Медиановости

24 ноября 2006 13:19

"Тихий Дон". 1931—1958—2006

Демонстрация "Тихого Дона", снятого Сергеем Бондарчуком 15 лет назад и смонтированного его сыном для спецпоказа по Первому, взбудоражила общество, вызвав чуть ли не всенародный гнев. "Против" в едином порыве выступили критики, простые зрители и казаки. Как только фильм не честили: мыльной оперой, комиксом со спецэффектами. А в завершение демонстрации на Первом канал "Культура" взял да и показал старый, еще немой "Тихий Дон" 1931 года. Тут подумалось ненароком: а не специально ли главный гуманитарный канал с помощью кинотворения 75-летней давности подставил ножку нашему флагману телевидения? Ведь на фоне той, еще немой, картины недостатки помпезного фильма Бондарчука выступили еще резче.

Наведя справки, я выяснила: интриги тут ни при чем. Канал "Культура" выстраивает свою "сетку" в строгом соответствии с графиком дат. В ноябре отмечали 100-летие со дня рождения Андрея Абрикосова, выдающегося русского актера, сыгравшего Григория Мелехова. Первая экранизация — современница романа — создавалась в разгар коллективизации и ликвидации кулачества как класса.

Ольга Преображенская и Иван Правов писали сценарий, консультируясь с автором. Шолохов приезжал к ним на съемки, ревностно следил за выбором исполнителей. Начинающий актер Абрикосов пришел на отбор в эпизоды, да все роли уже были разобраны, кроме главной. Режиссеры предложили новичку сыграть сцену ссоры с отцом. Абрикосов, как он сам вспоминал, "из кожи вон лез: рьяно стучал кулаками по столу, хлопал дверью и становился "в позу". Но режиссеры простили дебютанту излишнюю старательность, они рассмотрели в нем шолоховского героя. В фильме, снимавшемся в сложный исторический момент, акцентировались взаимоотношения Григория и Аксиньи, история казачества была уведена в тень. Но судьба киноповести оказалась непростой, ее обвинили во "внеклассовости и отсутствии поддержки революции".

После выхода фильма режиссеры были изгнаны на время из Ассоциации работников революционной кинематографии с формулировкой "за потакание мелкобуржуазным вкусам классово чуждых зрителей".

Мы попросили режиссера Ивана Дыховичного рассказать о свойствах и особенностях разных киноверсий "Тихого Дона".

Иван Дыховичный: "Герасимову для шедевра не хватило лишь отсутствия советской власти"

– Мне кажется, что первый фильм был достойным потому, что средства кино тогда были чрезвычайно скромными. И от художника ждали значительно большей образности, выражения через точное движение, метафору, пластику кино. В той вынужденной немоте фантазия и выдумка работали гораздо активнее. Представляете, какой смелостью надо обладать режиссерам, чтобы решиться снимать столь сложный роман в немом кино? Это то же, что связать современному режиссеру руки, ноги, голову — и снимай. Та степень условности позволяла выразить тему, фабулу, показать характеры. Тем она интересна. Это не экранизация.

Удивительным открытием был Абрикосов. Первая роль в кино, а какая феноменальная личность! Актер масштаба необычайного. С такой внешностью. С таким голосом, изяществом игры, причем всегда достоверной. (Он не был Артист Артистыч.)

Голоса ведь не слышно, но кажется, звучит бархатный, абсолютно узнаваемый абрикосовский голос. И поза — незабываема. Стоит как-то вбок, развернув плечи с высоко поднятой головой. Актер, каких мало, но — пропущенный. Он ведь больше злодеев, кулаков, вредителей в кино играл. Напялили, наклеили на него эту маску. Аксинья Эммы Цесарской была не такая яркая, как у Быстрицкой, но роль ей впору.

В контексте искусства и времени — это совершенно состоявшаяся картина.

Что касается герасимовской версии, которую мы знаем, смотрим уже много лет, то не скажу, что это произведение мне как художнику близко. Тем не менее фильм, вне всякого сомнения, достоин уважения.

Герасимов экранизировал роман. Подробно брал каждую сцену, рассматривал с чувством, с толком каждую клеточку. Скрупулезно занимался характерами, одеждой, декорациями, обычаями.

Это путь соцреализма. Герасимов жил в такое время и в таком веке. Он был "лауреатом" — не важно чего. Он был госрежиссер. И в контексте эпохи сделал максимально гармоничное, достойное кино. Ну немножко правительственное. Что помешало ему стать фактом искусства. Герасимова нельзя судить, другого бы ему не позволили. Если бы снял не художественную кальку, а образ романа (со статусом государственного), растерзали бы.

Получается, что первая картина с нашей нынешней точки зрения даже смелей, авангардней.

Но думаю, что Шолохов был в какой-то степени благодарен Герасимову. Роман скрупулезно и бережно сохранен. Узок был коридор возможностей режиссера, и все же он нашел достойных исполнителей.

У него было невероятное чутье на актеров! Он воспитал не одно поколение. Как к этой школе ни относись, но даже в самых поздних герасимовских выпусках была какая-то определенность. И в этом фильме весь актерский ансамбль слажен. Даже при том, что на главные роли он обязан был приглашать только официальных актеров.

Я не очень люблю актера Петра Глебова, но Мелехова он сыграл хорошо. Потому что им удалось сделать больше чем роль — Характер. Это первая и последняя Роль Глебова.

Быстрицкую всю жизнь обсуждали: ну красавица — да, но никакая не актриса. В "Тихом Доне" недвусмысленно видно, что — актриса. Режиссер ее любил, и как образ роль решена очень верно. Другую Аксинью себе не представляешь. И когда вы думаете о шолоховской Аксинье, то раздражаетесь: ну как мне избавиться от этого лица, взгляда? Что, согласитесь, случается нечасто в нашем кино.

Там целый ряд ролей второго плана, не замеченных (потому что не выпячиваются), но замечательных. Не вижу фальши во всех работах: от отца до ребенка, от поручика до барина. Все эпизоды решены в едином ключе, у той картины вообще абсолютная цельность.

Когда смотрите этот фильм, понимаете: все равно книга — лучше. Ведь во времена советской власти нельзя было делать правильных акцентов. И сегодня книжку можно было бы снять совершенно иначе. Но, несмотря на все идеологические шоры, у той экранизации есть сложность и неоднозначность.

До настоящего шедевра Герасимову не хватило отсутствия советской власти. А картина живет с нами. И, думаю, никогда нам не будет стыдно ее смотреть.

P.S. Комментировать картину Сергея Бондарчука Иван Дыховичный отказался…

Подготовила Лариса Малюкова