Медиановости

22 июня 2007 18:59

"Власть должна находиться на расстоянии плевка"

Тема  гармонического развития общества всегда беспокоила философов и политологов от античности до наших дней. Возможна ли идеальная модель государственного устройства? Как гражданское общество способно контролировать власть? На эти и другие вопросы отвечает новая книга известного петербургского историка и журналиста Даниила Коцюбинского "Давно пора!" Ее презентация состоялась 22 июня в офисе партии "Яблоко".

Для многих интересующихся политикой граждан Даниил Коцюбинский — это на сегодня, прежде всего, один из руководителей общественного движения "Петербургский гражданский комитет" (ПГК). Создан он был группой единомышленников в январе 2007 года отчасти "в запоздалое подражание" оранжевой революции в Украине. Оттуда же был частично заимствован главный слоган оранжевого движения "Пора!", который превратился в петербургское "Давно пора!", что, вероятно, подчеркивало местную политическую вялость и медлительность.

На презентации своей новой книги Даниил Александрович подчеркнул, что она выпущена при поддержке ПГК. А напечатана она была в "Вольной Петербургской Типографии"  -  еще одном "проекте", созданном при участии ПГК, в основном, для издания публицистической литературы.

Трехлетие "оранжевых грез" в какой-то степени отразилось и на содержательной составляющей книги. Ее значительную часть составляют публикации автора в городском еженедельнике "Дело" в период с 2004 по 2007 годы. Статьи эти достаточно жесткие, наполненные едкой иронией и глубоким сарказмом. В них отражены многие события и явления, будоражившие мир, Россию и Петербург за эти годы  -  проблемы "глобализации" и война в Ираке, губернаторские и парламентские выборы, Беслан, "оранжевая революция" на Украине, уход в оппозицию Михаила Касьянова, Марши несогласных и т.д. "Давно пора!" - на первый взгляд, своеобразная хроника поступательного разрушения демократических устоев общества и насильственного строительства "вертикали власти". В книгу включены и впервые публикующиеся лекции автора по истории русского национализма начала XX века.

Во время представления своей книги Даниил Коцюбинский пояснил собравшимся свою концепцию развития современного общества. По его резкому замечанию, "мир заврался", поскольку "исторические реалии изменились, а системы фраз остались прежние". Сейчас уже не столь актуально противостояние "тоталитаризма и демократии" или "империализма и национальной государственности". Гораздо важнее — противоборство регионализма и "национально-государственнического эгоизма", по сути, являющегося продолжением империализма. При этом, как подчеркивает Коцюбинский, идея "регионализации" должна "идти в жизнь" непременно рядом с идеей "парламентаризации". В противном случае, региональные лидеры непременно вырождаются в местных "князьков", по сути, просто узурпирующих власть.

Разговор с аудиторией постепенно перешел и к проблемам Санкт-Петербурга. Автору задали вопрос, как он относится к проекту объединения Петербурга и Ленинградской области в свете своей концепции "регионализации". Даниил Александрович заметил, что если этот проект "исходит из Кремля", то в итоге, как бы ни пролегли границы, "Петербург попросту еще более понизит де-факто свой статус, что будет угнетающе воздействовать на городское самосознание". "Сейчас наш город является самостоятельным субъектом РФ, как и Москва, но его "укрупнение" путем слияния с областью повлечет за собой официально утвержденную "провинциализацию" СПб".  В то же время Коцюбинский заметил, что совсем не возражает против территориального расширения города за счет западной части области "между Финляндией и Эстонией", где этому способствует, в частности, социальная транспортная инфраструктура. Но расширение это должно происходить "снизу", а не навязываться "сверху" и, судя по всему, возможно будет лишь в условиях начавшегося общего процесса регионализации РФ, результатом которого станет политическая эмансипация СПб и Северо-Западного региона в целом. Также Коцюбинский высказался категорически против идеи объединения в ближайшем будущем всех субъектов Северо-западного региона в единый централизованный субъект. Если эта идея будет реализована на практике, то коррупция и властолюбие городских чиновников просто приобретут "укрупненный масштаб", а сама "экономическая философия региона" окажется экспортно-сырьевой: "Представьте, с каким пылом начнут тогда, допустим, вырубаться леса в Карелии, а местные жители потеряют всякую надежду "докричаться" до власти — ведь будет далеко — в Петербурге".

Этот пример весьма ярко доказывает и еще одно концептуальное положение, декларируемое автором. Он безапелляционно заявляет: "Власть, образно говоря, должна находиться на расстоянии плевка, чтобы каждый гражданин при необходимости мог "плюнуть" зарвавшемуся начальнику в лицо". Только на такой своеобразной "дистанции", по мнению Коцюбинского, возможно гармоничное развитие города и общества в целом. А пресловутая "вертикаль власти", напротив, настолько отдаляет и "возвышает" власть имущих, что даже самые радикальные протестные мероприятия граждан вряд ли смогут вызвать значительный эффект.

Подобные тезисы автор вносит и в свою концепцию формирования гармоничных межнациональных отношений. По его мнению, национальная идентификация в политическом плане должна уступить место региональной, которую он сравнил с "жилищно-коммунальной": "Живут в одном доме люди разных национальностей и религий, ходят на общие собрания, вместе решают хозяйственные проблемы — вот, что в первую очередь определяет их отношения — территориальный принцип". Эта модель уже существует во многих небольших государствах, в которых на равных правах мирно уживаются люди разных национальностей. Самые красноречивые примеры — Швейцария и Финляндия, где даже явные национальные меньшинства имеют равный с "большинствами" государственный статус, а также полную языковую и религиозную самостоятельность. "Конечно, -  замечает автор, — такая модель, как и все сущее, не идеальна, но другие модели, которые ныне считаются "общепризнанными", явно завели мир в тупик".

На вопрос о том, можно ли считать США "моделью будущего", Коцюбинский ответил, что, при всем своем развитом федерализме, тем не менее, эта страна является империей, хотя и, в основном, "для внешнего применения". По мнению автора, рано или поздно она видоизменится и превратиться в ряд самостоятельных регионов-государств.

В отличие от США, Россия - это давно пережившая самое себя "империя для внутреннего употребления" с куда более исторически близкими и драматичными перспективами распада.

В заключение презентации Даниил Коцюбинский поблагодарил всех, кто помогал ему в создании и выпуске этой книги и любезно подписал авторские экземпляры всем желающим.

Анна Данилевская