Медиановости

19 июня 2006 18:57

Александр Роднянский: "Хорошего сериала про частную фирму еще никто не сделал"

"Прагматика культуры" на Полит.ру в рамках темы месяца продолжает разговор о проблемах и тенденциях в современном российском телевидении. Сегодня наш собеседник – Александр Роднянский, президент компании "СТС Медиа" (каналы "СТС" и "Домашний") и один из руководителей фестиваля "Кинотавр". Корреспондент "Прагматики культуры" Леонид Клейн встретился с ним в Сочи в один из фестивальных дней и поинтересовался, пересекаются ли разные направления деятельности компании.

В этом году фестиваль "Кинотавр" открылся фильмом Павла Лунгина "Остров" - о православном монахе, роль которого сыграл Петр Мамонов. Как и некоторые другие конкурсные картины, вроде "Странника" и "Человека безвозвратного", этот фильм жестко идеологический. Что это - сознательный идеологический месседж или попытка встроиться в православный мейнстрим?

Здесь есть несколько факторов. Во-первых, это Лунгин, "Бедные родственники" которого выиграли главный приз в прошлом году на "Кинотавре"; во-вторых, сам фильм совершенно необычный, который явно способен привлечь внимание достаточно большого сегмента аудитории. А в-третьих, религиозная проблематика, которую сегодня обсуждают очень многие. Я, кстати, не поклонник фильма "Остров", это совсем не моя картина. Если говорить об этой проблематике, то мне, скорее, нравится "Под солнцем сатаны" Мориса Пиала. В свое время этот режиссер под свист зрителей получал за эту ленту Пальмовую ветвь каннского фестиваля…

Значит, "Остров" сразу задал общий серьезный тон всему фестивалю?

Да. В этом смысле картина Лунгина подошла идеально. И из зала никто не уходил, как, например, при демонстрации фильма Гусмана "Парк советского периода". Понимаете, Гусман работает в зоне кича, а фестивальная публика гораздо менее толерантна к подобного рода вещам, чем к авторскому исповедальному, религиозному кинематографу.

Как вообще происходит отбор? Фильмы ведь очень разные и по тематике, и по уровню мастерства. Это действительно настоящее российского кино, в смысле, "что сняли - то и показываем"?

Программа, конечно, отбирается по-честному. Нужно было из всего сегодняшнего российского кино выбрать фильмы с амбицией, с попыткой высказывания. Мы хотели показать кинематограф "с подписью".

А кто отвечал за культурную программу фестиваля? Вечером, после демонстрации фильмов - всегда прекрасные концерты: "Несчастный случай", "УмаТурман", Розенбаум…

Отвечала дирекция "Кинотавра". Мы ведь делаем актуальный фестиваль. На самом деле, все очень ясно: актуальное российское кино плюс актуальная некинематографическая культура. И точка.

В следующем году предполагаются какие-нибудь инвестиции в инфраструктуру: кинозал, гостиничный комплекс или еще что-нибудь?

Мы будем рады, если наши партнеры, у которых мы снимаем гостиницу, вложились бы в инфраструктуру принадлежащих им объектов, но я лично никогда не занимался недвижимостью и не хочу в этом бизнесе участвовать. Другое дело, хотелось бы что-то изменить, и если партнеры захотят, то мы им обязательно поможем. Был же переоборудован "Зимний театр" - и теперь там неплохой кинозал. Другие залы, конечно, не тянут, но это наследие совсем другой жизни. А гостиницу "Жемчужина" мы не можем трогать. Она нам не принадлежит. Надо понимать, что мы являемся просто одним из завиточков курортной жизни Сочи.

А какое отношение имеет этот кинофестиваль к СТС? Вы брендируете свой телеканал с помощью "Кинотавра"? Или это все же социальная миссия?

В данном случае, мы не брендируем, а позиционируем СТС. Канал брендирован совершенно иначе. И в глазах массового зрителя фестиваль не очень связан с СТС. Но связь все-таки существует, и это дает возможность СТС позиционировать себя среди сообщества людей, очень важного для жизни телеканала, которые делают фильмы, думают о программах, сериалах и т.д. И мы хотим в их глазах выглядеть солидной и респектабельной компанией. Ведь фестиваль это часть кинопроцесса, в котором мы хотим участвовать, хотим быть включенным во все это. Роль фестиваля огромна: это не просто кусок кинопляжа, но и разговоры о главном. Это питательный бульон, в котором варятся очень разные и любопытные идеи.

На нашем телевидении никаких любопытных идей давно уже не варится. В последнее время вообще создается ощущение неуклонного сужения интеллектуального медиапространства. Взять хотя бы резкое изменение стилистики газеты "Известия". Или другой пример: я включаю новую информационную радиостанцию, которая позиционирует себя как разговорное городское радио для среднего класса, и слышу, как в утреннем воскресном эфире ведущая обсуждает со слушателями особенности секса в автомобиле. Не ночью, а утром в воскресенье! У вас нет ощущения какого-то обвала смысла?

Я давно об этом говорил. Площадка серьезной дискуссии сужается. Телевидение как фабрика смыслов постепенно перестает существовать. И обвинять в этом только власть, мне кажется неверным. Я думаю, что во многом это самозаказ, и культурное сообщество само выбирает уровень тем и уровень подачи материала. Ведь никто не заставляет демонстрировать бесконечные криминальные разборки или обсуждать секс в машине в утреннем воскресном эфире.

Это самый простой способ привлечения аудитории?

Да. И я думаю, ошибочный. СТС так не делает. Мы находимся на площадке неполитического телевидения, заведомо исключаем серьезные разговоры, но тем не менее остаемся в рамках пусть развлекательного, но все же содержательного разговора, и никогда не опускаемся ниже определенного уровня.

Какой процент от общей телеаудитории "держит" СТС?

Мы превратились из канала с пятью-шестью процентами телезрителей в один из лидирующих каналов с более чем десятью процентами аудитории. Мы относимся к зрителям с заведомым уважением, и подразумеваем под ними людей, пусть и не очень политизированных, но не безразличных к системе ценностей. В этом вся суть.

Система ценностей действительно существует. Я, например, спокойно разрешаю своей двенадцатилетней дочке смотреть "Мою прекрасную няню".

Это, кстати, один из очень важных критериев - наши программы можно смотреть с детьми. И не только "Мою прекрасную няню", но и все другие. Наша продукция никому не принесет вреда. Для того, чтобы быть востребованным, совершенно не нужно показывать то, что ниже пояса.

Выходит, вы уловили то, что нужно "нормальному" зрителю?

Понимаете, наша аудитория привыкла к медиа-витаминам. Еще с советских времен телевидение, пресса (я уже не говорю о книгах) - всегда были принципиально содержательны. И мы тоже не отказываемся от содержания В нашем случае - это позитивная система ценностей. Когда я представляю СТС в бизнес-целях, то всегда говорю, что мы создали уникальное неполитическое телевидение, которое занимается тем, что в английском называется entertainment. Это понятие шире, чем "развлечение" в русском язяке, потому что включает в себя большой диапазон человеческих эмоций. А в русском появляется оттенок лености.

Телекритик Ирина Петровская как-то сказала, что вы делаете качественный гламур. Согласны с этим? На какую социальную группу рассчитан ваш канал?

Жизнь в нашем исполнении приобрела некоторые черты гламура, но гламуром не стала. Мы, конечно, фрагментируем и делим аудиторию. Я думаю, что СТС - это телевидение нового среднего класса. И под средним классом мы, конечно, понимаем всю офисную часть нашего общества, весь частный бизнес. А кто, кроме нас, говорит о частном бизнесе? Все остальное телевидение посвящено людям в погонах или государственным чиновникам. Это неплохо, но это перекос.

У нас на основных каналах как раз показывают борьбу с этим частным бизнесом. Вы знаете, я уже больше 15 лет занимаюсь бизнесом и никогда не имел дела с его криминальной сферой, поэтому с большим интересом смотрю, как в этих фильмах деловые люди друг друга "мочат". Даже если когда-то это и было частью жизни, то сейчас уже точно другая ситуация, а на экранах - все то же. А хорошего сериала про частную фирму еще никто не сделал. Поэтому и получается, что телевидение, будучи очень конкурентым, очень технологически сильным сегментом медиа пространства, на сегодняшний день не является адекватным состоянию общества или, лучше сказать, потенциальному состоянию общества. Телевидение могло бы стимулировать что-то хорошее, какие-то позитивные процессы, а оно, к сожалению, тормозит. Потому что оно не отвечает на запрос молодой и энергичной аудитории.

В чем принципиальная разница между СТС и телеканалом "Домашний", который также принадлежит вам?

Оба канала создают ощущение возможности лучшей жизни. Но СТС представляет более "сказочный" вариант этого проекта, своего рода - экранизация сказки. А "Домашний" - это технологический канал, на котором мы советуем, как жить. СТС и "Домашний" - это романтический и реалистический форматы одного и того же содержания.

Возвращаясь к "Кинотавру", есть ли фильм в нынешней конкурсной программе, который вы бы могли и хотели бы показать по СТС?

Может быть, "Связь" Дуни Смирновой. Конечно, это грустная мелодрама, но вместе с этим, понятная всем история. Мы бы могли найти место фильму "Изображая жертву" Кирилла Серебренникова - не в прайм-тайм, конечно. Из конкурсных картин мы уже купили Балабановский фильм "Мне не больно"… И все-таки надо понимать, что "Кинотавр" - это фестиваль, а не источник фильмов для СТС.

Источник: Полит.ру

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.