Медиановости

18 июня 2007 11:44

Браво, НТВ!

Вячеслав Бобровских пятнадцать лет проработал в академическом театре драмы им. Кольцова и, несмотря на должность заведующего постановочной частью и уважение коллег, известен был лишь в узком кругу театралов, своих друзей и знакомых. Но в прошлом месяце слава свалилась на Славу, как и полагается, в одночасье. Вся Россия увидела Бобровских в суперрейтинговой программе НТВ "Чистосердечное признание", посвященной маньякам, которые охотятся на звезд нашего шоу-­бизнеса. В этой передаче Вячеслав чистосердечно признался, что в молодости, лет двадцать назад, был беззаветно и страстно влюблен в Аллу Пугачеву. Так страстно, что даже решил ее убить, а потом покончить и с собой. И чтобы оба бездыханных тела лежали рядом.

Мечту свою он не просто холил, а подошел к ней весьма прагматично: выяснив, что королева эстрады приезжает в Воронеж с концертом, стал готовить покушение. Добыл порох в охотничьем магазине, смастерил дома бомбу. Заложить ее он решил в урне возле входа в здание филармонии, где планировался концерт любимой.

А перед концертом Вячеславу Бобровских приснился волшебный сон: Алла узнала о его намерениях и астральным образом попросила не делать глупостей, потому что на небесах они встретятся и будут счастливы. Сон смутил Бобровских, и еще неизвестно, к какому решению он пришел бы, но астральный мир подстраховал жизнь певицы: концерт по какой-­то причине был отменен, и его возлюбленная так и не приехала.

В "Чистосердечном признании" маньяк-­террорист провел съемочную группу по Воронежу, показал исторические места, где происходила подготовка теракта, в конце искренне покаялся перед королевой эстрады, ссылаясь на юность, буйство глаз и половодье чувств, и выразил надежду, что Алла простит ему ошибки молодости. Присутствие в кадре жены Вячеслава и букета алых роз крупным планом было порукой чистосердечности его слов.

Надо сказать, что телепередача повергла Вячеслава Бобровских в шок.

Во-­первых, на НТВ у него оказалась другая фамилия: Кормулин. Который по сценарию был вовсе не из театрального круга, а работал всю жизнь обыкновенным слесарем и ныне вышел на пенсию, то есть был он террористом из самого что ни есть народа, а потому особо опасным. И телевизионная жена его (имя-фамилия редакции известны) была вовсе не женой, а костюмером в том же театре. А настоящая жена Вячеслава, увидев такое "Чистосердечное признание", могла бы объявить ему настоящий террор.

Раскрытый режиссерами НТВ "маньяк" Бобровских даже слег на неделю в больницу. Всю эту неделю он проклинал себя за наивность и жаждал мести, но видел себя не бомбистом, а обыкновенным истцом в обыкновенном суде.

Дело в том, что съемки-то были! За месяц до "Чистосердечного признания" театр посетили два молодых парня, студенты знаменитого ВГИКа. К воронежским коллегам они обратились за помощью: для дипломной работы им нужно снять пародию на современные ток-­шоу с разоблачением желтизны и порочности методов нынешнего телевидения. Много заплатить они не могут — студенты же. Ну, по тысяче рублей. Актеров воронежских москвичи просить не захотели, потому что лица их все-­таки известны многим, а вот зав постановочной частью и костюмерша — самое то. И как бы коллеги, и лица не засвечены. И к актерским будням они близки, а на съемках надо-таки постараться изобразить затаенное безумие. То есть былой пыл влюбленного террориста как бы и угас, да не совсем, и у героя что­-то безумное мерцать в глазах должно. Чтоб интрига была и сюжет вышел на пятерку. В общем, нужен злобный слесарь, до сих пор живущий среди нас. А беспокоиться им не о чем: диплом — дело внутреннее, будет лежать где­-нибудь в архиве.

Конечно, отчего ж не помочь московским студентам? Вот и помогли.

Теперь Бобровских знаменит, и маньяка-террориста узнают на улице. И если костюмершу передача напугала и она хранит молчание, опасаясь дурной славы (причем "дипломники" НТВ так и не расплатились с ней за труды), то Бобровских оставлять это дело не намерен и фамилию скрывать не стал. И слава его лишь укрепляется публикациями в местной прессе, вплоть до появления на первой полосе тиражного еженедельника "Моё!".

Кстати, коллеги из "Моё!" добавили в историю забавный штрих: год назад НТВ очень интересовалось у них насчет воронежского маньяка, который двадцать лет назад планировал убийство Аллы Пугачевой. Журналисты ничего такого вспомнить не смогли, другие "источники" тоже ничем НТВ не утешили. Но им, видимо, маньяк был очень нужен.

На скандал откликнулась пресс-­служба НТВ и объяснила воронежским журналистам, что ничего подобного, никто никого не обманывал. Что если б надо было им постановочную сцену снять, незачем было бы в Воронеж ездить — где­-нибудь в столице и сняли. Что к Вячеславу Бобровских ездили по взаимной договоренности, и все было полюбовно. Пресс-служба первый раз слышит, чтобы человек давал интервью, а потом от него отказывался. Есть в этом что-­то вредительское; зачем-­то ведь понадобилось Бобровских вводить съемочную группу в заблуждение. И ничего такого о современных "методах" телевидения пресс­служба НТВ не знает. Телеканал честно исполняет свой журналистский долг! Н

Александр Ягодкин, наш соб. корр.