Медиановости

26 июня 2007 17:49

Введут ли цензуру в рунете?

Зам. генпрокурора РФ Иван Сыдорук на прошлой неделе заявил о необходимости контроля над интернетом в целях борьбы с экстремизмом. Меньше месяца назад об этом же заявил директор ФСБ Николай Патрушев.

Юрий Новолодский, президент Балтийской коллегии адвокатов

— В полной мере не введут, но власть будет стремиться насадить жесткую "самоцензуру", то есть требовать от тех, кто определяет содержание информации в Рунете, строжайшего "фильтрирования" и недопущения чего-либо, хоть сколько-нибудь отдаленно похожего на "экстремизм", какие-то недоброжелательные высказывания в адрес власти… Думаю, при сегодняшнем желании подавляющего большинства быть послушными такой путь власти окажется успешным.

Что же касается последних заявлений Сыдорука, то я вообще не хотел бы их комментировать, потому что он 4 года был у меня ответчиком в суде и у нас личные неприязненные отношения. Меня только удивляет, что человека, которого уволили с должности прокурора Московской области, назначили заместителем генпрокурора. Но, похоже, это удивляет только меня одного…

Людмила Нарусова, член Совета Федерации

— Контроль и цензура — это принципиально разные вещи! Комиссия, которую я возглавляла, еще два года назад говорила о необходимости соблюдать закон в интернете, поэтому в предложении Сыдорука нет ничего нового. Если в интернете может быть размещена инструкция, как собрать "пояс шахида" или как купить ребенка, то за этим должен быть контроль. А виновные должны привлекаться к ответственности!

Григорий Нехорошев, заместитель главного редактора портала dp.ru

— Думаю, в ближайшее время цензуру не введут, потому что это очень сложно законодательно, технически и, как ни парадоксально, совсем невыгодно, с точки зрения предвыборной ситуации. В интернете сегодня активно действуют те, кого называют "элитами" (не только политические, но и финансовые, бизнес-элиты и т.д.), они там "живут". От этих элит, которые до какого-то времени оставались политически пассивными, но в решающий момент примут участие в большой российской политике, может зависеть многое, в том числе мнение большинства обывателей. У Владимира Путина с этими элитами до сих пор достаточно напряженные отношения, и ему нужно не портить, а, наоборот, улучшать их. Поэтому в предвыборный период он старается воздействовать на них позитивно — в частности, когда инициирует обсуждение тем нано-технологий, экономики знаний. И, конечно, в этой ситуации власть не станет вводить в интернете официальную цензуру. А что касается неофициальных хулиганских DDoS-атак — массовых заходов на серверы оппозиции с целью выведения их из строя, — то они, наверное, продолжатся с той же регулярностью. Тем более что оппозиция пока не воспринимается упомянутыми элитами как нечто серьезное…

Андрей Рихтер, директор Института проблем информационного права

— Могут попытаться, но я не думаю, что такая попытка будет успешной. Что касается технической стороны дела, то введение цензуры — процесс очень сложный, кропотливый, и довести его до конца удается только в условиях абсолютно деспотического режима — например, в Китае или Северной Корее. В то же время кампания по борьбе с политическим экстремизмом последних пяти лет рано или поздно должна была затронуть интернет. И государственные чиновники всех уровней, бесспорно, будут пытаться всеми способами ограничить свободу распространения информации в сети, пытаясь скрыть под шапкой борьбы с экстремизмом борьбу с политической оппозицией.

Валерия Новодворская, лидер партии "Демократический союз"

— Полагаю, что такое стихийное бедствие вполне реально. Этот проект под названием "Тоталитаризм" не знает остановок. Это асфальтовый каток, и, запустив, мы уже не можем его остановить. Сначала они подобрали под себя ТВ, электронные СМИ, затем дело дошло до газет и журналов, теперь они переходят к интернету. Нужно просто посмотреть, в каком состоянии находится интернет в Мьянме, Северной Корее, где за несанкционированный вход в сеть иногда дают 20 лет, — мы тоже можем к этому прийти. У нас уже есть прецедент дела Бориса Стомахина, который получил за свои статьи в интернете пять лет (последний раз такой срок за статьи был присужден Юлию Даниэлю в 1965 г.). И наивно рассуждают те, кто считает, что они всегда будут получать информацию, что сегодня не та эпоха и до интернета власть не доберется. Д

Подготовила Екатерина Семыкина