Медиановости

19 июня 2007 12:40

Елена Трегубова конспиративно дала интервью Spiegel: ей страшно за свою жизнь

После убийства Анны Политковской российская журналистка Елена Трегубова, прославившаяся книгой "Байки кремлевского диггера", живет в одиночестве в Лондоне и не доверяет никому, кроме Бориса Березовского. Она боится слежки, отравления - минеральную воду пьет только из нераспечатанной бутылки с соломинкой - и тщательно выбирает места для встреч и передвижений. Подобным образом Трегубова вела себя и при немецких журналистах: изданию Spiegel удалось взять у нее интервью в Великобритании.

Все электронные письма, в которых журналисты договаривались о встрече, Трегубова посылала в зашифрованном виде; документ можно было открыть только с помощью пароля, который знали только отправитель и получатель.

Однако, как отмечает журнал, несмотря на то, что "кремлевский диггер" находится в постоянном страхе и скрывается, ее внешний вид ярок. Его описывают так: "В вестибюль лондонской гостиницы она заходит в высоких черных лакированных сандалиях, узких черных сатиновых брюках, а ее длинные белокурые волосы колышутся в такт шагам".

Гостиница была намерено выбрана так, чтобы ее можно было спутать с тысячей других: коричневое ковровое покрытие, в меру узорчатая обивка мягкой мебели, много металла в отделке. Затем Трегубова просит предосторожности ради провести интервью, гуляя в парке. Несколько дней назад, рассказала она, по дороге домой, в свою лондонскую квартиру, она заметила, что за ней следит какая-то женщина. Когда она убыстряла шаг, женщина тоже начинала двигаться быстрее, а когда замедляла, то та тоже снижала темп. В какой-то момент она свернула в переулок, внезапно обернулась и попыталась сфотографировать женщину на камеру своего мобильного телефона. Этому ее научил Борис Березовский.

Трегубова напомнила немецким журналистам, как в России в феврале 2004 года возле ее квартиры взорвалась бомба. Она уверена, что это было покушение и месть за ее злую книгу о приходе Путина к власти. Затем 34-летняя Трегубова попросила политубежища в Великобритании. В Москве ей все чаще стало казаться, что за ней наблюдают посторонние.

О том, как она живет сейчас в Лондоне, россиянка рассказывать не хочет. Говорит, что читает, пишет, гуляет, но не раскрывает ни одной подробности, по которой можно было бы сделать вывод о ее распорядке дня.

О мотивах, заставивших Трегубову просить политическое убежище, говорить с ней так же сложно: она боится, что любой ее ответ наведет на нее ее предполагаемых преследователей. Журналистка лишь сообщает, что ее адвокат в России получил информацию, которая удержала ее от возвращения. "Для меня очень, очень опасно возвращаться в Россию. Не просто опасно, а опасно для жизни".

На Пасху в Великобритании Трегубовой захотелось попасть на богослужение. В Лондоне есть две русские православные церкви. Женщина пребывала в смятении, она была убеждена, что в какую бы из них она ни пошла, ее вычислят и обнаружат. Она вызвала такси и обратилась за советом к водителю. Таксист оказался греком. Он отвез ее в православный собор Св. Софии. Этот визит, по ее словам, стал для нее одним из самых счастливых мгновений в Лондоне, мгновением, когда страх привел ее к прекрасному.

На вопросы о том, обоснован ли такой страх, Трегубова отвечает, что это чувство пришло вместе с режимом Путина, и вновь сослалась на убийство Политковской - "Как вы можете меня об этом спрашивать, вы, с вашей спокойной жизнью? С тем же основанием вы можете утверждать, что Анна Политковская сама застрелилась, чтобы осложнить жизнь Путину. Да знаете ли вы, что это за ощущение, когда ты чувствуешь себя полностью незащищенной?"

В беседе с обозревателем Spiegel возникают моменты, когда взаимопонимания достичь очень сложно. Трегубова не выносит скепсиса западных журналистов, которые якобы не хотят видеть, что Путин снова превращает Россию в тоталитарное государство, которых можно ввести в заблуждение каплей "демократических декораций".

Еще худшего мнения она о политиках международного масштаба. От них она требует исключения России из "большой восьмерки", чтобы принудить Путина к большей демократии и свободе слова (полный текст на сайте Inopressa.ru).

Когда в России вышла ее книга, ей к немалому ее удивлению позвонил олигарх Борис Березовский, которого она называла "злым духом российской политики". Несмотря на всю критику в свой адрес, он ее очень хвалил. "Возможно, потому, что в книге Путин выглядит еще хуже, чем он", - предполагает Трегубова.

После убийства Анны Политковской Березовский предложил обеспечить ей личную охрану. Вскоре перед Трегубовой предстал человек по имени Андрей Луговой и сказал, что он позаботится о ее безопасности и пошлет к ней двух своих сотрудников. Сейчас Лугового обвиняют в убийстве другого близкого Березовскому человека - экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко.

Тем не менее, приехав в Лондон, Трегубова встретилась с Березовским. Он пригласил ее на обед, и ей в срочном порядке пришлось решать, можно ли ему доверять, не отравлена ли ложка или суп. Суп она попробовала и осталась в живых. "У меня сложилось впечатление, что вблизи Путина моя жизнь подвергалась большей опасности", - говорит она.

Когда в этот день Елена Трегубова сидела в вестибюле лондонской гостиницы, она еще не знала, что британская прокуратура объявит Лугового основным подозреваемым по делу об отравлении Литвиненко и потребует его выдачи. На вопрос, заданный позже, она отвечает в электронном письме: "Я надеюсь, что никакие политические причины не удержат правительство Великобритании от продолжения расследования этого убийства".

Spiegel задается вопросом, почему Трегубова доверяет именно Березовскому - человеку, которого она нещадно критиковала ранее в своих статьях в бытность журналистом "Коммерсанта". Она, во всяком случае, не допускает мысли, что их знакомство может оказаться для нее рискованным. Ее переполняют старые страхи, и она не может выйти из своей роли критика режима, которому грозит опасность.

При этом Трегубова, как она говорит, любит Россию, она страдает, так как считает, что демократическое будущее России разрушено политикой Путина. "Моя страна" - это словосочетание в нашей беседе встречается очень часто.

Елена Трегубова покинула свою квартиру в Москве, как покидают ее, уезжая на одну-две недели. Уже из Лондона она позвонила консьержке и спросила, не знает ли та кого-нибудь, кому можно было бы поручить поискать кое-что в ее вещах. Все остальное она попросила консьержку раздать бедным. Обращаться к родителям с просьбой освободить квартиру Трегубова не хотела ни в коем случае: "Так делают только тогда, когда кто-то умирает".

Елена Трегубова: в путинской России победил бандитский закон

Также в понедельник британская газета The Independent опубликовала очередную статью Трегубовой. Поводом для нее послужило нападение на журналиста Андрея Калитина. Этот инцидент, уверена Трегубова, подтверждает, что президент Владимир Путин создал систему, в которой побеждают бандитские законы: людям удается запугивать тех, кто их критикует, и избавляться от своих противников насильственными методами.

В день похорон Анны Политковской Путин назвал эту журналистку и ее журналистские расследования "незначительными". Если одна из самых уважаемых представительниц журналистского цеха "незначительна", что это говорит о других? Это знак, что власти безразличны к их судьбе и не собираются их защищать, уверена журналистка.

Согласно ее статье, дело не сводится исключительно к Путину и его противникам. Видя, что власти решают свои проблемы силовыми методами, какой-нибудь бизнесмен думает: "А почему бы мне не поступить так же?". Преследуя ярых критиков своей политики и глядя сквозь пальцы, как нападают на журналистов, Кремль дает "зеленый свет" тем, кто хочет ликвидировать своих противников. NC

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.