Медиановости

22 июня 2006 14:04

Не забудьте разбить телевизор

Не забудьте разбить телевизор

Вчера в Москве прошла акция протеста против цензуры на телевидении. В шествии и митинге у телецентра "Останкино" приняли участие более тысячи человек. Они сначала похоронили, а затем разбили телевизор, признались в любви Ксении Собчак и потребовали эфира для оппозиции.

В марше против цензуры на телевидении приняли участие более тысячи человек – активисты КПРФ, "Авангарда красной молодежи" (АКМ), Национал-большевистской партии (НБП) и неожиданно примкнувшие к ним представители "Яблока" во главе с зампредом партии, депутатом Мосгордумы Сергеем Митрохиным. Манифестанты собирались на аллее Космонавтов у станции метро "ВДНХ". "'Лимонка'! Свежий номер покупаем!" – призывала активистка НБП Елена Байкова (одна из участниц антипрезидентской акции на Всемирном газетном конгрессе.–Ъ). "Сколько стоит, девушка?" – поинтересовался у нее пожилой мужчина. "Я не девушка, я нацбол!" – гордо парировала госпожа Байкова. В толпе обсуждали арест члена политсовета НБП Владимира Линдермана, известного как Абель (подробности см. на стр. 3), и появление на аллее "яблочников". "Вот яблочко жидовское! А что они тут делают?" – говорила сама с собой пожилая коммунистка. Яблочники и правда чувствовали себя несколько неуверенно.

Около 18.00 колонна двинулась в сторону телецентра "Останкино". В авангарде шел мальчик лет 12 с плакатом на шее "Долой продажные демократические СМИ!". За мальчиком активисты несли обитый черной тканью открытый гроб. В гробу лежал старый телевизор "Рубин" с наклеенными на него плакатами "Ложь", "Жестокость", "Насилие", "Разврат". Вообще, по части наглядной агитации коммунисты превзошли сами себя – количество плакатов не поддавалось подсчету. "Журналистам – свободу! Оппозиции – телеэфир!", "Буржуазную дурь с информационного поля – вон!", "Верните правду на экран!", "Не забудьте выключить РТР", "Долой бандитские ужасы!" – гласили транспаранты. Наряду с привычными "Свободу политзаключенным!" и "Долой полицейское государство!" в толпе скандировали "Останкино – народу!", "Сегодня – цензура, завтра – тюрьма!", "Абеля вместо Эрнста" и даже "Я люблю Собчак!". "Это попытка выразить, что не все подавлены, не все лежат",– пояснил Ъ лидер нацболов Эдуард Лимонов, шедший, как всегда, в плотном кольце охраны.

Площадка между входом в телецентр и прудом уже была расчищена от машин, вдоль заборов выстроились сотрудники милиции. Любопытствующих сотрудников телецентра, однако, корреспондент Ъ не заметил. Пришедшие на митинг говорили о том, что надо "жаловаться в прокуратуру", что "государственное телевидение нам врет" и что "телевидение превращается в виртуальную реальность". Традиционно аплодисментами коммунисты встретили своего лидера Геннадия Зюганова. За пару часов до мероприятия он встречался с генеральным директором "Первого канала" Константином Эрнстом. "Он дал слово, что в течение двух месяцев разберется в ситуации и будет приглашать оппозицию выступать на канале",– сообщил собравшимся о своей победе господин Зюганов, а затем высказал требования, предъявленные им руководству телеканала,– создать общественный совет с участием представителей оппозиции, выделить эфирное время для еженедельной оппозиционной программы и показывать обсуждение "важнейших законов в прямом эфире без купюр". Эти слова лидера КПРФ были встречены еще более громкими аплодисментами.

Следовавшее за речью Геннадия Зюганова выступление лидера АКМ Сергея Удальцова, впрочем, вызвало не менее горячий отклик. Сперва он рассказал, что свой телевизор разбил об стену еще год назад, а затем сообщил, что "однажды все-таки попробовал его посмотреть – в гостях". "Включаю один канал – Путин, другой – Грызлов, третий – вообще Петросян. Задолбали, суки!" – гневно выкрикнул господин Удальцов.

Однако кульминацией мероприятия стал другой эпизод. Несколько активистов АКМ вытащили телевизор из гроба и бросили его на асфальт, а затем истоптали тяжелыми ботинками. "Долой!" – подбадривала их толпа. После этого митингующие начали расходиться, пообещав скоро встретиться при тех же обстоятельствах – "если ничего не изменится". Ъ

Екатерина Савина

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.