Медиановости

4 июля 2007 15:29

Кремль глушит радиоволны "экстремизма"

Кремль глушит радиоволны

Как говорит главный редактор радио "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов, за семь лет президентства Владимира Путина эта радиостанция, отличающаяся независимым взглядом на вещи, имела не так уж много серьезных столкновений с Кремлем. Но вот пару месяцев назад начали приходить письма.

Сначала прокуратура и спецслужбы требовали от радиостанции объяснений в связи с появлением в эфире интервью с Гарри Каспаровым и Эдуардом Лимоновым – лидерами маленькой, но громогласной продемократической коалиции "Другая Россия". Затем стали поступать жалобы на обозревателя "Эхо Москвы" Юлию Латынину, известную остротой высказываний.

В нескольких письмах авторы ссылались на возможные нарушения недавно принятых поправок к законам, которые запрещают "экстремистскую" деятельность. В прошлом году борцы за свободу слова уже предостерегали, что эти законы могут быть использованы для подавления оппозиции. Они подозревают, что в ближайшие девять месяцев, накануне парламентских и президентских выборов, будут предприняты систематические усилия по ужесточению контроля.

Венедиктов ответил на все 15 писем, полученных им за последние два месяца, и теперь ожидает дальнейшего развития событий. Доселе "Эхо Москвы" пользовалось необычайной свободой – то ли в качестве "образцово-показательного примера", предназначенного для демонстрации Западу, то ли потому, что даже Кремлю нужен хотя бы один источник непредвзятых новостей.

Средства массовой информации, распространяющие контент, который признан "экстремистским", еще могут уцелеть после одного официального предупреждения, но после второго лишаются лицензии.

На некоторых редакторов подобный нажим непременно подействует, говорит Венедиктов. "Этот закон создает новую угрозу для СМИ – а заодно огромное поле деятельности для самоцензуры, – отмечает он. – Какой редактор рискнет приглашать в эфир "экстремистов"?"

Законы об экстремизме и сходная статья другого закона, запрещающая "разжигание ненависти или розни", применяются также по отношению к публицистам и ученым. Политический аналитик Андрей Пионтковский, ядовитый критик Путина, говорит, что следователи прокуратуры в конце июня приходили к нему домой, в его московскую квартиру, чтобы вызвать его для "объяснений".

Незадолго до того, как применить к нему закон об экстремизме, прокуратура приостановила распространение его книг "Нелюбимая страна" и "За Родину! За Абрамовича! Огонь!". Либеральная партия "Яблоко", распространявшая эти книги, также получила официальное предупреждение.

В момент визита следователей Пионтковский находился в Вашингтоне, где он работает в качестве приглашенного научного сотрудника аналитического центра Hudson Institute. В это воскресенье он возвращается в Москву – несмотря на угрозу возбуждения уголовного дела.

"Я возвращаюсь специально, чтобы показать, что я их не испугался и что невозможно арестовывать людей только за то, что они пишут в газетах или в интернете", – заявляет Пионтковский.

Следователи также разбираются, подпадает ли под закон о "разжигании ненависти" блог сатирика Виктора Шендеровича. Шендерович – имеющий, кроме того, свою программу на "Эхо Москвы" – уже привык к нападкам: в свое время он создал сатирическую телепрограмму в форме театра марионеток "Куклы", которая была закрыта в 2003 году после того, как Кремль возмутился изображением Путина в виде уродливого карлика и оказал соответствующий нажим.

"Теперь появилось нечто новенькое – все, сказанное против Путина, считается экстремистским заявлением", – отмечает Шендерович.

Политический аналитик Владимир Прибыловский, возглавляющий московский информационно-исследовательский центр "Панорама", заявляет, что после того, как на его сайте был выложен некий документ, который ФСБ объявила секретным и полученным в результате "утечки информации", сотрудники ФСБ провели обыск в его квартире и конфисковали винчестер его компьютера. Прибыловский опасается, что теперь они ищут на диске "экстремистские" материалы, в том числе биографию Путина.

Тем временем в нескольких независимых СМИ, число которых все убывает, появились новые главные редакторы – в большинстве своем выходцы из ВГТРК, государственной радиовещательной компании, где содержание телевизионных выпусков новостей все еще жестко контролируется.

В апреле некий верный Кремлю банк приобрел 70% акций "РЕН ТВ", последней независимой телекомпании, вещающей на всю страну. В качестве редактора туда пришел бывший директор радиостанции ВГТРК.

Вскоре после этого семь журналистов уволились с коммерческой радиостанции "Русская служба новостей", заявив, что новое руководство, пришедшее с общенационального "Первого канала" ВГТРК, потребовало включать в контент "50 процентов позитивных новостей" и составить "черный список" из деятелей оппозиции.

В июне сменился редактор политического новостного журнала "Профиль" – отныне изданием руководит пламенный путинист Михаил Леонтьев.

Кремль, однако, заявляет, что никакой кампании против СМИ или критиков режима не проводится и что Запад часто преувеличивает проблему свободы прессы в России.

Помощник Путина Игорь Шувалов сказал в интервью на "РЕН ТВ": "если где-то кем-то со стороны следователей были допущены жесткие действия", то не следует думать, что "Кремль пригрозил и дал указания".

"Все это неправда", – добавил он, после чего пояснил, что Кремлю часто приходится вмешиваться и отменять решения нижестоящих чиновников.

По мнению Венедиктова, правоохранительные органы действительно поступают самостоятельно, но "учитывая общие обстоятельства, касающиеся определенных имен".

Однако Венедиктов клянется, что на компромисс не пойдет. Так он и заявил на срочном собрании сотрудников, проведенном в июне для обсуждения новой обстановки, в которой существуют СМИ.

"Я им сказал: "Не обращайте внимания на Кремль, если я вас поймаю на самоцензуре или сокрытии информации, то я вас лично выгоню!", – говорит он. IP

Нил Бакли