Медиановости

14 июня 2007 17:25

Критики Кремля держатся за последнее свободное радио

Когда в ноябре прошлого года в Лондоне был убит Александр Литвиненко, дружественные к государству российские средства массовой информации отреагировали на это характерным для себя образом.

Сначала было молчание, потом пошли теории. Одни говорили, что бывшего полковника КГБ убили враги Кремля или чеченские террористы. Другие предполагали, что он покончил с собой или случайно отравился, пытаясь продать террористам полоний-210, радиоактивное вещество, которое его убило.

Только одна радиостанция осмелилась представить альтернативную версию. Радио "Эхо Москвы" практически единственное в эфире предположило, что убийца мог действовать от лица кого-то в российском правительстве или в службе разведки.

В своей еженедельной передаче Юлия Латынина, признанная в мире журналистка, сказала слушателям, что это убийство должно было послужить предостережением редеющим рядам оппонентов президента Владимира Путина, и что Россия сделала еще один шаг на пути к авторитаризму.

"Вне зависимости от того, давал президент Путин это указание, или нет, система устроена так, что такие указания возможны", – сказала она. В стране, где после прихода к власти Путина в 2000 году было убито 13 известных журналистов, это может показаться опасными речами.

Однако Латынина и ее коллеги редко сдерживаются в выражениях, они доходят даже до того, что называют российского президента "диктатором".

Действительно, всякий кто настроится на волну "Эха" с готовностью сделает вывод, что истории об упадке свободы слова в России в западной прессе сильно преувеличены. Однако стоит включить телевизор, и репортажи там такие же умиротворяющие и подобострастные, как в советские времена.

После правительства Бориса Ельцина, которое с неохотой терпело свободу слова, телевидение стало первой мишенью в войне Путина с инакомыслием. Теперь оно полностью под контролем государства. Однако вещание "Эха Москвы" не контролируется, хотя большинство их акций принадлежит государственному энергетическому гиганту "Газпром".

Главный редактор радиостанции Алексей Венедиктов говорит: "Позволяя "Эху" продолжать вещать открыто, Кремль обеспечивает образец для демонстрации иностранным лидерам. "Эхо Москвы" представляют в качестве доказательства того, что в России есть свободная пресса".

Действительно, "Эхо Москвы" – регулярный пункт назначения для прибывающих в Москву иностранных политиков, свидетельством чему являются сотни подписанных фотографий на стенах мрачных прокуренных коридоров московских студий радиостанции. Билл Клинтон, Тони Блэр, Ангела Меркель – все они в прошлом давали интервью этой радиостанции. Госсекретарь США Кондолиза Райс – частый гость в этих стенах.

Однако, только небольшой процент населения России, по большей части в столице, слушает их. Это радио и горстка либеральных газет достигают аудитории, вероятно, численностью в два миллиона человек в стране с населением в 140 миллионов.

Закрытие этой радиостанции не принесло бы большой пользы. Слушатели "Эха" – в основной массе интеллектуалы или непоколебимые критики Кремля – едва ли когда-либо станут поддерживать правительство. Хуже того, государство лишится контраргументов, когда их снова обвинят в диктатуре.

Кроме того, чиновникам Кремля часто самим необходимо как-то узнавать, что на самом деле происходит в России. По данным некоторых источников, 80% московских чиновников слушают эту радиостанцию.

Однако, по словам Латыниной, если недовольство будет расти, власти проявят большую готовность пресечь все, что подпитывает это недовольство.

"Сейчас нет спроса на свободную информацию, – сказала она. – Это помогает нам выживать".

Это не означает, однако, что журналисты находятся в безопасности. В прошлом месяце четверо молодых репортеров неожиданно уволились, спровоцировав подозрения, что они подвергались запугиваниям, или что их соблазнили некими финансовыми стимулами.

Для более крупных фигур на "Эхе" угроза может быть более серьезной.

После убийства прошлой осенью журналистки Анны Политковской, которая на страницах своей газеты осуждала зверства российских вооруженных сил в Чечне, многие опасались, что следующей в списке может оказаться Латынина.

"Я действительно могу сказать, что перестала беспокоиться, – говорит она.- Я давно решила, что нельзя колебаться, думая, о чем ты будешь рассказывать. Нельзя бояться и одновременно с этим быть журналистом в России".

Источник: газета "Daily Telegraph"

Эдриан Блумфилд

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.