Медиановости

5 июля 2006 17:31

Гусары, молчать!

О ценности вовремя поданной информации говорить излишне – уже говорено. Собственно, наша журналистская профессия существует для того, чтобы быстро добывать информацию, и, презирая все препоны и рогатки, доставлять ее вовремя на суд общественности. Хочет того общество или не хочет. Чаще всего общество не хочет знать правду, а тем более вовремя. Постепенно журналисты расхотели кормить общество через зонд. Поэтому в России давно уже зацвел жанр запоздалого расследования, который вскрывает подоплеки событий, о которых уже все забыли, и хуже того, событий, которые перестали кого бы то ни было интересовать.

Их прежняя безумная острота и любопытство, которое не было вовремя удовлетворено, только усугубляют сегодняшнее равнодушие публики к тому, что раньше так и жгло.

Так на прошлой неделе триумфально был презентован триптих депутата Госдумы Александра Хинштейна, посвященный тайной полиции Березовского – фирме "Атолл". Саму контору Березы разгромили в 1999-2000 г.г., а ее глава бывший режиссер Сергей Соколов много сил и актерского умения убил на то, чтобы выставить того же Хинштейна лжецом, который приписывает "безобидной охранной конторе" функции тайной полиции и диверсионного центра. В этой разводке Соколову охотно помогали некоторые телевизионные компании, крепко связанные с Гусинским.

Тогда, в 99-ом обществу было, действительно, интересно, как же наматывает Березовский на кулак ельцинскую семейку? Но следствие постаралось дело "Атолла" замять, журналистам врало в глаза, что у Соколова в "Атолле" ничего не найдено, а сам голубоглазый симпатяга Соколов был склонен кое-кого из моих коллег подставлять, уверяя, что это они притащили в его офис оружие, чтобы подставить беднягу невинного режиссера.

Сегодня Хинштейн все рассказал, что ему захотел слить Соколов. Ему было приятно, что Соколов пошел с ним на контакт. А мне было бы приятно, если бы Соколова посадили, хотя бы сейчас.

А зачем Соколову сливать инфу, от которой он открещивался, и небесплатно?

Первое, что приходит на ум: он просто шантажирует Березовского, чтобы тот заплатил ему за долгое молчание. А Березовский все не платит и не платит.

А Соколов все сливает и сливает.

Но инфа уже не катит. Не хватает за печень. Никому уже не интересна Татьяна Дьяченко, прочно ушедшая в тень. Никому не интересен Березовский.

Это Артему Боровику когда-то, в ранний период Перестройки, удалось привлечь неизбалованных читателей архивами КГБ. Мы тогда были наивные, думали, что детей приносит аист. Нынче, когда на прилавок выкладывается очередная залежалая сенсация, испытываешь чувство острого разочарования: информация нужна тогда, когда она может изменить ход событий, когда она "стреляет". А не когда ее порох уже отсырел.

Много сил кладут заинтересованные люди, чтобы правдивая информация, а главное, аналитика происходящего, осталась бы под спудом. Много денег требуется, чтобы вешать пудовые замки на рты журналистов-фрилансеров, гоняющихся за жареными фактами. А главные редактора СМИ давно привыкли работать под гнетом цензуры и выпускать номера "без гвоздей" и без сенсаций.

Все крупные процессы в политике и экономике идут, как водится, под ковром.

Если сведения о грядущем событии навязчиво подаются во всех СМИ, это есть верный признак того, что готовится какая-то гадость. Причем иностранцы играют в эту игру на территории России так же охотно, как и аборигены.

Возьмем свежий пример: неудавшаяся сделка по слиянию "Северстали" и люксембургской металлургической компании Arcelor, о которой уже говорили и писали, как о деле решенном.

Как начали трендеть про нее с апреля месяца, так сразу стало ясно, что это не к добру.

Грядущая покупка Мордашовым 25% Arcelor не в интересах самой Arcelor, которая хочет продать больше и дороже свои акции, и, наоборот, купить дешевле чужие. А у Мордашова нет таких средств, чтобы купить 50% или 100% Arcelor.

Но тема покупки пакета люксембургского стального холдинга Alcelor подавалась много недель так упорно и навязчиво (учитывая, что слияния и поглощения на металлургическом рынке – это информация специфическая, а писали о грядущей сделке даже в "Комсомольской правде", читатели которой обычно интересуются постельным бельем Пугачевой)... Закрадывалось подозрение, что готовится многоходовка, и Мордашова обязательно кинут.

Так оно и вышло. Заказчиком массированной атаки в СМИ был, по-видимому, председатель совета директоров Arcelor Жозеф Кинш. Он мудро разводил "женихов": Мордашова ("Северсталь") и индуса с британским подданством из Mittel Steel – Лакшми Миттала, рассчитывая получить за небольшой пакет акций как можно больше денег.

Конечно, Мордашову хотелось взойти на мировой металлургический олимп, опять же цены диктовать…Но для этого лучше было бы сначала попытаться объединиться с другими русскими капиталистами:Ну, скажем, с Искандером Махмудовым и Лисиным. Но у русских с этим плохо, у них сразу возникает вопрос: "а где тут я?" Приобрести всю Arcelor и превзойти предложение Миттала Мордашов может только с партнером, замечает совладелец одной из российских металлургических групп. Кроме будущего совладельца "Евраза" Романа Абрамовича им мог бы стать и Алишер Усманов (владеет акциями Лебединского, Михайловского ГОКов, ОЭМК и "Уральской стали"), считает другой топ-менеджер металлургической компании. В "Миллхауз" (компания Абрамовича) это не комментируют, а источник, близкий к Усманову, днем ранее говорил "Ведомостям", что переговоров с Мордашовым не ведется. Теоретически собрать в России 20 млрд долларов возможно, - рассуждали российские аналитики. "Евраз" сейчас стоит 7,7 млрд долл., около 10 млрд долл. может пожертвовать Роман Абрамович, а если к сделке подключится владелец НЛМК Владимир Лисин, то вопрос финансирования будет решен, замечал аналитик "Метрополя" Денис Нуштаев.

Мордашов шел на открытый контакт с Киншем, придавал сделке максимально гласный характер, пиарился на фоне гиганта Alcelor, устраивал пресс-конференции в Интерфаксе… Arcelor и "Северсталь" договаривались об объединении, в результате которого будет создана крупнейшая сталелитейная компания в мире.

В свою очередь, Кинш должен был убедить акционеров (а их у Alkelor очень много), почему компания предпочла сделку с российской "Северсталью" предложению Mittal Steel.

Условия были слишком хороши для Мордашова. И каждому, кто наблюдал все этапы этого публичного "сватовства", понимал, что Arcelor на самом деле хочет продаться индусу, а Мордашова использовал, как "подставного жениха".

Не удивительно то, что многократные метания Джозефа Кинша от "Северстали" к Arcelor проходили в режиме реального времени и все время находились в поле зрения прессы.

А это верный признак информационного шантажа. Чуть ли не каждую неделю Кинш получал все более заманчивые предложения то от Мордашова, то от Mitall Steel.

Мордашов радовался, в преддверии успеха его принял президент Путин…

При этом А. Мордашов принял на себя обязательство голосовать своими акциями в соответствии с рекомендациями совета директоров, не совершать с акциями каких-либо операций в течение четырех лет и не продавать их в течение пяти лет. Председателем совета директоров расширенного Arcelor останется Йозеф Кинш, а президентом - Ги Долле. По условиям сделки, глава ОАО "Северсталь" Алексей Мордашев в обмен на 32 проц Arcelor SA выплатит 1,25 млрд евро наличными, а также передаст ей весь свой пакет акций "Северстали" и итальянской Lucchini SpA.

На все был согласен Мордашов, чтобы войти в мировую бизнес-элиту, но все кончилось банально: коварный Джозеф Кинш за спиной у Мордашова договорился с Mitall Steel.

Но что интересно: игра еще не закончена, и коварный европеец продолжает соблазнять Мордашова прелестями Arcelor, мол, купи все у меня, тогда ты будешь хороший парень!

Вот тут хочется вспомнить двухгодовалой давности историю, также связанную с не очень известной русской публике попыткой Мордашова выйти на западный рынок и что-нибудь металлургическое там купить. Где-то в апреле-мае два года назад, когда Пол Хлебников готовил свой номер "Forbes" с Мордашовым на обложке, номер, в котором уважаемый российский капиталист был подан исключительно как акула русского бизнеса, не знающая снисхождения ни к кому, имя нашего Мордашова слишком часто упоминалось в западной печати с приставкой "олигарх". Практика показывает, что одновременно не слишком лестные публикации в западной прессе, и в шантажном издании типа "Forbes" появляются тогда, когда хотят сорвать какую-нибудь сделку.

Не хотят пускать русских на западный рынок. И используют только для того, чтобы заманить других покупателей. Так оно и случилось...

Вот я и говорю: гусары, молчать!

Елена Токарева