Медиановости

19 июня 2006 11:35

Человек из телевизора

ВЕНЕДИКТОВ: 11 часов 8 минут в Москве. Это не я – человек из телевизора, а человек, вперившийся в телевизор. Алексей Венедиктов заменяет Ксению Ларину, которая ушла в отпуск. Кстати… Ирина Петровская в студии. Доброе утро, Ир.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Доброе утро.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, нужно поздравить Ксению, она получила премию "Театрал", как лучший главный редактор театрального журнала, вернее, журнала, пишущего о театре.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Поздравляем. Я тоже только что увидела в одной из газет с ее фотографией. Там дифирамб. Поем дифирамб Ксении Лариной.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, вот так растут наши люди. Поем. Ирина Петровская. Напомню, что наш пейджер 725-66-33, что наш смс – 970-45-45 и что наши телефоны обязательно сегодня я отдам вам Петровскую на растерзание. 783-90-25 – для Москвы…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Не жалко Петровскую?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Жалко, но будет много маленьких Петровских. Разорвут и… 783-90-26. Чаще будешь приходить. Я начну с такого теоретического посыла. Значит, вчера мы встречались с Александром Роднянским – продюсером СТС. И мы с ним не то, что заспорили, поскольку, конечно, что я с ним буду спорить – он великий, а я зритель. Мы с ним говорили, там была небольшая компания, и он, например, считает, что в телевидении формат передач не важен, а важно лицо человека, который ведет этот формат. То есть смысл его речения был такой – что вот возьми одинаковый формат, поставь человека такого-то с таким-то обаянием с т.д., и это будет супер, или поставь человека с отрицательным обаянием, и формат не сработает. Что ты думаешь по этому поводу?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, по идее я, наверное, соглашусь в том, что все определяет все равно личность ведущего, лицо ведущего, обаяние ведущего. Другой вопрос, что сегодняшнее телевидение, оно настолько стало технологично, что как бы клонирует определенные типы ведущих. И, в общем-то, поставь одного вместо другого, может быть, даже никто и не заметит. Особенно это, конечно, касается сегодня информации.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но информация – это отдельная история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, мы говорили просто…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что это тоже концепция. Есть две концепции в мировом телевидении по информации. Есть концепция, когда ведущий должен перетягивать на себя внимание, а есть концепция, когда ведущий должен прятаться за новостями. Это западная концепция. Никто не помнит ведущих, там за исключением американского телевидения, никто не помнит ведущих информационных программ – это кто?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Правильно. Мы все-таки исходили из того, что после того, как у нас вот… Да и в программе "Время" – до сих пор ведь между прочим старая программа "Время" помнится по Игорю Кириллову, Анне Шатиловой, несмотря на то, что они были, в общем, в чистом виде дикторами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Надо сказать, что и сейчас Катя Андреева – это Катя Андреева.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Сейчас тоже это, в общем…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А кто там еще? А я уже и не вспомню.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Из мужчин, да, мы уже и не вспомним. Нет, появилась еще вот эта девушка Юлия Панкратова, которая теперь ведет на Первом канале новости.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И она все-таки так немного отличается, а в целом… У нас была в начале 90-ых концепция, что новости должны быть окрашены некоторым авторским отношением...

А.ВЕНЕДИКТОВ: В человеке…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И в этом смысле люди были ведущими.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ир, а можно я задам вопрос нашим слушателям?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Давай.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На голосование поставлю. Вот поставлю на голосование. Ты не против?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Абсолютно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы с Ксенией голосовали?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, бывали случаи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Бывали. Вот смотрите, как вам кажется, правильно должно быть в телевидении, чтобы ведущий новостей… новостей…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, нет, все-таки давай мы действительно шире возьмем, потому что новости я привела…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, потому что для шоу личность, а для новости, может быть, не личность. И людей ты сейчас заставишь выбирать голосованием.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, хорошо. Давай.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ведущий новостей – вам интереснее смотреть новости, где ведущий является яркой личностью или вам гораздо интереснее смотреть новости… ну, как… даже без ведущий. Вот, пожалуйста, тебе "Евроньюс" – то есть до того стерто, что нет ведущих. Понимаешь?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, есть и такая концепция.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что вам интереснее смотреть в новостях? Новости, где… новостные программы, где ведущий – личность яркая, или где ведущий стерт, скажем так? Если вы считаете, что вам интереснее смотреть, где ведущий – личность, ваш телефон прямо сейчас – 980-59-48. Если вы считаете, что гораздо важнее, что ведущий стертый, ну, невидный ведущий, вам важнее новость – тогда ваш телефон 980-59-49. Голосование начинается. Вот голосование уже пошло. Какие новости вам интереснее смотреть, важнее смотреть, значительнее смотреть – сами решайте. Там, где ведущий – яркая личность, где вы запоминаете новости благодаря ведущему, и тогда ваше телефон 980-59-48, или там где ведущий стерт, он нейтрален, он не личность, его нет или его вообще нет.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Или он, даже более того, не ведущий, часто уже тоже просто диктор, который просто сообщает некоторое количество.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ваш телефон 980-59-49. Итак, ведущий новостей – личность – 980-59-48, ведущий стерт, не видно, важнее новость – 908-59-49. Поехали. Так, вот голосование идет, смотри, у нас уже почти 500 человек проголосовало.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И какие, пока еще не известно, результаты?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, результаты на экране у меня. Ну, вот сейчас еще буквально 7 человек и будет 500, и я остановлю. Все. За минуту 537 человек нам проголосовало. 54,7% - личность, 45,3% - новости, безличностные. Это означает пополам, Ир, надо признать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, фактически пополам, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот наши слушатели считают, те 500 человек, кто позвонил, считают, что пополам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но при этом вот просто чистый такой эксперимент из прошлого вспомним – ведь сколько уже за это время перед нами прошло разных ведущих и проходит. Кто остается в памяти, кого до сих пор помнят? Тех, кто был именно вот таким ведущим, с ярко выраженным отношением к новости – опять же оставляем за скобками, как мы лично к этому относимся – Света Сорокина, Татьяна Миткова, Михаил Осокин, даже тот же Доренко, хотя это чуть шире было, это была авторская аналитическая программа…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, у Светы тоже была авторская аналитическая программа.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но когда она вела "Вести", она вроде бы была просто ведущим. Флярковский, Гурнов, Ростов – это вот все помнится со времен начала 90-ых годов. А остальные люди, которые приходили, сидели, потом шли куда-то на повышение, вот они и не запомнились. Значит, мне кажется, что мы просто исторически, ментально, может быть, должны… как мне кажется, тяготеем…

А.ВЕНЕДИКТОВ: "Поэт в России – больше чем поэт".

И.ПЕТРОВСКАЯ: У нас всё больше, чем… поэт, ведущий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Литература больше, чем литература.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но доверие возникает именно оттого, что ты начинаешь уже долго быть с этим человеком знаком, он к тебе каждый день приходит, и дальше ты выбираешь, кому ты больше доверяешь – вот, собственно, этот принцип конкурентный. Я выбираю этого ведущего, потому что… Потому что я ему больше доверяю, он более симпатичен, потому что он способен даже иногда, как было в случае с Сорокиной – кто ее за это только не клевал – заплакать, слезы появились, когда началась чеченская кампания.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но все это помнят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Именно, все это помнят, помнят все эти знаменитые ее прощалки, и даже ирония там – наша Родина-мать ее называли. Но помнят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Помнят.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А другие девочки вот они будут мелькать – мальчики, девочки, кто-то состарится на посту, кто-то нет…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот давайте на эту тему со слушателями – 783-90-25 вопросы Ирине Петровской и вообще на любые телевизионные темы. 783-90-25 – для Москвы телефон, 783-90-26 – не для москвичей. Я буду чередовать, безусловно. Единственная просьба – представляться, потому что надо как-то к вам обращаться. И ваш вопрос Ирине Петровской. Напомню, это передача "Человек из телевизора" и вопросы, касающиеся телевизора. Первый звонок не из Москвы, видимо. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Николай. Я бывший журналист. Дело в том, что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Откуда вы звоните, Николай?

НИКОЛАЙ: Из Перми. Вы немножко лукавите, когда…

А.ВЕНЕДИКТОВ: И вы лукавите.

НИКОЛАЙ: Да. Подождите, выслушайте меня. Вопрос в том, что западные новости, они не обесцвеченные, не обезличенные. Каждый западный ведущий – я смотрел и по СNBC, и по BBC World, и по Немецкой волне – и они личности, они очень яркие в кадре.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Назовите мне хотя бы одного ведущего BBC World, имя?

НИКОЛАЙ: Нет, в данный момент я имя не могу назвать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, вот, понимаете? Ирина, отвечай коллеге из Перми.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, я думаю, что британец нам назовет на самом деле.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Из мирового BBC – сомневаюсь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тут Николай прав. Я думаю, что и британцы точно так же выбирают из своих каналов, именно потому что доверяют этому условному Майклу Скотту, а, скажем…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Майклу Джексону.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …какой-нибудь другой – Майкл Джексон, не вызывает такого доверия. Точно так же все выпуски – ты прав – американского телевидения…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Американцы, да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …всех этих основных сетей и компаний, там тоже был выбор прежде всего между ведущими, особенно в вечерних этих главных новостях. Поэтому, я не знаю, вот мы не дали Николаю договорить, он считает, как, что у нас должен быть в первую очередь…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Он так и считает, очевидно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, ну, да. И в данном случае – я еще раз повторю – даже и не Запад в этом смысле нам указ, хотя какие-то вещи было бы у того же BBC перенять.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В "Аль Джазире" хороший ведущий.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это не Запад уже. Это восток, извините.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот я говорю – в "Аль Джазире" хороший ведущий.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А просто я говорю, вот так сложилось, мы все воспринимаем через определенное лицо, личность – возвращаясь к разговору твоему с Александром Роднянским. И поэтому ставка на… Почему НТВ в свое время гремел? Потому что была ставка, несмотря на то, что был слоган "Новости – наша профессия", но была ставка на каждого индивидуального, конкретного человека.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Более того, даже корреспонденты…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже корреспонденты…

А.ВЕНЕДИКТОВ: …которые сейчас по всем каналам растеклись…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это уже поразительный случай – первый в истории, во всяком случае, нашего телевидения, когда корреспонденты стали звездами и приходили на определенного корреспондента. И сегодня они эту школу пытаются сохранить и распространили ее на другие многие каналы. Есть такой подход. Есть абсолютно обезличенный, ты прав, как ты говоришь, вообще без ведущего. И так некоторые, кстати, наши каналы, было время, пытались действовать – просто набор, подборка, помнишь, так, по-моему, ТВ-6 делало одно время – шесть новостей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Шесть новостей, помню, было такое.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но не долго продержалось.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но при этом половина наших радиослушателей позвонивших – я хотел бы сказать Николаю из Перми, какое тут лукавство? Вот цифры – 54 на 45. Ну, вот, вот люди, которые предпочитают одно и другое, то есть предпочитают разное.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тоже, но на самом деле, для этого, собственно говоря, и существует множество каналов, по идее, чтобы был выбор. У кого-то, может быть, выбор – смотреть с таким вот, как ты говоришь, не стертым даже, но с чисто функциональным ведущим…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Отстраненным, обезличенным.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …отстраненным, а кто-то, кому нравится воспринимать через отношение другого человека, пусть смотрят еще что-то. Мне не нравится, когда все становится похоже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мир идет к универсальности.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, вот, увы, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 783-90-25 – это телефон для Москвы. Ваши вопросы и мнения Ирине Петровской, 783-90-26 – для не Москвы. Теперь московский номер. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Алексей Алексеевич, добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Андрей – ваш постоянный слушатель. Хотелось бы вот такое сказать, поскольку сейчас о новостях заговорили мы, вот мне кажется, что все-таки ведущий должен быть как-то… скорее всего принадлежностью какого-то, допустим, канала или радиостанции, допустим. У вас это прослеживается, скажем так, и это хорошо, я считаю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что вы имеете в виду, Андрей?

АНДРЕЙ: Я имею в виду, что есть люди, которые…

А.ВЕНЕДИКТОВ: …бегают по каналам

АНДРЕЙ: …бегают по каналам…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Одновременно, причем.

АНДРЕЙ: …и люди превращают это в зарабатывание денег.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот я сейчас хочу рассказать одну историю.

АНДРЕЙ: То есть, допустим…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, понятно, извините, просто сейчас времени нет. Я хочу сказать – грандиозный скандал во Франции, грандиозный скандал этим летом во Франции: очень многие ведущие федеральных каналов так называемых, ТФ-1, ФРАНС2…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, хотя там это условное очень – федеральных…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Национальных, извини, национальных каналов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они работали в том числе и на спутниковых каналах, вели разные передачи одновременно. И руководство главных каналов, ТФ-1, в первую очередь, это частный канал, приняло решение вот то, что сказал Андрей – вы лицо канала, вы только на нашем канале. Ведущие суперпопулярные, приносящие миллионы барышей и сами зарабатывающие миллионы, они все уходят на спутник. Они выбирают спутник. Ты представляешь себе? Это решение… это идет дикий скандал, то есть лицо канала, которое ведет там… супер-пупер, ну, я не знаю, сравнимы там, я даже не знаю, с кем…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Опра Уинфри.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Катя Андреева.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А, тоже новости, ты имеешь в виду?

А.ВЕНЕДИКТОВ: И новости. Нет, не новости, конечно. Опра Уинфри, конечно. Вот она уходит на спутник и бросает первый канал – ТФ-1 это первый канал. Они уходят туда, потому что…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, только, чтобы нас правильно поняли – Опра Уинфри взята исключительно просто как громкое имя. Мы знаем, что она не во Франции работает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как громкое имя. Нет, я пытаюсь понять уровень наших. Ну, это все равно, что было бы – мне даже сейчас трудно сказать, кто у нас там. Вот Андрей Малахов.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, ну, скорее давай возьмем все-таки, если о форматах, Познер, например.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Познер.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Бросает Первый канал, уходит на спутник.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уходит на спутник, если ему ставят выбор, и он на спутнике работает. Вот история такая. Вот они предпочитают уходить туда. Но проблема есть. Во Франции, видишь, руководство каналов решило проблему.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У нас ведь тоже это давно решили, потому что был период, когда некоторые ведущие выходили с разными программами на разных каналах или прыгали. Потом была некоторая конвенция такая заключена между руководителями каналов – не переманивать ведущих и перестать прыгать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Хотя переманивания продолжались – это характерный…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там вопрос другой – работа одновременно. Вот зарабатывание – то, что сказал Андрей. Андрей про это говорил.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, я понимаю, но я тебе не могу привести пример, чтобы сейчас кто-то где-то работал и в федеральном эфире, или просто на разных каналах. Можно ходить друг к другу в гости.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это понятно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Можно, в зависимости от того, в какой ситуации находятся отношения между каналами, но вот так, чтобы человек и там, и сям был – этого уже нет. А вот, правда, за новые молодые дарования идет борьба, потому что Иван Ургант, помним мы, начинал на Втором канале, потом как-то очень быстро был перетянут на Первый. И сейчас его там максимально…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну, это нормальная история.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но даже это все-таки довольно редко – вот переманивание конкретное тоже как-то считается не комильфо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну, почему, мы же помним, когда с одним журналистом, скажем, расторгают контракт, его тут же забирает другой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это другой вопрос – это когда расторгают, а вот так чтобы, как раньше было, переманивали: "Мы тебе заплатим в три раза больше, чем ты получал до этого, и ты приходи", - это все-таки исчезло.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не могу не ответить Елизавете Михайловне: "Алексей Алексеевич, ответьте, пожалуйста, на вопрос не как главный редактор, а как мужчина. Что вы находите в Екатерине Андреевой, я уж не говорю о том, что у нее дома висит огромный портрет Сталина?" Отвечаю как мужчина. В Екатерине Андреевой я нахожу женщину.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, да, и в общем, довольно сложно… Пусть бросит в меня камень тот, кто скажет, что это мальчик.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, что за вопрос? 783-90-25 и 783-90-26.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый день. Я из Москвы, меня зовут Тамара. Вы знаете, меня чего потрясло. Я обожаю смотреть "Культуру", считаю уровень ее замечательным, канала – его. И тут посмотрела в прошедшее воскресенье, 11-го, рубрика "Легенды мирового кино", посвященная Татьяне Окуневской. Мы знаем про ее жуткую трагическую судьбу…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

ТАМАРА: И когда звучал текст: "В ее плену многие сильные мира сего. Да, совсем забыл – был еще и чешский унитаз", - поверьте мне, это дословно, я запомнила. "Зачем пустили Дуньку в Европу?" – про ее первый зарубежный выезд, так сказать, за рубежи. Теперь понятна реакция Госбезопасности – ее приговорили к 10 годам, отсидела только 6. И все, знаете, так скороговорочкой. Плетью обуха не перешибешь, но и ее можно применить…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тамара, невозможно пересказывать фильм. Проблема понята.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я не видела, к сожалению, фильма.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тамара ставит проблему опять – уважительное или неуважительное отношение к великим, уже ушедшим.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Но опять же, мы можем только довериться в данном случае словам. Если там употреблялись такого рода выражения – пустили Дуньку в Европу, то это в любом случае…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это невозможно – напели Бетховена. Нельзя так.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это все понятно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Проблема есть. Вот есть великое, есть человек с трагической судьбой.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, есть другая проблема, поскольку…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давай про нее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вернемся тогда к известной истории – деятели культуры, теперь их до ста человек, подписали письмо к президенту с требованием оградить их от вмешательства в частную жизнь. Есть проблема? Есть проблема. Но для меня еще большая проблема – это вмешательство в частную жизнь людей ушедших, в том числе великих, но в первую очередь, знаменитых, конечно. Потому что в частную жизнь простых смертных, ушедших уже, вряд ли кому интересно вмешиваться. И мы знаем несколько вопиющих примеров, о которых мы здесь с Ксенией много раз говорили, когда это сделано было просто безобразно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Для меня это неочевидно, Ир. Для меня это неочевидно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И вроде бы уже некому их защитить. Нет, почему, очень очевидно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, для меня неочевидно. Это та же история, которую ты описываешь в своей колонке субботней по поводу передачи Малахова про звезд.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Там что тебе неочевидно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне не очевидно, насколько личная жизнь великих и правда о великих должна быть скрыта. И насколько, даже ушедшие, не должны подвергаться критике. Вот Рубенса мы можем критиковать? И Пикассо? Можем.

И.ПЕТРОВСКАЯ: За что?

А.ВЕНЕДИКТОВ: За все.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Допустим, за то, что Рубенс был неразборчив в своей личной жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Тебе это интересно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А мне нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А мне да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А мне абсолютно нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А мне интересно, когда я вижу женщин на его полотне, а потом узнаю, кто они – мне интересно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кто они – другое дело.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А почему они у него на коленях все время?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, так, может быть, в то время было принято.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот это и надо об этом говорить.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это другой вопрос – это обычаи, через которые можно узнать биографию человека.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаешь, у меня свои обычаи. Не согласен.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Дело в том, что знаменитый человек остается в памяти, в истории не потому, что он, не знаю, сменил 10 мужей, не смог родить детей или сделал там 28 абортов, или какие-то еще, или пил…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А эти трагедии переходят в его творчество. Если бы он не пил, может быть, и картин бы таких не было.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Может быть. Тем не менее он остается в истории и человеческой памяти тем, что он делал…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, и остался. Хорошо.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И своими картинами, и все. Поэтом добавляя… в некоторых случаях, в некоторых случаях, может быть – там, трагедия Высоцкого, возможно, невозможна без того, что мы знаем, особенно о последних годах его жизни. Но без опять же вот этого смакования, которое сегодня стало очень популярным.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот уровень смакования. Вот это смакование, а это не смакование – вот это где?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это внутри каждого творца, который понимает, что есть определенные. Даже лексика, даже лексика, которая в первую очередь говорит о том, что ты все-таки уважаешь в человеке то, что от него осталось. А память остается именно стихи, песни, роли, спектакли, которые человек поставил, кино, которое он снимал. И вот здесь я готова согласиться с многими ныне живущими знаменитыми людьми, что это действительно становится редко предметом какого-то анализа профессионального. Но, к сожалению, и публика – ты прав совершенно, когда ты участвовал в этой программе "Пусть говорят" – публика, к сожалению, предпочитает при огромном выборе, она предпочитает все-таки подсмотреть в замочную скважину.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот давай спросим публику? Вот сейчас вот опять проголосуем. Вот опять проголосуем. Сейчас все у нас будут интеллигентными.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, как в этой передаче.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я просто хочу их в лицемерии поймать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Когда спросили публику, сидевшую в студии "Пусть говорят", читают ли они желтую прессу, все закричали, что не читают…

А.ВЕНЕДИКТОВ: И газет не читают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …и вообще не читают газет. И получается, что это издается ради просто факта – кому-то интересно миллион экземпляров.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там был гениальный вопрос, когда Ирина спросила, обращаясь к публике: "Вам интересна я?" - и публика закричала: "Не-е-ет!" Она имела в виду, что разделить личную жизнь и…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ирина Розанова.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Скажите, пожалуйста, наши уважаемые слушатели, наши замечательные лицемерные слушатели, как говорит Матвей, это ссылка, я не несу ответственности...

И.ПЕТРОВСКАЯ: Нет, кстати, наши слушатели, мне кажется, менее лицемерны. Публика в целом, да, она весьма бывает лицемерной.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Считаете ли вы вправе для себя знать обо всем, что касается великих людей, в том числе их частной жизни? Так?

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, Да. Тут может быть шире…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Считаете ли вы – а я шире поставлю – чтобы даже понять творчество великих людей…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …надо залезть к нему в постель?

А.ВЕНЕДИКТОВ: …надо залезть к нему в личную жизнь? Если да – 980-59-48, если нет – 980-59-49. Голосуем до одной минуты. Народ ошалел. Просто все замерло. Считаете ли вы, что для того, чтобы знать и понимать творчество великого человека, нужно знать о нем не только, как он рисовал, не только его изящество, а его личную жизнь, откуда проистекло его творчество.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Творчество далеко не всегда проистекает из личной жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Всегда.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Далеко не всегда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кто считает, что так, кто считает, что так – 980-59-48, кто считает, что нет – 980-59-49. Кто считает, что достаточно посмотреть на квартиру… на квартиру – на картину Рубенса, и больше ничего знать не надо… Ну, так, народ уже перестал ошалевать и пошел голосовать. Итак, считаете ли вы, что частная личная жизнь актера, режиссера, человека творчества и вам надо знать для того, чтобы понять, как оно получилось… Почему люди читают мемуары, его людей? 980-59-48. Кто считает, что не надо, достаточно самого предмета творчества, ну, и еще каких-то, может быть, известий – родился, женился, ваш телефон 980-59-49. После новостей… Голосуйте во время новостей. После новостей мы подведем итог.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Веселенькая музычка у вас с Лариной, гляжу я. Ля-ля-ля…

И.ПЕТРОВСКАЯ: А что?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Развлекательное телевидение. Так, ну, хорошо. Я напоминаю, Ирина Петровская – гость эфира "Эха Москвы". Уже не гость, а соведущий…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, какой уже гость действительно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какой уже гость. Расположилась…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Своюш.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Своюш. Итак, мы спросили вас про личную жизнь великих и бывший, и прошлых. Из 1024 человек 43,4% считают, что надо знать, 56,6 считают, что им не обязательно. Пополам.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, у тебя всё – уже скоро там 30 будет и 70, скажешь, что пополам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но ладно, все равно, все равно. Все равно пополам. Ну, хорошо, 43…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, я тем не менее буду стоять на своем, несмотря на то, что почти пополам. Если человек при жизни сам что-то хочет о себе сообщить, ради Бога.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он вышел на публичную позицию.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Для этого есть огромное количество сегодня возможностей давать интервью.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот как Оксана Пушкина, честное слово: "Я им показываю, что я хочу о них сообщить, даю на просмотр".

И.ПЕТРОВСКАЯ: Кстати сказать, это тоже по договоренности может быть обязательной вещью – согласование, визу. Интервью во всяком случае. У меня это тоже было принципом обязательным. И когда у меня берут время от времени интервью, я не для того, чтобы внести какие-то коррективы, а просто бывает, что ты в разговоре допустил какую-то неточность, которая тебе в проброс кажется понятной, а вот когда ты видишь это изложенным на бумаге, ты видишь, что это просто или ляп, или фактическая какая-то или логическая неточность. Ничего в этом страшного абсолютно нету. Оксана Пушкина, ну, тоже несколько, конечно, преувеличивает свое, вообще, значение в истории.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она сказала гениальную фразу, которую замотали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: "Я суперпрофессионал", - она сказала.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Она сказала другую гениальную фразу. Она сказала: "Я никого не опустила, я только всех подняла". Не дело журналиста, который занимается исследованием творчества, поднимать или опускать.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Она не занимается исследованием. Она как раз делает то самое – такие дамские истории.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Поднимает. Но есть те, кто поднимают, есть те, кто опускают.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, ты знаешь, что. Дело в том, что в зависимости от того, что говорит та или иная звезда, что-то поднимает, а иногда сама себя эта звезда, если не опускает – я не люблю этого…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, это цитата из Оксана Пушкиной.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Я понимаю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Извини, это не мои слова.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Даже дело не в том, что опускает, а просто человек разоблачается и сам того не ведает. И часто очень умелые интервьюеры, не обязательно эти склонные подсматривать, врать и т.д., именно этот прием и используют.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ир, я с тобой не согласен и объясню тебе, почему. И объясню тебе интерес вот этих людей, которые подсматривают, как ты говоришь, подглядывают. Не журналистов, а аудитории. Сейчас попробую тебе объяснить, как я это понимаю. А ты возрази, если не согласна. Значит, эти люди, которые являются кумирами в известной степени, примерами, хорошо, назовем по-другому. Примерами успешной жизни для масс, успешной карьеры, знаменитыми, хорошо. Люди в их жизни ищут себе оправдание. Они смотрят на них: "Этот Абдулов, он такой же, как я, потому что у меня тоже есть такой порок". Они за ними смотрят именно поэтому, потому что если можно великим, то…

И.ПЕТРОВСКАЯ: …то можно и нам, понятно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: …это оправдание. Нет, это не можно, это оправдание назад. Это механизм, потому что всегда люди, которые на свету, они примеры. Они примеры для наших детей, они примеры для нас, они примеры для наших отцов. Та же самая Окуневская. Ну, вот звезда. Тут мне говорят, что она никакая не звезда. Звезда она была. Это вы ничего не понимаете. Она была звезда, и масса женщин… Любовь Орлова…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Которая свято хранила тайну частной жизни, не пуская никого туда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вера Марецкая.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это был ее принцип.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно, правильно. Так вот…

И.ПЕТРОВСКАЯ: И только после смерти…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …спустя уже несколько десятилетий полезли и тоже особенно не щадя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Совершенно верно. Она хранила. А нынешние не хранят, но хотят только часть своей жизни, гламурную часть показать – примерные отцы, примерные семьянины, примерные невыпивальщики, некурильщики.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вовсе нет, есть другая категория, которая как раз очень любит рассказывать про то, как у них была одна семья, другая семья, одна любовница, двадцать пятая любовница.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот если ты их пустил…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Так это единственное, о чем они могут говорить, потому что сегодня размыто понятие пример, образец, совесть нации.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но у людей-то это есть. У зрителей.

И.ПЕТРОВСКАЯ: У зрителей тоже, к сожалению, это…

А.ВЕНЕДИКТОВ: У зрителей-фанатов, которые бегают за…

И.ПЕТРОВСКАЯ: За кем?

А.ВЕНЕДИКТОВ: За Абдуловым.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Ну, ладно, Абдулов просто на этом фоне просто действительно великий человек.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Великий.

И.ПЕТРОВСКАЯ: А сколько абсолютных вот, исключительно… Есть некоторые примеры, люди вначале становились известны, потому что они были замешаны в некие скандалы, потом эту их публичность начинало эксплуатировать телевидение или какое-то средство массовой информации…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это философский механизм – ничего не сделаешь.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Короче говоря, вот то, что ты говоришь, что люди как-то сравнивают, сверяют чего-то, не могу сейчас точно вспомнить, но очень знаменитая цитата – письмо Пушкина к Вяземскому, что люди – это во все времена была проблема, которые хотят узнать о вот этом так называемом кумире все, и чем гаже, тем лучше. Там была прекрасная фраза, эти люди читают и думают: "Он мелок, как я, и ничтожен, как я", - врете, он и мелок по-своему, если он мелок, и ничтожен по-своему, не так, как вы". Поэтому вот это вот… это самое как раз ужасное, что может быть, если человек таким образом оправдывает собственную никчемность, пьянство которое помешало ему, например, что-то сделать, а кого-то из великих свело в могилу, а они все-таки что-то сделали. Страннейший механизм такого вот замещения. Но в принципе это даже слишком глубоко – вот то, что мы сейчас этот мотив пытаемся рассматривать. А просто элементарное любопытство – хочется узнать, как они там живут.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Оказывается, они такие же абсолютно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Такие же. Значит, извините, мы уже дошли до того, что у нас сегодня практически не осталось ни моральных авторитетов, ни каких-то нравственных образцов для подражания, потому что все открыто, все на продажу, все постели нараспашку. Да плевать мне на самом деле про того же Абдулова, была у него, есть ли тайная жена, не тайная. Вот он Принц, Медведь в "Обыкновенном чуде". Мне вот это интересно, мне интересно, как он играл, а когда он перестал вот такого рода роли перестали, мы их не видим сегодня, то вылезло вот это – вся частная жизнь. Вот оно замещение. Как только человек перестает быть ярким, живым, замечательным творцом, так почему-то начинают все больше всего обращать внимание вот на эту сторону жизни.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, готов согласиться, но на эту сторону все равно всегда обращали.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Посмотри, Инна Чурикова, Олег Табаков, ну, в меньшей степени, Марк Захаров, Янковский – они тоже подписали это письмо, но я думаю из чистой солидарности с Абдуловым. Мы где-нибудь когда-нибудь читали про Инну Чурикову, которая, ну, я не знаю, там пьет таблетки для похудания? Нет, не пускает человек в свою личную, частную жизнь. Мы видим ее на экране, мы видим ее в театре. И этого нам вполне достаточно. Образ достойного, глубокого, интересного человека помимо… Мы только знаем, что муж у нее Глеб Панфилов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хороший режиссер.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Очень хороший режиссер. Дальше не пускают они. И что, они от этого нам меньше интересны? Да нет. А если появится какая-нибудь развесистая клюква, то я думаю, что она вызовет только отторжение и омерзение, потому что достойного человека замазать, в этом тоже часто задача такого рода публикаций.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему…

И.ПЕТРОВСКАЯ: Марк Захаров – мы что-нибудь слышали про тайных жен, любовниц? Нет, не пускает человек, даже если такое в жизни и было.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ты сейчас договоришься.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Табаков, да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, там обсуждали его развод и женитьбу, но тем не менее, он в силу того, что человек ироничный и с юмором…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Его отношения с детьми.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Да, он тем не менее, вот до какой-то грани.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А он умеет себя вести, конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Умеет себя вести.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, он умеет себя вести. Это очень важно. Вот то что ты сказала, очень важно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И опять же он захотел рассказать о том, что он ждет нового ребенка…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так вот он сам… Конечно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это он сам рассказал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть пускает, здесь другой механизм.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И иронизировал над некоторой своей возрастностью отцовства.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть он себя обезопасил от любопытства толпы. Совершенно верно.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Это все зависит от того самого…

А.ВЕНЕДИКТОВ: От любопытства толпы.

И.ПЕТРОВСКАЯ: …нравственного закона внутри человека. На толпу эти люди не работают. А Янковский? Что-нибудь мы где-нибудь читали? Может быть, читали, но даже внимания не обратили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Про Филиппа в основном.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Филипп – другое уже дело. Да и то, кстати, не так уж много. Ну, просто вот светский персонаж, там появился – обсуждают, какая красивая пара. Я имею в виду старшего Янковского. Нет. Значит, можно быть знаменитым, красиво знаменитым и очень интересным огромному количеству людей. Но при этом не пускать в свои спальни, туалеты и т.д.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это их дело не пускать. Как только они открывают, значит, понятно, что журналист пойдет дальше.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Вот как только они открывают, так сразу почти понятно, что значит, больше не о чем уже говорить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, все-все, договорились.

И.ПЕТРОВСКАЯ: И это единственное, что может поддержать этого человека на плаву.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Договорились, Петровская, нашли общее.

И.ПЕТРОВСКАЯ: Консенсус.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но про Рубенса все равно интересно. 11 часов 45 минут в Москве. Вы слушаете "Эхо Москвы". Я думаю, что Ирине Петровской мы дади

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.