Медиановости

22 июня 2006 17:58

Ноев ковчег

Свое семидесятипятилетие "Знамя" отметило упоминаниями славной даты в каждом номере (Юбилейный год продолжается: мы совершили такой-то и сякой-то подвиги...), симпатичной вечеринкой для любимых авторов и выпуском объемной антологии. Похожая книга выходила и к предыдущей круглой годовщине, пять лет назад. Та называлась "Наше Знамя", нынешняя — "Новое Знамя"; тогда был предпринят удачный опыт конспективного отчета обо всей истории журнала, сейчас портретируется литературный ежемесячник последних двух десятилетий. Двадцать лет назад, летом 1986 года, "Знамя" возглавил Григорий Бакланов, а ясно читаемым знаком обновления (освобождения) журнала стала публикация извлеченного из архива (некогда запрещенного) романа Александра Бека "Новое назначение".

За эти двадцать свободных лет случилось много всякого — не только в стране, но и в "Знамени". Случившееся вспоминают и пытаются осмыслить авторы двух рубрик. Одна знакома по антологии-предшественнице: под общим заголовком "Однажды в "Знамени" собраны занимательные (и в меру поучительные) истории о редакции и ее авторах (они же авторы этих историй). Сперва перепечатаны тексты ушедших (Виктор Астафьев, Татьяна Бек, Юрий Давыдов, Евгения Кацева, Семен Липкин, Феликс Светов), потом здравствующих литераторов, что о своих приключениях успели поведать пять лет назад, потом тех, кто в соответствующий раздел "Нашего Знамени" почему-либо не попал. Не менее увлекательна свежая рубрика — "20 лет на свободе", где свое златое слово (иногда и со слезами смешанное) произносят 17 несхожих литераторов (поэтов, прозаиков, критиков). Их разноголосица (по-своему достаточно слаженная) варьирует мотивы одного из заседаний знаменского Дискуссионного клуба, того, где обсуждался сюжет "Россия 1991- 2001. Победы и поражения". Что ж, за пять лет и тема не поблекла, и риторика не ослабла.

Вообще же материалы Дискуссионного клуба по праву занимают в антологии доминирующую позицию. "Знамя" и есть прежде всего клуб либеральных литераторов, куда всяк приходит со своим авторитетным (парадоксальным, завиральным, головокружительным и далее по списку) суждением, а гостеприимные хозяева от души рады пестроте мнений, лиц, манер и, извините за выражение, "дискурсов". Не знаю, насколько похожа на Ноев ковчег современная русская литература (эту проблему в Дискуссионном клубе рассмотрели со всех сторон в 1999 году -- дискуссия ныне републикована), но журнал "Знамя" на него точно похож. Дабы убедиться в этом, не обязательно детально вникать в старые споры (с неизбежно повторяющимися и никак не устаревающими мотивами) или речи куда как несхожих лауреатов журнальных премий и созданной при ближайшем участии "Знамени" премии имени Ивана Петровича Белкина (хотя вообще-то перечитывать их все вместе сейчас очень интересно!) — достаточно взглянуть на форзац и нахзац антологии, где представлены портреты сорока авторов (либо потенциальных авторов) журнала, непременно со "Знаменем" в руках.

Плодотворен ли такой путь журнального строительства? Самое ли важное для повременного издания уловить в свои сети всех достойных (привлекательных, модных, харизматичных, заслуженных, увенчанных и проч.) сочинителей? На какой стадии Ноев ковчег превращается в тот самый воз, в который некогда впряглись Лебедь, Рак и Щука? Непраздничные это вопросы, а я на них и в будни отвечать не умею. Если бы умел, наверно, издавал бы журнал. И, наверно, делал бы это не совсем так, как знаменцы. Но ведь не умею. А потому советы давать боюсь — равно как и предсказывать "светлое будущее". Хотя свод таких пророчеств (изящно замаскированных рекомендаций по обустройству литературы вообще и журнала "Знамя" в особенности), представленный в разделе "Прорицатель", прочел с истинным удовольствием.

Что, впрочем, могу сказать и обо всей книге — о воспоминаниях, дискуссиях, речах. И, конечно же, о "Поэтической антологии", в которую вошли 23 стихотворения — по одному от 23 незаурядных поэтов. И если в "Новом Знамени" не представлена художественная проза, то грех забывать: в журнале-юбиляре были напечатаны ее лучшие образчики рубежа тысячелетий. Не желая выстраивать по ранжиру работающих сейчас прозаиков, назову работы писателей, которых с нами уже нет: "Генерал и его армия" Георгия Владимова, "Так хочется жить" Виктора Астафьева, "Бестселлер" Юрия Давыдова, "Ложится мгла на старые ступени" Александра Чудакова... Даже только этих четырех названий хватит, чтобы признать огромную роль нового — свободного — "Знамени" в истории русской словесности, отодвинуть в сторону все сомнения и недоумения и пропеть гимн нашему ковчегу.

Источник: "Время новостей" №107 от 22.06.06

Андрей Немзер

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.