Медиановости

18 июня 2007 18:48

"Перед индустрией очень остро стоит вопрос ответственности за то, что мы рассказываем и показываем..."

Зелинская Елена Константиновна - заместитель председателя Комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации, вице-президент Общероссийской общественной организации работников средств массовой информации "МедиаСоюз". Родилась в 29 сентября 1954 года в Ленинграде. Окончила Ленинградский государственный университет им. Жданова. В 1991 году создала информационно-рекламную группу компаний "Северо-Запад", издающую 2 журнала и 6 газет в г. Санкт-Петербурге. С момента основания и по настоящее время является председателем совета директоров группы. В содружестве с коллегами основала две общественные организации - "Лигу журналистов Санкт-Петербурга" (1997) и "Северо-Западную ассоциацию СМИ" (2000). В начале 2001 года была избрана вице-президентом вновь созданной общероссийской общественной организации работников СМИ "МедиаСоюз".

Вопрос: Елена Константиновна, известна ли вам такая организация, как Союз журналистов, которая целенаправленно отстаивает не только права пишущих, но и вообще свободу слова в России (свидетельством чему многочисленные резкие заявления ее руководства. См. интернет)? Создается впечатление, что МедиаСоюз создан в качестве "дублера", призванного говорить то, что выгодно властям якобы от имени журналистов. То же и с Общественной палатой, которую многие считают квазигражданским органом, призванным формализовать любые проявления инициативы снизу. Согласны ли вы с этими утверждениями? (Родион, Москва)

Ответ: Во-первых, я бы разделила вопрос, и не стала бы смешивать "МедиаСоюз", Союз журналистов и Общественную палату. Что же касается обозначенного в вопросе противопоставления, то оно, как мне кажется, существует только в голове у руководителей федерального Союза журналистов. И мне не хотелось бы сейчас вдаваться в какие-то детали и объяснения, становиться на одну доску с ними. Противопоставление "МедиаСоюза" Союзу журналистов - это миф, который создан руководством Союза журналистов. Из каких соображений - я не знаю, мне трудно это понять.

"МедиаСоюз" был создан шесть лет назад шестью учредителями - это Александр Любимов, Михаил Комиссар, Валерий Фадеев, Владимир Дмитриев, Михаил Гусман и я. Затем к нам стали постепенно присоединяться уважаемые руководители других СМИ. Далее стали создаваться отделения по всей стране, сейчас их более пятидесяти. Поэтому такие загадочные слова, как "дублер" к нам не применимы.

Что же до фразы о том, что "МедиаСоюз" "призван говорить то, что выгодно властям", то не лишним будет напомнить, что это Союз журналистов был создан советской властью для того, чтобы поддерживать эту власть. И советские привычки, похоже, им не удается изжить до сих пор. По крайней мере - привычку создавать мифы и приклеивать ярлыки. Но все сказанное относится исключительно к руководству Союза журналистов. Что же касается региональных отделений Союза журналистов, то с ними у нас действительно замечательные отношения, совместные проекты. Там, где ведется какая-то конструктивная деятельность, нам не надо ничего выяснять, мы прекрасно работаем вместе, и никаких проблем у нас нет.

Вопрос: Елена Константиновна, на ваш взгляд, возможно ли в России появление институтов гражданского общества, ориентированных не на обслуживание интересов узких политических групп, а на реальную защиту прав и свобод граждан? Иными словами, совместимы ли такие понятия, как "российские реалии" и "гражданское общество"? (Сергей, Москва)

Ответ: Если бы я сомневалась в возможности построения у нас гражданского общества, наверно, не принимала бы участия в этом процессе. Уважаемый Сергей должен задать в первую очередь себе: готов ли он тратить свое время, свои усилия, на то, чтобы участвовать в жизни гражданского общества?

Я второй год работаю в Общественной палате, много ездила по стране, и могу сказать с полной уверенностью: есть очень большое количество людей, которые может быть незаметно, к сожалению, для наших СМИ, которые не любят об этом писать, занимаются какой-то очень полезной деятельностью у себя в городах, на каких-то узких и малоизвестных площадках. Огромное количество людей совершенно безвозмездно, не рассчитывая ни на какие возмещения, ни на деньги, ни на славу, тратят свою жизнь, свои усилия на то, чтобы улучшить жизнь вокруг себя. Занимаются огромным количеством социальных проектов в сфере образования, социальных проблем и здравоохранения. Это и есть гражданское общество.

Другое дело, конечно, общество это очень слабое. Да и откуда бы взяться сильному? У нас гражданского общества в стране никогда не было. 100 последних лет все малейшие попытки его создания жестко пресекались и уничтожались советской властью. Откуда возьмется гражданское общество в стране, где людям долго, планомерно и со знанием дела отбивали руки? Да, это тяжелый, очень трудный процесс. Страх что-то сделать он у нас буквально в позвоночнике сидит, поэтому преодолевать это придется десятилетиями.

Но сейчас для этого есть все возможности. Даже закон о некоммерческих организациях, хотя и усложнил в какой-то степени деятельность такого рода структур (в основном в части регистрации и отчетности), тем не менее, не лишил их возможности работать. Другое дело - такая деятельность очень часто не встречает поддержки, и чаще всего, кстати говоря, не встречает поддержки в средствах массовой информации. Мы прекрасно знаем, как трудно пробить любой материал, касающийся какой-то общественной работы, это всегда на последнем месте, на последней полосе, потому что "это не интересно", "это скучно".

В своих контактах с журналистами я не устаю повторять, что очень многое сейчас зависит от медиасообщества. Ростки гражданского общества, которые сейчас реально существуют, нужно поддерживать, буквально согревая своим дыханием. Да, я абсолютно уверена, что гражданское общество совместимо с нашими реалиями. У нас нет другого пути. Можно, конечно, сказать: нет, ничего не получится, наши реалии не совместимы ни с чем хорошим. После этого остается только одно - лечь на бок и умереть. Или уехать. Но поскольку мы живем в своей стране, мы ее любим, и здесь будут жить наши дети, внуки, то любые шансы для развития нужно максимально использовать и тратить на это себя.

Вопрос: 1) Как Вы оцениваете состояние свободы СМИ в России? (Марина, Московская область)

2) Уважаемая Елена Константиновна, не создавалось ли у вас впечатления, что комиссию Общественной палаты свободе слова СМИ впору уже переименовывать в "комиссию по тому, чего нет"? Как-то грустно стало наблюдать за нашим медийным пространством, печальное зрелище. (Александр Васин, Москва)

Ответ: Свобода слова - это ведь не вещь, не монумент, не памятник. Это - процесс. Это процесс, который должен не просто поддерживаться, а за него надо ежедневно бороться. И для меня это не пустые слова. Самая первая моя статья называлась "Право знать". Написана она была в 80-м году и распространялась в самиздате. И еще тогда я очень точно для себя поняла, что нет такого понятия, как свобода слова для журналистов. Есть право людей, живущих в нашей стране, знать то, что в ней происходит. И вот это право должно быть обеспечено и журналистами, и законами, и властью. Так я понимаю свободу слова.

И для меня участие в этом процессе - это не заявления и не выкрики с мест, я в этом процессе участвую с 80-х годов. И всегда писала свободно и высказывала свое мнение свободно, не считаясь абсолютно с тем, что в те годы за это грозило: Ну, что сейчас вспоминать. Очень много с чем можно было расстаться за свободное высказывание, за распространение твоих статей в самиздате, за публикации в эмигрантских журналах и т.д.

Что же касается наблюдений за современным медийным пространством, то я бы не сказала, что зрелище прямо такое уж печальное. Я смотрела доклад Федерального агентства печати за этот год - количество зарегистрированных изданий увеличилось на тысячи. И может быть молодым людям, которым не с чем сравнить, кажется, что это грустно, я-то сравниваю все-таки с тем, что было 15-20 лет назад, когда у нас выходила одна газета "Правда", и был один канал и полтора радио. А сейчас, когда житель какого-нибудь удаленного города может одновременно слушать новости по 25 каналам - это не грустное зрелище.

Я считаю, за 15 лет мы прошли огромный путь, очень многого добились, мы практически создали медиаиндустрию. Ведь представьте себе, может быть это молодым людям сейчас не понятно, но когда мы 15 лет назад начинали, тогда это называлось пресса новой волны, что мы имели? У нас слово "менеджер" было незнакомым. В нашем самом лучшем законе о СМИ, например, нет понятия "учредитель". Мы этого просто не знали. Мы по существу "с нуля" создали медийную индустрию. А что касается вопроса о том, до какой степени свободно она развивается, то это, еще раз повторюсь, процесс, и за него надо бороться. Причем, бороться надо в первую очередь внутри себя.

Я вам приведу один пример. К нам часто обращаются за защитой и журналистские коллективы, и отдельные журналисты из регионов. Просят защитить их от произвола местных администраций и так далее. Мы такие случаи разбираем, и вы знаете, на что мы обратили внимание? Очень часто бывает так, что коллектив не платит аренду, а когда его выселяют из здания, заявляет об ущемлении свободы слова. И таких примеров можно привести еще очень много.

Вопрос: Как вы считаете, нужны ли России оппозиционные издания, оппозиционные телеканалы и радиостанции? Собирается ли "МедиаСоюз" оказывать поддержку таким СМИ в целях сохранения в информационном пространстве плюрализма мнений? (Андрей, Климовск)

Ответ: Плюрализм - это основа демократической прессы в демократическом обществе, и мы его всегда поддерживали и будем поддерживать. Во-первых, и это самое главное, - закон. У нас есть "Закон о СМИ", и мы считаем, что никакие поправки, которые каким-то образом ограничивали бы возможность журналиста защищать свои права и выполнять обязанности, закрывали бы доступ к получению информации журналистами, категорически неприемлемы. И все годы существования "МедиаСоюза" и комиссии по СМИ Общественной палаты мы над этим работаем.

Во вторых, у "МедиаСоюза" очень много проектов, связанных с повышением профессионального уровня журналистов. Поддерживать можно только деятельностью. Чем мы можем помочь нашей индустрии, развитию плюрализма? Законы, образование и поддержка рыночной системы существования медийного сообщества. Вот те направления, в которых мы постоянно работаем.

Вопрос: Елена Константиновна, не кажется ли вам, что в Москве еще можно говорить о некой свободе слова, но в регионах все подчиняется исключительно местной власти и любые вольности жестко караются? (Оксана, Питер)

Ответ: Мы знаем, что существует несколько разных ситуаций. Есть такие крупные компании, как "Первый канал", издательский дом "Коммерсантъ", Русская медиа-группа и так далее. То есть крупные киты, на которых держится наше медийное сообщество. Есть средства массовой информации крупных городов-миллионников. Там, как правило, относительно развитой рынок, развитая городская, региональная, областная экономика, которая дает возможность обеспечивать поступление рекламы.

Совсем иная ситуация с небольшими городами или совсем маленькими поселками, где нет и никогда не будет серьезного рекламного рынка, который мог бы поддерживать существование прессы. И вот на этом уровне - я имею в виду, прежде всего, муниципальную, районную прессу - как мне представляется, должны существовать государственные программы. То есть государство грантовым путем и через смягчение налогового бремени должно создавать своеобразную "кислородную подушку" для существования такого рода изданий, и выведения их из положения полной зависимости от местных властей. Именно изданиям, завязанным на местные администрации, приходится труднее всего. И способ развития ситуации к лучшему - именно в укреплении экономики этих изданий и, повторяю, в государственной поддержке.

Буквально в конце этого месяца мы будем собирать вторую конференцию главных редакторов районных, городских, муниципальных газет. Первая мероприятие такого рода у нас проходило в прошлом году в Вологде. Темой конференции на этот раз как раз будет развитие экономической самостоятельности региональных изданий муниципального уровня.

Вопрос: В зарубежных СМИ в последнее время развернута в буквальном смысле травля (местами - разнузданная) российских властей, а с ними и России в целом. Снова рисуется образ дикого медведя, только не с балалайкой, а с газовым ключом. Отвечать на эти выпады пока получается только в стиле "сам дурак", что малоэффективно и неверно стратегически. Могут ли российские медиа противопоставить этой кампании что-то более действенное, нежели периодическую демонстрацию сюжетов про забавные приключения Буша-мл. с крендельками и велосипедами? (Андрей, Москва)

Ответ: Конечно, полемика на уровне "сам дурак" малоконструктивна. Я вообще не сторонник обмена вот такими инсинуациями. Мне очень не нравится, когда создается образ врага. Активно продвигаемый сейчас тезис о том, что Запад - это наш враг, я считаю совершенно неприемлемым и неправильным. Как и то, что наши псевдолибералы рисуют образ врага из нашего правительства. Это тоже неправильно и неправда.

Я считаю, что отвечать на инсинуации со стороны западных СМИ можно только одним - развитием и совершенствованием того, что у нас уже есть. А тому, что мы сейчас оказались под огнем критики, есть масса объяснений. Опять же, что мы хотели? Мы 100 лет не участвуем в мировом процессе, люди от нас отвыкли. А сейчас мы хотим, чтобы к нам кинулись с распростертыми объятиями и все, что только можно, уступили. Так не бывает. За свое место в этом мире тоже надо бороться.

И я бы вообще не употребляла слова "враги". То, что сейчас происходит - это нормальная конкуренция. Мы хотели попасть в рыночную систему - мы в нее попали. Да, в ней нелегко, но это конкурентный мир. Не все оказались готовы к тому, что мы за короткий срок сможем встать на ноги, набрать силы и, в общем-то, начать защищать свои интересы. И не стоит ожидать, что весь мир тоже так быстро перестроится. 100 лет мы создавали себе репутацию империи зла, и хотим, чтобы теперь нам сказали: "Ну да, теперь мы все поняли. Теперь вы, ребята, такие хорошие, давайте мы вам уступим все рынки, и идите на них зарабатывайте". Нет, так, конечно, не будет, и нам нужно вести переговоры, находить свое место в мировом сообществе.

Российским же СМИ в этой ситуации надо вести себя спокойно, достойно и самое главное перестать поливать самих себя грязью. Потому что самое наше любимое дело - это объяснять всему миру, какие мы плохие, как у нас все плохо и никаких шансов у нас нет, какая вокруг "печальная картина" и "кровавый путинский режим". Как правило, это все рассказывают люди, которые и трудностей-то в жизни не видели. При советской власти за каждое свободное слово можно было загреметь в лагеря, и гремели люди, и действительно за свободу высказывания расплачивались жизнью. Те же, кто сейчас что-то с места выкрикивает, - эти-то люди ничем не рискуют и не знают, что сколько стоит на самом деле. Мне кажется, чего точно не надо делать, так это самим себя постоянно рисовать вот в таком плачевном свете.

Вопрос: Здравствуйте, скажите, пожалуйста, защищает ли "МедиаСоюз" права журналистов? Если да, то как именно? Есть ли примеры? Спасибо. (Лидия Петровна, Санкт-Петербург)

Ответ: В первую очередь мы защищаем права всего сообщества журналистского, всей индустрии. И здесь в качестве примера можно привести наше участие в разработке закона о рекламе. Мы прилагали колоссальные усилия и в Думе, и везде, где только можно было влиять, добиваясь чтобы НДС для СМИ был понижен до льготного.

Есть и более частные примеры. Вот возьмите карикатурный скандал. Если помните, началось все на Западе, потом докатилось до нас, в результате чего за публикацию карикатур были закрыты городские газеты в Вологде и в Волгограде. Мы собирали тогда правление МедиаСоюза, всех главных редакторов московских крупных изданий, обращались к руководству города, писали открытые письма. И, как вы знаете, в конечном итоге разум возобладал, коллектив волгоградской газеты вернулся на свои места, газета стала выходить, хотя и под новым названием. В Вологде то же самое. Там главный редактор газеты, опубликовавшей карикатуры, вообще оказался под судом, и большая работа и "МедиаСоюза", и Общественной палаты, была проведена: помогали, всеми средствами, и, слава Богу, в итоге и там разум возобладал.

Хотя здесь необходимо заметить, что "МедиаСоюз"абсолютно не одобряет и не поддерживает публикацию карикатур на основателей основных конфессий. Но, тем не менее, мы считаем, что это вопрос журналистской этики, и он достоин обсуждения внутри сообщества. Нужно искать те границы, где свобода переходит во вседозволенность. Это вопрос должен быть обсужден и как-то решен, но уже внутри сообщества. Я вообще большой сторонник саморегулирования нашей индустрии.

Мы, кстати говоря, много сейчас обсуждали и в комиссии по СМИ, и в "МедиаСоюзе", возможность появления какой-то журналистской хартии. Хотя мы прекрасно понимаем, что до момента ее принятия еще очень далеко. Но, тем не менее, сам процесс обсуждения мы постоянно ведем и рассчитываем, что рано или поздно хартия родится внутри сообщества и будет для нас руководством к действию.

Вопрос: Застраховано ли журналистское сообщество от повторения того идиотизма, каковой мы могли наблюдать во время "карикатурного скандала"? Как вы считаете, извлекли ли власти из той ситуации какие-то уроки? Или при повторении ситуации все пойдет по старой схеме - травля, запреты, уголовные дела? (Александра, Москва)

Ответ: Конечно? будут! Без сомнения будут, особенно в регионах. И мы с такими случаями уже после карикатурного скандала сталкивались. Например, в небольшом городе пустили под нож тираж журнала, потому что там была статья, не очень угодная мэру этого города. Мы заставили этот тираж восстановить. Просто разъяснительной работой и личным влиянием. Ведь у Общественной палаты, как и у "МедиаСоюза", нет рычагов административного давления. Мы же не прокуратура, не армия и не флот. Все, что мы можем сделать, это личное влияние, разъяснения, открытые обращения и постоянная работа с законами - это все, что мы можем, весь наш арсенал, и мы стараемся максимально его использовать.

Во властных структурах до сих пор сидят люди, которые учились в институтах марксизма-ленинизма, руководили обкомами, райкомами. Они прошли эту школу, для них свободная демократическая пресса не является нормой. Для них норма - удобная сервильная пресса и удобный сервильный журналист и главный редактор.

Ни в коем случае нельзя считать, что вот мы с вами сейчас выступим, а после весь наш руководящий состав, вся так называемая элита сядет, почешет репу и скажет: "А вот-то мы были не правы, а введем-ка мы сейчас полную свободу прессы". Так никогда не будет. Каждый раз и с Думой придется разговаривать, и объяснять и пытаться влиять, и в каждом конкретном городе надо будет вмешиваться в подобные случаи. Это с одной стороны. С другой стороны, самим журналистам, надо понимать, что собственное профессиональное достоинство должно обеспечиваться еще и ответственностью. Мы сейчас достаточно часто сталкиваемся со случаями, когда нет защиты от медиа и нет защиты от журналиста. И здесь нужно самому сообществу задуматься и о журналистской этике, и о профессиональной ответственности, и о том, как каждое слово, неточное, непрофессиональное, отзовется на жизни или деятельности людей или компаний.

Нельзя считать, что мы тут такие бедные овечки, на нас со всех сторон все наезжают, а нам только надо защищаться. Ничего подобного. Сейчас перед индустрией очень остро стоит вопрос ответственности за то, что мы рассказываем и показываем. Очень много приходит нареканий от слушателей, много вопросов, связанных с насилием на экранах, желтой прессой, клеветой и непрофессионализмом, неточностью и непроверенными фактами. Это тоже серьезный вопрос, который медийное сообщество должно обсуждать и искать пути его разрешения. Это очень важно, потому что защищать свои права можно только, если ты сам абсолютно точен, профессионален и имеешь собственное профессиональное достоинство.

Вопрос: Как показывает практика, общественно-политическая пресса (за очень редким исключением), нежизнеспособна без финансовых вливаний со стороны крупных бизнесменов и финансовых корпораций. Меж тем последние к поддержке такого рода СМИ внимания проявляют все меньше и меньше. Не кажется ли Вам, что при таких раскладах в скором времени Россия рисует остаться без серьезной общественно-политической прессы вовсе, а на прилавках и лотках останется только глянец, желтуха и прочие "мурзилки"? Ну, и несколько "правильных", но никому не интересных газет на бюджетном финансировании, куда ж без них. (Роберт, Москва)

Ответ: Во-первых, я бы не стала бы с таким презрением, как бы сквозь зубы, говорить про глянец и "мурзилки". Жизнь общества, жизнь страны не сводится вся только к большой политике. Людей интересует очень многое другое. Их интересует, как дать достойное образование своим детям, где отремонтировать машину, как заработать на квартиру, куда поехать отдыхать. Жизнь обычного, нормального человека очень разнообразна. Я вообще считаю, что развитие индустрии сейчас будет идти по пути специализации изданий.

В глянцевых изданиях работают очень хорошие журналисты. В них выходят очень качественные статьи и замечательные интервью. У нас есть национальная премия в области печатной прессы "Искра". В этом году в тройку победителей, не на первое место, но уже в тройку, вошла журналистка из журнала "Мери Клэр". Замечательные публикации можно найти в очень интересном журнале "Эсквайр", например. Посмотрите на них с точки зрения качества, и вы поймете, что с профессиональной с точки зрения они дадут фору большинству общественно-политических журналов.

Я бы также не стала говорить сквозь зубы "о прочих мурзилках". Наоборот, то, чего нам не хватает, - это качественной, прежде всего профессиональной детской печати. После длительных дискуссий, наконец, у нас заработал канал "Теленяня". Я считаю, это прорыв, это замечательно, что этот канал появился. Канал, который работает на детскую аудиторию. Точно также сейчас, мне кажется, просто с государственной поддержкой, с грантами специальными должна развиваться детская печать, эти самые "мурзилки". Потому что если дети и подростки ничего, кроме "Молотка", в своей жизни не прочтут, то через поколение некому будет вообще читать журнал "Итоги", например. Просто потому, что не будет хватать грамотных людей, которые смогут буквы разбирать в этом журнале и понимать, вообще, о чем там идет речь.

В Общественной палате, в нашей комиссии, работает очень заслуженный человек - Леонид Иванович Бородин. Он вместе со своими коллегами провел огромную работу, исследование - обзор молодежной прессы. Я вообще-то предполагала, что там зрелище страшненькое, но когда мы увидели всю картину, то просто ужаснулись. Молодежной считается "литература", которая практически граничит чуть ли не с порнографией. Так что развитие качественной детской и молодежной прессы, то есть тех самых "всех прочие мурзилок", и есть сейчас самое главное, куда должно быть обращено медийное внимание.

Что же касается интереса бизнесменов, то я что-то такой тенденции не замечала. Рекламный рынок растет. Посмотрите отчеты Агентства по делам печати или АКАРа. И более того, рынок вырос не только в части телевидения, но вырос объем рекламы в печатной прессе, что тоже очень хороший знак. Растет реклама на радио, а самое интересное, я вам скажу, я цифру даже наизусть помню, за год рост рекламы в интернете составил 67%. Понимаете, какая интересная цифра? Так что нет, не теряет наш бизнес интереса, он просто наоборот делается более грамотным и уходит туда, где есть точки развития. Развитие сейчас очевидно - интернет, журналы.

Вопрос: Елена Константиновна, каково ваше персональное мнение касательно блогов как таковых и такой распространенной ныне гипотезы, что журналистские блоги в обозримом будущем могут заменить журналистские статьи? Спасибо. (Мария, Москва)

Ответ: Ну, это достаточно смелое заявление. С появлением любого нового технического средства, все считают, что все, что существовало прежде, умрет. Когда появилось телевидение, считали, что кино умрет, а когда появился интернет, стали говорить, что умрет "бумажная" пресса. Теперь вот с появлением блогов говорят, что умрут интернет-СМИ. Нет, все будет существовать - каждая новая форма только добавляет красок в эту пеструю палитру.

Конечно, все будет меняться, и в ближайшие годы нас ждут колоссальные изменения, просто колоссальные. В частности, введение цифрового телевидения, которое изменит картину того, что мы сейчас видим по телевизору. Или другой пример: сейчас каждый человек, который пользуется интернетом и читает новости на интернет-ресурсах, фактически создает себе сам ежедневную газету. Ведь у каждого, кто пользуется интернетом, в папочке "избранное" собрана некая коллекция ресурсов. Вот это избранное, по существу, и есть индивидуальная газета, которую человек сам себе формирует, и утром быстренько пробегает по таким ресурсам, как "Взгляд", "Полит.ру", "Лента.ру". "Компромат.ру", конечно, все читают. Так ведь? И вот это избранное - оно по существу и есть утренняя газета, которую не нужно засовывать в почтовый ящик, каждый получает ее на дом.

Так что я не думаю, что что-то отпадет или отомрет. Любая новая техническая возможность как раз будет укреплять то, о чем так беспокоятся ваши читатели, - тот самый плюрализм.

Вопрос: Елена Константиновна, а сейчас вы как-то участвуете в управлении "2-мя журналами и 6-ю газетами в г. Санкт-Петербурге" или вас полностью поглотила работа в МедиаСоюзе? Что вам доставляет большее удовольствие и моральное удовлетворение - бизнес или работа на общественном поприще, если так можно выразиться? (Елена Купцова, Санкт-Петербург)

Ответ: Да, действительно, в Петербурге у меня есть собственная компания - Информационное агентство "Северо-Запад", которую мы создали с моим партнером и с очень хорошим дружным коллективом в 91 году. Мы всегда с гордостью говорим, что у нас лицензия, подписанная Михаилом Федотовым, N 300. То есть буквально в числе первых мы создали информационное агентство, и за 16 лет существования издали даже больше, чем два журнала и шесть газет. Уже, наверное, более десяти. И сейчас эта компания вполне успешна на петербургском рынке, но я, к сожалению, трачу на нее меньше времени, чем надо.

Что мне больше доставляет удовольствия? Вы знаете, так моя жизнь сложилась, что сразу после окончания университета я оказалась втянута в политическую жизнь, участвовала много сначала в непростой жизни самиздатовской прессы, потом неформальной прессы, а затем в становлении прессы новой волны, в создании демократического движения в Петербурге. Все это стало очень яркой частью моей жизни. Сейчас, наверное, я бы сказала, что это для меня намного важнее и интереснее, чем занятие бизнесом.

Мне пришлось пережить и участвовать всей душой, всем сердцем и всем своим существом, в становлении демократии в стране, и это стало настолько важной составляющей жизни, что никакие другие радости, даже зарабатывание денег, не сравнимы с ощущением участия в историческом процессе. Это, наверно, самое счастливое и ни с чем не сравнимое ощущение, когда под твоими руками создается новая ткань жизни.

Вопрос: Елена Константиновна, а вы сами какие газеты читаете и какие каналы смотрите? (Жанна, Химки)

Ответ: Я читаю в основном интернет-СМИ. Регулярно, каждое утро, смотрю новости на "Ленте.Ру", "Полит.Ру", "Взгляде", очень люблю петербургские интернет-ресурсы "Фонтанка.Ру", "Лениздат.Ру". Эти ресурсы я считаю очень качественными, профессиональными и очень им доверяю. Вот это мои любимые СМИ. Ну, и конечно, "СМИ.Ру".

Вопрос: Елена Константиновна, не скучаете ли вы по Санкт-Петербургу? Нет ли желания вернуться? Часто ли бываете в наших краях? (Аля, Санкт-Петербург)

Ответ: Сердце разрывается. Конечно, человек, который, прожил всю жизнь в Петербурге, не может разорвать эту пуповину никогда. Мы все равно все питерские, нас не изменить, мы всегда будем отличаться и лицом, и фигурой, и языком, и манерой поведения, и стилистикой, и очень часто - жизненными принципами.

Конечно, есть желание вернуться. Я с этим желанием тяжело борюсь, пока такой возможности у меня нет. Но я бываю там очень часто. У нас очень много проектов в Петербурге. Вот только что мы проводили выездное заседание нашей комиссии по СМИ, вместе с журналистами Северо-Запада обсуждали тему "Пресса и выборы".

И, конечно, если отнять у меня надежду на то, что я рано или поздно вернусь в Петербург, моя жизнь станет пустой. СМИ

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.