Медиановости

4 июля 2006 11:57

Прохиндейские племена отказались от перьев

Прохиндейские племена отказались от перьев

Как же они нас боятся! Как же они трясутся перед выборами 2007—2008 годов! Казалось, за полтора года до этих своих "апокалипсисов" забетонировали все дырочки, через которые может утечь власть. Но нет, выстраивают вторую, третью, десятую заградительную линии между собой и людьми.

В четверг Госдума приняла в первом чтении поправки к закону о противодействии экстремистской деятельности. Экстремизмом теперь называются клеветнические обвинения должностных лиц в тяжких преступлениях. СМИ, которые опубликуют такие обвинения, теперь также проходят по статье "экстремизм" и подлежат немедленной ликвидации.

В фильме "Берегись автомобиля!" есть эпизод, когда во время суда над Юрием Деточкиным прохиндей, которого играет Андрей Миронов, призывает судить Деточкина за бандитизм, поскольку тот посягнул на самое святое — на собственность. На то он и прохиндей, чтобы подменять понятия: подсовывать бандитизм вместо кражи автомобиля, чтоб больше дали. Наши прохиндеи сделали подмену понятий повседневным способом поведения: назначения вместо выборов, Общественная палата вместо гражданского общества и т.д. Кульминацией была реакция Путина на Беслан. Представляете, как побледнели от страха Басаев с бен Ладеном, узнав, что Пугачева будет заседать в Общественной палате, а дальневосточного Дарькина будут не избирать, а назначать?

Что такое экстремизм? По словарю это "приверженность крайним взглядам и мерам". Абсурдна сама по себе попытка построить правовые нормы на основе этого принципиально внеправового понятия. За "крайние взгляды" судить нельзя. Остается "приверженность крайним мерам". Крайними мерами с точки зрения закона является все, что выходит за рамки закона. Значит, под понятие "экстремизм" надо подвести весь Уголовный кодекс. Абсурд. Поэтому прохиндеи под понятием экстремизма собрали то, что они считают самым "крайним", самым худшим, самым опасным и ужасным. С их прохиндейской точки зрения, самое ужасное — это покушение на их персональную власть и вообще на их персоны. Теперь к перечню самых опасных преступлений относятся публичная критика власти, всякая оппозиционная деятельность. А журналистика вообще оказывается под запретом.

Недавно спикер Совета Федерации Сергей Миронов потребовал усилить государственный контроль за СМИ. По данным нашего мониторинга, в начале 2006 года доля пропаганды в пользу президента, его партии и его правительства достигла 90% от общего объема всей политической информации на федеральных телеканалах при полном отсутствии критики в адрес власти. Нужно все 100% эфира забить пропагандистскими роликами в поддержку Путина и его курса?! Саратовские единороссы потребовали от журналистов исключить всякую критику в адрес партии власти. Вчера это казалось провинциальным перегибом. Сегодня становится нормой федерального закона.

Контроль за властью — одна из главных функций СМИ и основная социальная миссия журналистики. Если эту функцию изъять, СМИ перестает быть СМИ, а журналист перестает быть журналистом. Что, собственно, и произошло с федеральными телеканалами и большинством тех, кто на этих каналах работает с политической информацией. По сути дела, такая норма закона означает не только запрет на деятельность политической оппозиции, но и запрет на профессию журналиста.

По данным исследования института "Общественная экспертиза", опубликованным в "Новой газете", два десятка думских единороссов за период работы в Госдуме стали миллиардерами. Анализ проведен на основе данных, опубликованных на русском языке в открытой печати. Коррупция в России — не болезнь, как в других странах. Коррупция в России — это способ общественного воспроизводства, нормальный механизм взаимоконвертации власти и денег.

Прохиндеи под видом борьбы с коррупцией "сливают" тех, кто отбился от стаи, одиночек, слабых и больных.

Законодательный запрет на публичные обвинения в адрес чиновников ставит крест не на надеждах остановить рост коррупции — это в нынешних условиях утопия. И даже не на надеждах объявить войну коррупции, что также сегодня нереально, поскольку неоткуда взяться для этого политической воле.

Данная законодательная инициатива закрывает возможность просто поставить перед обществом эту проблему. Позволяя заткнуть рот прессе и оппозиции, страна лишает себя надежд на будущее. Этим путем мы шли семьдесят лет. Тогда была шестая статья Конституции о руководящей роли партии и 70-я статья УК об антисоветской агитации. А еще раньше — 58-я статья об антисоветской деятельности. Экстремист — это сегодняшний псевдоним сталинского врага народа. В силу принципиально неправовой природы этих терминов под них можно подвести все что угодно, а точнее, все что неугодно. Такое собирательное "КЮ" из языка обитателей планеты Кин-Дза-Дза. Мышление чиновников устроено так же, как мышление людей эпохи палеолита: свой-чужой, мы-они, люди-нелюди.

Депутаты Госдумы назвали экстремизмом публикацию клеветы в адрес чиновников. А клевета в адрес нечиновников — это что, норма? Почему клевета в адрес одних людей (чиновников) более общественно опасна, чем то же деяние в адрес всех остальных нечиновников? Привет из палеолита. Люди-чиновники против нелюдей — всех остальных. "Единая Россия" как партия чиновников верна своей природе.

Проблема в том, что у всех остальных россиян нет своей партии. Н

Игорь Яковенко