Медиановости

27 июня 2006 17:16

От свободы - назад к мягкой пропаганде

В один прекрасный день в конце июня Светлана Сорокина, одна из самых популярных телеведущих России, тихо вышла из студии - и ушла с работы. По ее словам, она действительно ушла с государственного "Первого канала" по собственному желанию. Фактически же за ее решением просматривается вся картина нынешнего состояния российских СМИ.

Сорокина начала свою 20-летнюю карьеру на телевидении еще в самом начале горбачевской перестройки и видела все, от эйфории и энергетики первых дней свободы прессы в начале 90-х годов, перешедших вскоре в огромные зарплаты и звездный статус журналистов, до "фаустовой сделки", которую журналисты заключили с олигархами, захвата Кремлем частного телеканала НТВ в 2001 году, после которого началось постепенное давление на свободу слова.

Весной 2003 года, когда она принесла руководству идею нового политического ток-шоу под названием "Основной инстинкт", ей, по ее словам, пообещали, что все будет транслироваться в прямом эфире, и со стороны менеджмента никакого вмешательства не будет. Однако уже к осени программа начала выходить в записи.

- Запись всегда означает, что программу можно отредактировать и сместить [акценты], - говорит она.

Определенные темы - включая конфликт в Чечне и суд над компанией "ЮКОС" - были объявлены "запретными"; кроме того, существовали так называемые неписаные "стоп-листы" - списки людей, которых ни при каких обстоятельствах нельзя было приглашать в студию.

В конце программы, посвященной призыву в армию, Сорокина обратилась непосредственно к аудитории: "Мы хотим построить сильную армию - и это здорово. Но я почему-то рада тому, что у меня дочь [а не сын]". Это ее последняя фраза была вырезана, и, когда она спросила редактора, почему, тот ответил: "А зачем ждать приказа?".

В превращении электронных средств массовой информации в средства мягкой пропаганды самоцензура и направленность исключительно на коммерческий результат сыграли не меньшую роль, чем прямое вмешательство Кремля, причем этот процесс начался задолго до того, как к власти пришел президент Владимир Путин. Телеканалы, которые тогда контролировали олигархи, впервые стали рупорами Кремля в 1996 году, когда покровителю их владельцев президенту Борису Ельцину надо было обеспечить переизбрание на второй срок. Сейчас телевидение - главный инструмент путинской "управляемой демократии".

Два главных канала контролируются Кремлем, НТВ же находится в руках "Газпрома", государственного газового монополиста. В выпусках новостей говорят о Путине и только о Путине. Как говорит телекритик Ирина Петровская, его показывают как "мудрого лидера и высшего судью - единственного, кто может во всем разобраться".

По словам же Михаила Леонтьева, который был либеральным журналистом, а сейчас стал ярым сторонником Кремля (в своей короткой передаче, выходящей сразу же после главного выпуска новостей в стране, он яростно нападает на Грузию и Украину), "голос за камерой, картинка, склейка - благодаря всему этому телевидение - прекрасный инструмент пропаганды".

Алексей Пушков, когда-то работавший спичрайтером у Горбачева, сегодня стал вполне лояльным путинистом. На телеканале, контролируемом московской мэрией, он ведет одну из программ. Его работа, как он ее определяет, заключается в том, чтобы "способствовать удовлетворению национальных интересов России, так, как я их понимаю". А понимает он их так, что Россия должна восстановить свой статус мировой державы, нация должна сплотиться и проводить несколько более жесткую, чем сегодня, политику по отношению кое к кому из соседей.

- Если Россия не станет великой державой в экономическом и военном отношении, она может вообще развалиться, - утверждает он.

И все же сегодняшняя пропаганда - совершенно другая, чем та, что была в советское время. Тогда телевидение было инструментом поддержания идеологии. Сегодня цель поставлена значительно более простая: поддерживать Кремль и его корпоративные интересы. В январе, когда все каналы развернули против Украины, вступившей в спор с "Газпромом", настоящую информационную войну, это проявилось особенно наглядно. Вчера авторы новостных репортажей активно рекламировали государственную нефтяную компанию "Роснефть", готовящую размещение акций на бирже.

От советских времен российское телевидение отличается и внешне - оно даже больше похоже на западное, здесь так же много "мыльных опер", рекламы, сериалов про полицейских и кулинарных шоу.

- Сегодня российским телевидением рулят не какие-нибудь партийные бонзы, а самые талантливые специалисты, - говорит Дмитрий Бирюков, глава успешного издательского дома "Семь дней", ныне контролируемого "Газпромом".

В обмен на политическую лояльность телеканалы получают полную свободу самовыражения в легких жанрах.

- С одной стороны, информационные программы полностью контролируются государством. С другой, нет никакого контроля за показом в самое лучшее время сцен насилия или обсуждения секса "до шестнадцати", - говорит Ирина Петровская.

Ведущие различных ток-шоу боятся задавать неприятные вопросы политикам, но не стесняются говорить на самые откровенные темы при обсуждении семейных проблем простых людей. Российские аналоги есть и у шоу Big Brother (одно из первых в мире реалити-шоу - прим. перев.), и у "Шоу Джерри Спрингера" (скандальное шоу наподобие программы "Окна" - прим. перев.).

- У нас в России не свобода слова, а свобода крика и вопля, - мрачно замечает Петровская.

Примерно та же тенденция просматривается и в печати, где снижение уровня обсуждения общественных проблем было достигнуто занижением качества серьезной прессы. В прошлом году "Газпром" купил газету "Известия", одно из самых серьезных и нейтральных изданий. Вскоре на их информационных полосах стала явно прослеживаться прокремлевская редакционная линия.

Несколько серьезных "широкоформатников" - бизнес-газета "Коммерсант" и "Ведомости", часть которой принадлежит газетам Wall Street Journal и Financial Times, - остаются независимыми до сих пор. Однако, как заявили на недавнем брифинге представители Московского Центра Карнеги, распространяются они далеко не везде и в отсутствие других демократических институтов никак не могут сдерживать власть.

Многие независимые журналисты, ушедшие с телевидения, нашли приют на радиостанции "Эхо Москвы". Здесь сейчас работает и Светлана Сорокина. Кое-кто пошел на интернет-сайты, ставшие теперь для политически активных граждан главным источником информации.

Владимир Корсунский, редактор одного из ведущих политических сайтов grani.ru, оценивает свою ежедневную аудиторию в 35 тысяч человек. Большинство из них, считает он, высокообразованны - это бизнесмены и начальники в возрасте от 25 до 50 лет.

- Это люди, которые верят не в Россию-сверхдержаву, не в осажденную и укрепленную крепость, а в Россию-нормальную страну, плоть от плоти цивилизованного мира.

Источник: InoСМИ.ru

Аркадий Островский

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.