – вы знаете, стоит начать вводить цензуру, она обязательно станет у нас в стране политической.

Л.НАРУСОВА: Безусловно - "пуганая ворона куста боится" – мы это все проходили.

О.БЫЧКОВА: Какой же это куст? Это не куст, это танк.

Л.НАРУСОВА: Я говорю о том, что у нас есть историческая память, мы знаем, что может начаться с того, что выслать плохого писателя, а потом выслать оппозиционного политика.

А.МИНКИН: Общество не добилось ничего, и даже не попыталось добиться. А теперь государство создает вот этот Совет. И знаете, мне кажется, что… как бы это сказать повежливее… можно ли придумать хуже, чем создавать нравственный совет из наших депутатов?

О.БЫЧКОВА: Вот это хороший вопрос.

А.МИНКИН: Эти депутаты голосуют за ввоз ядерных отходов, это, видимо, от большой заботы о населении. Теперь из-за забот о детях они будут нравственность регулировать.

О.БЫЧКОВА: Наш депутат – Л.Нарусова, например.

Л.НАРУСОВА: Вообще не надо говорить, что если все велосипедисты плохие, поэтому все депутаты плохие.

А.МИНКИН: Большинство.

Л.НАРУСОВА: Я, кстати, была единственным депутатом, который голосовал и против отмены выборов. И против отмены выборов только по партспискам. Поэтому депутаты есть разные. И, кстати, в этот Совет входит уважаемый автор ныне действующего закона, очень демократического, М.Федотов, и академик Велихов. Если нас будет меньшинство, все-таки наш голос тоже будет услышан.

О.БЫЧКОВА: Мы остановились на том, что все депутаты безнравственные…

А.МИНКИН: Не все.

О.БЫЧКОВА: Подождите. Не имеют никакого морального права создавать высоконравственные советы, депутаты возражают, политические деятели еще не произнесли ни одного слова - как А.Мельников.

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем нашу программу "Ищем выход", мы говорим сегодня о том, кто должен заботиться о нашей с вами нравственности. Специальный общественный совет был создан при Министерстве культуры и массовых коммуникаций – но это повод для того, чтобы вернуться к этой теме. И попытаться понять все-таки, можно ли с помощью такой, например, структуры, изменить ситуацию, которую все наши гости сегодня, может быть, за исключением А.Мельникова, который еще выскажет свою точку зрения – наши гости сошлись на том, что да, действительно, ситуация критическая. Это тот редкий случай, когда Л.Нарусова, член общественного Совета этого самого при Минкультуры и Совете Федерации, и журналист А.Минкин оказались по одну сторону баррикад. Я только хотела вот еще о чем вас спросить – когда такие слова, как "нравственность и безнравственность" упоминаются в названиях или целях деятельности какой-либо структуры, тем более, окологосударственной, то предполагается, что кому-то в коцне концов известно, что это такое – нравственность или безнравственность. И есть определенные критерии, по которым эксперты уважаемые, в том числе и вы, Людмила Борисовна, будут судить, что является нравственным в газете или в телепередачи, а что нет. Что это такое – нравственность? Это что в данном случае?

Л.НАРУСОВА: Вы знаете, я могла бы прочитать с "Категорического императива" Канта и до современности все философские…

О.БЫЧКОВА: И Евангелие цитировать тоже не надо, если можно.

Л.НАРУСОВА: Поэтому что такое нравственность – это не предмет обсуждения сегодняшней программы. Насколько я понимаю, сегодня мы обсуждаем, можно ли и нужно ли сейчас в современных наших условиях вообще влиять на то оболванивание, зомбирование, и не хочу говорить пафосных слов типа "растление", которое действительно льется с экранов телевидения и из газет. Нужно или не нужно - а уже потом будем говорить. Я думаю, что нравственность может основываться, во всяком случае, в нашем обществе, на 10 заповедях - чти отца своего, не убий, не укради, и так далее. И вот если в контексте эти заповеди либо нарушаются, либо пропагандируются какие-либо иные действия, которые эти заповеди, эти фундаментальные понятия, выработанные человечеством за предыдущие столетия, нарушаются – да. Но это не категории юридические, в том-то и вся сложность.

А.МИНКИН: Юридические, уж извините.

О.БЫЧКОВА: Вот А.Минкин работает в газете "Московский комсомолец", там публикуются маленькие заметки, происшествия, например - старушка загрызла собачку в г.Москве, в каком-нибудь лесопарке. И вот кто-нибудь, какой-нибудь эксперт из Общественного совета скажет – это ужасно аморально - публиковать такие тексты. А другой человек скажет – это не имеет отношения к 10 заповедям.

Л.НАРУСОВА: Знаете, когда Д.Гранин, замечательный наш писатель написал блокадную книгу, где впервые рассказал о фактах каннибализма в блокаду, его пытались обвинить в очернительстве героизма народа.

О.БЫЧКОВА: Да. И у него была проблема с цензурой.

Л.НАРУСОВА: Но с другой стороны, это была правда. Неудобоваримая, но правда.

А.МИНКИН: Он не в детском саду выступал.

Л.НАРУСОВА: Он не пропагандировал каннибализм.

А.МИНКИН: Все эти разговоры про поедания, и тому подобное – это разрушение табу. Теперь, когда вы все здесь – и ведущая, и участники, говорите , что это невозможно сформулировать юридически, что это какой-то туман, я вам скажу - вот я попросил ваших сотрудников распечатать из Интернета Конвенцию ООН о правах ребенка – это юридический документ, подписанный, в том числе, и Россией. Конвенция ООН о правах ребенка говорит, ст.13: "Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение, искать, получать и передавать информацию, осуществление этого права может подвергаться некоторым ограничениям для охраны здоровья или нравственности населения" - это юридический документ. И дальше, в ст.17: "Государства-участники признают важную роль СМИ и обеспечивают, чтобы ребенок имел доступ к информации, однако поощряют разработку надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию".

О.БЫЧКОВА: То есть, этого достаточно как базы.

А.МИНКИН: Да, достаточно. Вот на основании этой Конвенции ООН можно пересажать все наше телевидение.

О.БЫЧКОВА: А.Мельинков, пожалуйста, достаточно ли этого текста, который прочитал А.Минкин для того, чтобы решить проблему с нравственностью в российских СМИ?

А.МЕЛЬНИКОВ: Да любому нормальному человеку вообще достаточно быть нормальным человеком. Вот Саша Минкин воспитывает своих детей, они у него не смотрят эти программы. Если мы говорим о детях, то больше всего о них должны заботиться родители.

А.МИНКИН: А если сироты? А если папа пьяный валяется?

Л.НАРУСОВА: А если мама на трех работах работает?

А.МЕЛЬНИКОВ: Значит это проблема немножко другая уже. И первое, с чего начать надо - с решения этой проблемы. В интернате Ходорковского, например, эта проблема решается – я это знаю.

О.БЫЧКОВА: Как это? Я не поняла.

А.МЕЛЬНИКОВ: Просто нужно создавать нормальные учреждения, которые бы заботились о детях.

А.МИНКИН: Нет, мы не можем…

А.МЕЛЬНИКОВ: Сейчас, Саш, если можно, я долго молчал, я закончу. Я бы считал, что это вообще проблема общая. И проблема не такая узкая. Она неправильно поставлена, я считаю.

О.БЫЧКОВА: Неправильно кем поставлена?

А.МЕЛЬНИКОВ: Я считаю, неправильно поставлено и заглавие передачи, и я считаю, что если мы говорим о тех вещах действительно, которые мы сейчас обсуждаем, которые появляются на нашем телевидении, то это вопрос совершенно другой. У нас основные телекомпании – они либо прямо принадлежат государству - это РТР, либо они контролируются компаниями, связанными с государством. Теперь, что касается РТР - они просто существуют на наши деньги, это наши налоги, из бюджета.

О.БЫЧКОВА: То есть, у государства итак есть все рычаги воздействия на СМИ?

А.МЕЛЬНИКОВ: Я считаю, что такого рода программы - вы правильно задали вопрос о понятии нравственности. Кому-то действительно не нравятся программы криминальные, кому-то не нравятся программы, связанные… кому-то не нравятся аншлаги, кому-то не нравятся сериалы, в которых транслируются те или иные образы.

О.БЫЧКОВА: Кому-то не нравится реклама пива.

А.МЕЛЬНИКОВ: Но это отдельная тема. Я не выступаю адвокатом всего этого. Я просто хочу сказать другое. Надо просто посмотреть, как наше телевидение пришло к такому состоянию, в котором оно сейчас находится.

Л.НАРУСОВА: Свобода.

А.МИНКИН: Пришло за деньги.

А.МЕЛЬНИКОВ: Это естественно, деньги.

А.МИНКИН: Все, и больше ничего.

А.МЕЛЬНИКОВ: Но с другой стороны оно выполняет очень важную вот этими программами социальную функцию. Когда в программах нет ни одного политического эфира, когда по сути своей значительная часть телевидения – это просто пропагандистское оболванивание общества - вот целый ряд вот такого рода программ - это жвачка, которая людям дается. Я не хочу сказать, что проблема к этому сводится. Но я считаю, что у людей есть возможность просто прямая влиять на это .

О.БЫЧКОВА: Как?

А.МЕЛЬНИКОВ: Через выборы.

О.БЫЧКОВА: Через что?

А.МЕЛЬНИКОВ: Через выборы. Избирайте нормальный парламент, избирайте не Путина президентом, а другого человека. И соответственно, запрос общественный, который таким образом будет формулироваться, те люди, которые будут работать в государственном телевидении – если оно вообще такое нужно, на мой взгляд - не нужно, соответственно, и проблемы будут решаться совсем иначе.

О.БЫЧКОВА: Значит, избирайте не Путина президентом, и у вас телевидение не будет показывать маньяков.

Л.НАРУСОВА: Ни Эрнста, ни Добродеева, ни Венедиктова люди не выбирают.

А.МЕЛЬНИКОВ: Венедиктова не нужно сюда примешивать. "Эхо Москвы" - это отдельная история.

О.БЫЧКОВА: Спасибо.

А.МИНКИН: Два замечания по существу. Во-первых, растленные программы проявились тогда, когда в парламенте были, в том числе, и ваши партии. Это не сегодня они появились. И вы ничего не сделали там в парламенте, чтобы эти передачи каким-то образом сократить.

Л.НАРУСОВА: А тогда И.Хакамада была вице-спикером, между прочим.

О.БЫЧКОВА: А Путин был чиновником в Санкт-Петербурге.

А.МИНКИН: Когда А.Мельников из партии "Яблоко" говорит, что это проблема родителей, что вот в интернате Ходорковского дети не смотрят такую гадость, там 100 или 200 детей. А 20 миллионов? Они не в этом интернате. Значит, дело не в том, что родители разрешают, или интернаты. А дело в том, что показывают. Потому что ваша позиция – это как торговец наркотиками, который говорит – я же не заставляю. Не покупайте. Не нравится – не включайте.

А.МЕЛЬНИКОВ: У меня не такая позиция, я не это говорил.

А.МИНКИН: Торговца наркотиками ловят и сажают. И люди, которые вот это вот показывают, что у нас идет по телевизору, должны быть осажены государством.

А.МЕЛЬНИКОВ: Это кто такие? Кто такое государство? Кто будет осаживать?

А.МИНКИН: Общество.

А.МЕЛЬНИКОВ: Общество и государство – это разные вещи. Что это за государство, что это за конкретные люди, которые должны осаживать? Кто?

Л.НАРУСОВА: Государство это все-таки тот кодекс законов, по которому государство и общество живет. Это саморегулирование через законодательство.

А.МЕЛЬНИКОВ: По конвенции, о которой вы говорите, наше телевидение не живет. Г-н Эрнст и Добродеев не живут по этой конвенции.

А.МИНКИН: Да, сегодня государство… я одну фразу скажу…

Л.НАРУСОВА: Дело в том, что международные конвенции, о которых сейчас Саша сказал, они являются главными. И наше законодательство мы должны строить – приоритет международного права над национальным. Наше законодательство мы должны строить, подстраивая под международные правовые нормы.

О.БЫЧКОВА: Ну, должны.

Л.НАРУСОВА: Но как только мы это начинаем делать, как только еще полтора года назад я стала говорить об ограничении порнографии, о торговле детьми через Интернет, на меня обрушились, все вообще собаки были спущены - якобы мы хотим ввести цензуру в Интернет. Не понимая то, что Интернет из величайшего достижения человечества превратился в оружие. В Интернете можно получить инструкцию, как сделать пояс шахида, в Интернете происходит покупка детей сейчас, в наше время. В Интернете идет детская порнография. И этому должно государство поставить заслон, или нет? Вот я вас спрашиваю?

А.МЕЛЬНИКОВ: А вот сотрудники ФСБ с Лубянки должны не на сайте "Грани.Ру" сидеть, и писать комментарии перед теми текстами, которые не нравятся, а вот прямо конкретно отлавливать эти сайты, этих людей, ловить их по адресам.

Л.НАРУСОВА: Для этого нужен закон. А как только мы к этому закону приступают, кричат - вы хотите ввести цензуру.

А.МЕЛЬНИКОВ: Поверьте – для этого им абсолютно никакого закона не надо. Имеющаяся законодательная база совершенно достаточна. Теперь я хочу сказать следующее - я телезритель одного канала, я телезритель канала "Культура".

О.БЫЧКОВА: Как я вас понимаю.

Л.НАРУСОВА: Блаженные.

А.МЕЛЬНИКОВ: И если говорить - а можно? Можно. Это существует за бюджетные деньги, там показывается киноклассика, там показываются очень хорошие программы.

М: Это слишком.

А.МЕЛЬНИКОВ: Почему нельзя этого сделать? Это очень хороший пример того, что это можно сделать. А если этого не делается по ОРТ, НТВ, РТР – значит, за этим стоят какие-то другие могучие силы. Деньги, правильно, с одной стороны. Но с другой стороны и то, о чем я говорю – промывка мозгов.

А.МИНКИН: Мельников сейчас сказал –посмотрите, как я хорошо делаю, я смотрю "Культуру", я не колюсь наркотиками, итак далее.

Л.НАРУСОВА: А 19 августа 1991 г. все смотрели "Лебединое озеро", хочу напомнить.

А.МИНКИН: Ваша нравственность нас не заботит. Мы о детях говорим. О детях, которые не включают канал "Культура".

А.МЕЛЬНИКОВ: А я не о себе говорю. Я привожу канал "Культуру" как пример.

Л.НАРУСОВА: Ну, давайте смотреть "Лебединое озеро".

А.МИНКИН: Ни на одном канале не должно быть этой похабщины. Потому что дети не умеют себя тормозить. Детям водку не продают ни в одном магазине.

О.БЫЧКОВА: Алексей ровно это и имел в виду.

А.МИНКИН: Он говорит – есть канал "Культура", где все хорошо. А я говорю - не хочу быть каналов, где плохо.

А.МЕЛЬНИКОВ: Я хочу с казать, что есть канал "Культура", на котором это сделали – давайте сделаем на других. Что это оказывается можно делать. Это канал, существующий за бюджетные деньги.

Л.НАРУСОВА: Бюджета на всех не хватит, поэтому и реклама навязчивая, поэтому и зомбируют через эту рекламу нас всех.

О.БЫЧКОВА: Но вы считаете, что "Лебединое озеро" - это скучно.

Л.НАРУСОВА: Нет, это не скучно. Я вчера, например, смотрела в Мариинском театре с огромным удовольствием.

А.МЕЛЬНИКОВ: Что касается рекламы – это предмет другого законодательства.

О.БЫЧКОВА: Это другая история.

А.МЕЛЬНИКОВ: Законодательства о рекламе. Это тоже возможно, и вы знаете, что по пиву внесли ограничения.

Л.НАРУСОВА: Да, но сколько было противников. Как только мы ввели вообще проект закона об ограничении пива, знаете, какое было лоббирование?

А.МЕЛЬНИКОВ: Вот Александр нам все время говорит – общество. Дорогие люди, дорогие граждане - вам это нужно? Если вам это нужно – так идите на выборы, и поддерживайте тех политиков, которые эти вещи отстаивают.

Л.НАРУСОВА: Слушайте, перестаньте агитационную агитку делать из передачи.

А.МЕЛЬНИКОВ: Я не говорю в данном случае про "Яблоко". Я говорю - вы поддерживаете тех, кто выдвигает эти лозунги. КПРФ выдвигает - замечательно, поддерживайте КПРФ, и делайте. А если это безразлично, если желание, что кто-то это должен сделать, а я буду сидеть просто так, и высказывать… ну, хорошо Минкин – он человек активный, пишущий, с активной позицией. Он выступает, я его позицию много раз слышал, и она действительно убедительна - я считаю, что правильная в значительной степени. А люди, которые считают, что все должно свалиться – нормальные. Нравственное телевидение, нормальная политическая система, что-то еще, деньги – это что такое?

А.МИНКИН: Вопрос все-таки простой – общество должно ловить наркоторговцев, или государство?

О.БЫЧКОВА: Вопрос еще более простой. Пока осуществить все это с выборами президента и с не выборами чего-то - это немножко другая история…

А.МИНКИН: Лет через 20.

А.МЕЛЬНИКОВ: Почему через 20? 20008.

Л.НАРУСОВА: Светофор кто должен устанавливать на улицах? Вот на красный стоять, на зеленый - ехать. Кто должен устанавливать? Общество или государство.

А.МЕЛЬНИКОВ: Давайте так. Я - политический противник Путина.

Л.НАРУСОВА: Да ради бога, речь не об этом.

А.МЕЛЬНИКОВ: Вы человека этого знаете - но так он у нас все теперь в стране.

Л.НАРУСОВА: Какое это отношение имеет к моему вопросу о светофоре?

А.МЕЛЬНИКОВ: Прямое. К тому, чтобы он дал указание – вот вы с ним общаетесь, вы ему с кажите - уважаемый Владимир Владимирович, вот вы – то самое государство, тот самый регулировщик, и я не знаю, кто – вызовите Эрнста.

Л.НАРУСОВА: Я не считаю, что Путин это и есть государства.

А.МЕЛЬНИКОВ: А кто же он такой-то?

О.БЫЧКОВА: Введите, пожалуйста. Нравственность, Владимир Владимирович.

Л.НАРУСОВА: Он - гарант Конституции.

А.МИНКИН: Которая меняется на каждом шагу.

А.МЕЛЬНИКОВ: Как он ее гарантирует - это мы хорошо видим на протяжении многих последних лет.

О.БЫЧКОВА: Подождите. Но вот мы как раз наблюдаем попытку государства вмешаться в эту историю.

Л.НАРУСОВА: И сразу истерика.

А.МИНКИН: У кого?

О.БЫЧКОВА: Создать Общественный совет по поддержке, еще раз скажу, социально-значимых проектов и общественной нравственности в СМИ.

Л.НАРУСОВА: Неуклюжее название, согласна. Хватит это муссировать.

О.БЫЧКОВА: Не важно, лишь бы была уклюжая деятельность.

Л.НАРУСОВА: Важно, чтобы деятельная структура была. На что направлена?

О.БЫЧКОВА: Но государство все-таки пытается.

Л.НАРУСОВА: Пытается решить – на наши с вами деньги что смотреть – сериалы про бесконечных Ментов и убийств, или все-таки, что сеет, простите, разумное, доброе, вечное.

А.МИНКИН: Нет, вы неправильно говорите – структура. Структура очень хорошая. Важно, из кого она состоит. Если консилиум состоит из хороших врачей, он полезен. Если это коновалы, уроды безграмотные, они больного загубят.

Л.НАРУСОВА: Я надеюсь, вы не меня имеете в виду?

А.МИНКИН: Да зачем же вы все на себя-то?

Л.НАРУСОВА: Вы так на меня посматриваете, искря глазом…

А.МИНКИН: Я смотрю на собеседника.

О.БЫЧКОВА: А прозвучало именно так, Александр.

А.МИНКИН: Итак, если бы это было правильно и серьезно, то общество должно было бы – хоть бы и голосованием – выбирать туда людей, чей позиции оно доверяет. А когда нам говорят - вот мы создали структуру, и там будет Слиска, кто там еще? Комиссаров? Слиска будет председателем.

О.БЫЧКОВА: Председатель – министр культуры А.Соколов. Слиска будет сопредседателем. М.Федотов, Г.Резник член Общественной палаты, известный адвокат. А.Лысенко – президент Международной академии телевидения и радио, Ясин-Засурский, декан факультета журналистики МГУ, и так далее. Ну что, уважаемые люди. На самом деле.

А.МИНКИН: Ладно, я вам сказал – общество должно было бы выбрать туда тех людей, чью позицию оно уважает бесконечно. То есть, образцов нравственности, а не деятелей, которые всюду председательствуют. Это же чепуха.

О.БЫЧКОВА: Понятно. У нас есть вопрос от наших слушателей, который пришел по Интернету как раз к этой беседе - а кто эти маяки, образцы и примеры нравственности? И просили их назвать. Давайте мы оставим эту историю , потому что она более подробная, на следующую часть нашей программы, которая будет через минут 7-10, а сейчас у нас будет интерактивное голосование. А вопрос такой – возможно ли, по вашему мнению, уважаемые слушатели "Эхо Москвы", сделать более нравственными российские СМИ с помощью, например, новой структуры при Минкультуры – раз мы об этом говорим. А.Минкин делает уже сразу какое-то выражение лица, но у вас будет возможность высказаться. Итак, если вы считаете, что это возможно, вы набираете 995-81-21, если вы считаете как А.Минкин, судя по всему…

А.МИНКИН: Вы не хотите отредактировать вопрос? Можно ли изменить ситуацию…

Л.НАРУСОВА: Я согласна, вопрос некорректно поставлен. Нужно ли менять ситуацию, а потом уже - а судьи кто. Вот это можно поставить.

О.БЫЧКОВА: То, что ситуацию менять нужно – это мы поняли.

А.МИНКИН: Сомнений нет.

О.БЫЧКОВА: Речь идет о том, как это нужно делать. Итак, если вы согласны с А.Минкиным, что с помощью таких средств. Как новый Общественный Совет при Минкультуры, то есть, неких структур, созданных госорганами - если вы считаете, что это невозможно, - 995-81-22. Итак, начинаем наше интерактивное голосование.

О.БЫЧКОВА: Еще раз вопрос – возможно ли сделать боле нравственными российские СМИ с помощью новой структуры при Минкультуры? Если да, это возможно - 995-81-21, если вы считаете, что нет, не получится -и на этот раз - 995-81-22. Голосование уже началось.

Л.НАРУСОВА: Целесообразно ли.

О.БЫЧКОВА: Хорошо, целесообразно ли.

А.МИНКИН: А предсказать результат можно?

О.БЫЧКОВА: Гости наши готовы делать ставки – А.Минкин и Л.Нарусова, предлагают как на ипподроме. Хорошо, давайте. В процентах.

А.МИНКИН: Если вопрос сформулирован, можно ли изменить нравственность в наших СМИ с помощью этой структуры, которая создана – минимум 90 будет "нет".

О.БЫЧКОВА: Хорошо, записала - 90:10. Людмила Борисовна?

Л.НАРУСОВА: Думаю, да - будет "нет", но процентов 78-80.

О.БЫЧКОВА: Это будет 22%

Л.НАРУСОВА: Потому что я тоже считаю, что нельзя. С помощью этой структуры – нельзя.

О.БЫЧКОВА: Алексей, ваши ставки?

А.МЕЛЬНИКОВ: Да здесь вопрос серьезный. Я просто хотел сказать – ну, что такое Минкультуры? Все мы прекрасно знаем, и уважаемые радиослушатели, наверное, тоже себе представляют – не самый влиятельный орган в правительстве.

О.БЫЧКОВА: Вот если бы это было Минобороны…

Л.НАРУСОВА: А еще бы лучше ФСБ.

А.МИНКИН: Генпрокурор.

А.МЕЛЬНИКОВ: Не самый сильный министр, который способен свою точку зрения отстоять - в таком серьезном вопросе.

О.БЫЧКОВА: А Генпрокурора как раз уволили.

А.МЕЛЬНИКОВ: Ну, его уволили за другое.

Л.НАРУСОВА: Нет, в от когда нравственностью будут заниматься прокуроры – это уже все.

А.МЕЛЬНИКОВ: А почему? Он нравственностью у нас занимался. Он сажал Ходорковского с Лебедевым и проповеди нам читал. Одновременно нравственно-религиозные.

Л.НАРУСОВА: Скуратов очень активно занимался нравственностью. Вот Скуратов преуспел.

А.МИНКИН: Наши эти люди – они очень похожи на генпрокуроров в определенный момент.

О.БЫЧКОВА: "Наши люди" - это кто?

А.МИНКИН: Облеченные властью - про них периодически говорят " человек, похожий на генпрокурора". Это очень смешно. И этих похожих на генпрокурора уже столько - караул просто.

Л.НАРУСОВА: Александр, вы же помните, когда это возникло? Когда были эти постельные сцены – трудно было определить. Скуратов это, или нет. Поэтому и придумали такую формулу – похожий.

А.МИНКИН: Я понял, что вы смотрели эту передачу.

Л.НАРУСОВА: А то.

О.БЫЧКОВА: Мы обещали включить телефон прямого эфира.

А.МИНКИН: Самое интересное, что этот человек, похожий на генпрокурора, потом пошел в президенты, кандидатом выдвинулся.

Л.НАРУСОВА: Он еще в Страсбурге это оспаривает.

О.БЫЧКОВА: Я уже жалею, что я упомянула всуе…

Л.НАРУСОВА: Не к ночи будь помянут.

О.БЫЧКОВА: Да. Дадим возможность высказаться нашим слушателям. Итак, возможно ли сделать более нравственными российские СМИ с помощью новой структуры при Минкультуры? Если да, это возможно - 995-81-21, если вы считаете, что нет, не получится -и на этот р

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.