Медиановости

21 июня 2007 16:19

Юрий Федутинов: "Мы пытаемся создать палитру, чтобы не только розовое или черное"

Юрий Федутинов:

Генеральный директор радиостанции "Эхо Москвы" Юрий Федутинов стал офицером государственного ордена Франции "За заслуги". Корреспондент "Известий" Анна Федина одной из первых поздравила Юрия Федутинова с почетной наградой.

вопрос: Как вы для себя расшифровываете формулировку "За заслуги"?

ответ: Говоря современным языком, я считаю этот орден свидетельством того, что радио "Эхо Москвы" вносит посильный вклад в создание позитивного образа России за рубежом. На мой взгляд, эта награда принадлежит не мне, а всем сотрудникам радиостанции.

в: Вы вправду уверены, что "Эхо" создает позитивный образ России?

о: За границей — безусловно. Оно является элементом позитивного образа России за рубежом. Очень важным элементом, потому что, на мой взгляд, больше всего на позитивный облик страны влияет правда или попытка движения к правде. А когда мы говорим, что мы — сильная держава, но при этом можем похвастаться только объемами экспорта нефти и газа, когда мы говорим о своей мощной авиации, но при этом наши авиаперевозчики скупают иностранные самолеты, когда мы говорим о нанотехнологиях, но на поверку оказывается, что это просто кампанейщина, значит, в чем-то мы лукавим. От того, что мы повторяем "халва, халва", во рту слаще не становится. Если же "Эхо Москвы" говорит что-то другое, то это позволяет сформировать некую картину. Не скажу: целостную, это сегодня почти нереально. "Эхо Москвы" не объективное средство массовой информации, это одно из средств массовой информации, которые даны людям для оценки действительности. И то, что мы стараемся предоставить разным людям возможность высказать свою точку зрения в эфире, это только попытка создать какую-то палитру. Чтобы все не было розовым или черным.

И когда "Эхо Москвы" получает международное признание — это, на мой взгляд, прежде всего признание международного качества продукта. Когда мы говорим, что "Известия" — это бренд, мы подразумеваем определенный стандарт качества. И на самом деле наша пресса дальше всех продвинулась на этом пути. Как это ни странно звучит, именно в области средств массовой информации мы успешно конкурируем с Западом.

в: Предоставляя слово представителям разнообразных течений, "Эхо Москвы" при этом отстаивает какую-то свою точку зрения?

о: У нас ее просто нет. Наша точка зрения в том и заключается, чтобы у нас в эфире выступало как можно больше разных людей. Мы бы с удовольствием дали слово, например, представителям "Единой России", но их к нам не пускают.

в: Для "Эха" сейчас благополучное время?

о: Оно несопоставимо легче, чем то, что было пять или десять лет назад. Потому что конечно же рынок вырос, и мы можем позволить себе гораздо больше. Даже руководители министерств сейчас к нам прислушиваются больше, чем это было при предыдущей администрации. С другой стороны, чего греха таить, сейчас далеко не все разделяют точку зрения, что в эфире должно звучать разнообразие голосов. Не все разделяют точку зрения, что в эфире должны звучать некоторые конкретные голоса.

в: Вы сказали, что наши СМИ стоят на одном уровне с западными. В какой плоскости? В объеме свободы?

о: В бизнесе. В этом смысле они абсолютно конкурентоспособны. И будет очень жаль, если мы снизим эту планку.

в: На ваш взгляд, сейчас происходит некий спад?

о: Да. Так уж устроена бюрократия и вертикаль власти, что удобнее работать с лояльными, чем с компетентными, с послушными, чем с творчески мыслящими. Другое дело, что с лояльными ты ничего не создашь: нанотехнологии не освоишь, новые самолеты не разработаешь. А теперь оглянитесь вокруг: где прорывы?

в: Наше телевидение все сильнее скатывается в сторону чистого развлечения. Так легче делать бизнес?

о: Так безопаснее. А любой бизнес оценивает свой риск. Действительно, СТС, "Первый канал", НТВ — очень успешные проекты. Значит, можно жить без новостей? Вот только никто не обращает внимания, что у телевидения падают рейтинги. Не у отдельных каналов, а у телевидения в целом. Люди меньше смотрят телевизор, они больше читают газеты, проводят больше времени в интернете, в конечном счете они больше пьют суррогат. То, что пресса сейчас чувствует себя настолько комфортно, связано в первую очередь с тем, что на ТВ сегодня потреблять нечего. Телевидение без новостей не существует, а сейчас ставку на новости делает только один канал. Его руководство, видимо, почувствовало, что существуют серьезные риски для бизнеса, и сделало правильный вывод. Это с одной стороны. С другой стороны, слепая лояльность тоже несет очень серьезный риск. Не хочу ни на кого из своих коллег по радиобизнесу указывать пальцем, но перемены произошли очень серьезные, особенно среди лояльных. Значит, были недостаточно или как-то неправильно лояльны.

в: Вы видите возможность того, что, почувствовав риски для бизнеса, телевидение вернется к новостям и обсуждению острых проблем современности?

о: В прессе это гораздо более вероятно. Даже так: по-моему, на телевидении это исключено. Оно может потерять рейтинг вообще, но не откажется от лояльности.

в: Какова ситуация на радио?

о: На радио в этом плане чуть легче. Здесь есть музыка, и это первый продукт, который нужен на радио. Новости здесь вторичны. К сожалению, информационные станции в целом теряют авторитет среди слушателей. Рейтинги "Эха Москвы" растут, но это не может компенсировать падение рейтингов у наших государственных конкурентов.

в: Значит, аудитория тоже теряет интерес к новостям?

о: Безусловно, люди не интересуются тем, что происходит в стране, потому что от них уже ничего не зависит. Ни то, какой будет губернатор, ни то, какой будет мэр... Естественно, срабатывает психология: ну не зависит, и не надо. Если на меня плюет государство, то и я на него плюну. Только понимаете: если государство плюнет на людей, они утрутся, а если люди плюнут на государство, оно утонет. Тут без вариантов. И

Анна Федина

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.