Медиановости

29 июня 2006 15:01

Выгнанных на улицу людей попытались загнать обратно

Странная все-таки у наших властей логика: сначала сами лишают людей крыши над головой и выгоняют на улицу, а когда те выходят на улицу "не санкционировано" - вызывают ОМОНовцев с дубинками. Вчера петербуржцы могли на собственном опыте убедиться, что значит объявленное в преддверии G-8 усиление питерских правоохранительных органов приданными им в помощь отрядами правопорядка других регионов.

Против жителей общежития на Московском проспекте, 140, стеной встали бойцы ОМОНа, высадившиеся из автобусов с номерами Тверской и Ярославской областей, а затем подкатили еще три новомодных белоснежных автозака с синими надписями по борту, свидетельствовавшими об их московской принадлежности. Проходившие мимо неосведомленные граждане терялись в догадках: то ли кино снимают, то ли банду террористов обезвреживают.

Собственно "банда" - женщины с детьми, немногословные мужчины с натруженными руками да группа пришедших их поддержать активистов нескольких общественных организаций, - толклась во дворе общежития. Нервно поглядывая в сторону все усиливающихся отрядов особого назначения, раздавали соратникам оранжевые футболки с лаконичным призывом: "Банду Смольного под суд!". Квадратный потный мужчина, переместившийся от милицейского начальства к протестующим, брезгливо кривил мясистые губы: "Давайте, давайте, обращайтесь хоть в Страсбургский суд!". То, что на наш суд  надежды нет,  и без него уже  поняли: в начале мая обитатели общаги на Московском, 140 дело в городском суде проиграли.

Судьба этих людей, фактически проданных вместе с домом, не исключительна. Как и многие другие, приехавшие десятилетия назад в наш город, чтобы  работать там, куда питерских было не зазвать, они стали заложниками новых "рыночных" условий и нового Жилищного кодекса.   Обитатели общежитий были лишены права приватизации годами занимаемых ими квадратных метров. Государство устранилось от решения их проблем, оставив один на один с новыми собственниками, активно выкупающими ведомственное жилье. А по новому ЖК, собственник имеет право распорядиться заполученной общагой как ему вздумается. Захочет – снесет и построит на этом месте какой-нибудь кегельбан, захочет – превратит в доходный дом. А тех, кто занимал здесь убогие квадратные метры на условиях социального найма, либо вообще пошлет куда подальше, либо принудит к заключению договоров коммерческого найма, причем плату за жилье будет увеличивать по собственной прихоти.

Ведомственное жилье на Московском,140, некогда принадлежавшее мясокомбинату имени Кирова, в результате серии перепродаж отошло к ООО "Ужба". Вместе с никуда и никем не переселенными  30 семьями (две сотни душ). С тех, кто не пожелает дематериализоваться, новый владелец грозит взимать не  шуточную арендную плату. Однако сам с приведением здания в соответствие "рыночным" ценникам не спешит. Проверка общежитий, проводимая  прокуратурой Московского района в мае этого года, определила: существенная их часть содержится ненадлежащим образом. Протечки, затопленные подвалы, торчащие оголенные электропровода, антисанитария… По результатам проверки районная прокуратура инициировала вопрос о предъявлении исковых требований о прекращении права собственности на бесхозяйственно содержащиеся здания, в том числе – и этого, на Московском проспекте, 140. А в отношении виновных должностных лиц (среди них – и ООО "Ужба") возбудили административные производства по признакам правонарушений, предусмотренных статьями 7.22, 20.4 КоАП РФ. В адрес нерадивых руководителей прокуратурой были внесены представления об   устранении нарушений законодательства, регулирующего отношения в сфере жилищно-коммунального хозяйства и конституционных прав граждан.

Однако с конституционным правом на жилище дело у нас нынче обстоит не лучше, чем с конституционным правом на свободу митингов и демонстраций. Да, впрочем, как и с остальными правами, которые впору из Конституции переносить в Красную книгу. "Острых вопросов очень много, - говорит лидер петербургского отделения  Объеденного гражданского фронта Ольга Курносова. – Это и судьба жителей общежитий, которых приватизировали вместе с людьми, а теперь пытаются выгнать на улицу без предоставления жилья, что нарушает все конституционные права, и ситуация с рабочими мусорного завода, который пытались в воскресенье и понедельник захватить с помощью ОМОНа, и уплотнительная застройка – безобразий множество. Наша акция, в которой принимают участие представители ОГФ, ДГИ, НБП, "Яблока", планировалась как предупредительная для властей города – если они не станут предпринимать никаких мер, то доведенные до крайности люди выйдут на улицы и будут проводить протестные акции, и во время саммита тоже. Не надо думать, что тут совсем всех запугали…"  

Не успела Ольга Курносова закончить свою речь, как ОМОН приступил к наглядной демонстрации того, как у нас обстоит дело с еще одним правом – правом на свободу передвижения. Очень походило на игру в догонялки. Свободно можно было только переминаться с ноги на ногу "в домике" - внутри двора. Как только команда в оранжевых майках предпринимала попытку выйти на улицу,  арка перекрывалась плотным строем людей в пятнистой форме. Не желая, чтобы их "запятнали", протестующие кидались в смежный двор, надеясь через его ворота проскочить на волю. ОМОНовцы бежали наперегонки и перекрывали следующий выход.  Все-таки участникам акции удалось разрозненными группами просочиться на Московский проспект, где они и рассредоточились на расстоянии вытянутой руки друг от друга. Напротив их цепочки плотным рядом встали  бойцы ОМОН. Было бы похоже на первую фигуру кадрили, если бы не "демократизаторы" у людей в камуфляже да невозможность разбиться на пары ввиду численного преимущества последних. Тут вам не на танцах, где на десять девчонок по статистике девять ребят - тут на каждого протестующего приходилось примерно два ОМОНовца. В общем, картина вышла выразительная. Проезжавшие автомобилисты сигналили "оранжевым" в знак солидарности. Тем временем занявшим оборону внутри здания общежития удалось со второго дубля вывесить из окон плакаты (первой попытке помешали милиционеры, чьи убедительные спины в шоу "за стеклом" могли видеть зрители, занявшие места на тротуаре). Тексты транспарантов представляли собой вариации на темы всемирной истории - от британского правила жизни "мой дом – моя крепость" до сталинградского призыва "не отдадим ни пяди!".  ОМОНовцы, прикомандированные в культурную столицу, проявили выдержку. На лицах некоторых и вовсе читалось плохо скрываемое сочувствие – тоже, небось, живут в общагах, и питерский пример обхождения с их обитателями заставляет задуматься и о собственной судьбе…

Дарья Луспекаева