Медиановости

6 июля 2007 13:43

Даниил Дондурей: "Главный принцип – деньги важнее зрителя"

Даниил Дондурей:

Социолог и телеаналитик Даниил Дондурей известен своим глубоким подходом к предмету, меткими оценками и емкими выводами. Интервью с ним – это качественный и обобщенный анализ происходившего в ушедшем сезоне в ТВ-пространстве.

Даниил Борисович, что можно сказать о прошедшем телесезоне?

– В минувший сезон российское телевидение с блеском выполнило свою миссию: сохранять в стране особую смысловую среду обитания – с непроходящим чувством страха, недоверия и неопределенности, с надеждой лишь на одного человека. Оно создавало у зрителя чувство стабильности, с одной стороны, и ненависти – с другой, а также подкармливало потребность в развлечении. У каждого канала была своя роль в этой работе. Первый, безусловно, играл премьера – героя-любовника, предлагал главные форматы и образы. НТВ – хулигана, выросшего негодяем, для которого журналисты придумали профессиональное словечко "трэш" и теперь с нежностью произносят его, будто выдают цеховую индульгенцию. СТС трудился для считающих, что жизнь прекрасна, "Россия" выражала официальную точку зрения… ну и так далее. Каналы поделили функции, ниши. Этот – развлекал через запугивание, тот – через эротику, другой – через свою солидность. И все завидовали воспитанникам господина Картозия (даже Первый в сотрудничестве с господином Пимановым "давал" нечто желтенькое), но понимали, что с НТВ здесь не посоревнуешься. Тем не менее год был скучноватый, без особых фантазий и, главное, без драйва. Кроме блестящих игр (на полу или на льду) со "звездами" и искренних заигрываний с народными талантами в "Минуте славы" – это был год телевизионного застоя.

Что скажете о политических программах?

– Серьезная политика и аналитика практически ушли из эфира. Те несколько человек, которые реально делают политику в стране, от Медведева до Сечина, от Собянина до Нарышкина, – в дискуссиях участия не принимают, а существуют исключительно как "явление народу". Объяснения переданы маскам, специальной группе нанятых "политмейкеров". Их человек 10–15, они переходят с канала на канал, говорят одно и то же и давно надоели стране. Делают такой, знаете, политический театр для телевидения. В итоге от скуки сводит скулы и непонятно, кто же и ради чего пойдет голосовать. Может, "нация – бай-бай" – тоже цель?.. В эфире появился спецназ (вроде фильма НТВ "Кто заказывает хаос?"). Зрителей учат: подойди к экрану и плюнь в Америку. Правда, официально оставлены малюсенькие прогалины, такие информационные лужайки иного взгляда на жизнь – "Неделя" с Максимовской и программа новостей "24" на РЕН-ТВ.

Были ли в этом сезоне какие-то значительные кинопремьеры?

– Их, в сущности, было только две: высокорейтинговая скандальная встреча с импортным "Тихим Доном" и тихая, но очень точная работа режиссера Досталя "Завещание Ленина". Каналы понимают значение таких работ, но руководствуются принципом "деньги важнее зрителя". Они жесточайшим образом конкурировали между собой, и против Шаламова на "России" был брошен Лермонтов на Первом. Кажется, что "Завещание Ленина" разрешили поставить в эфир где-то в судейской коллегии на небесах как ответ на "Сталин live" – "для балансу". Все остальные отечественные сериалы – беспрецедентное по объему российское "мыло", в котором неразличимы сюжеты, герои, актеры, а также жанры, времена и смыслы. Это гигантский полусгнивший винегрет объемом в 3–4 тысячи часов годового вещания. Неудивительно, что на этом фоне победили гламурно-трэшевые форматы типа "Пусть говорят" на Первом, "Камеди-клаб" на ТНТ и "Русских сенсаций" на НТВ (впрочем, весь прайм-тайм НТВ – за пределами общественных норм).

Согласны ли вы с мнением, что раз "Остров" Лунгина прошел с высоким рейтингом – значит, общество выздоравливает?

– Главная идеологическая разработка года – наше российское заведомо лучше всего иностранного, и посему ни один американский фильм – шедевр Голливуда – не попадает в топ-десятки, идет в ночь, для умных и продвинутых. Однако непатриотов. А народ... он предпочитает американскому шедевру какое-нибудь "Чистосердечное признание", раз в год голосует за высокодуховную картину "Остров" и кается. Потому что это так удобно – каяться и грешить, грешить и каяться.

"Закрытый показ" с Гордоном на Первом – разве не удача сезона?

– Создатели передачи делают свое дело – как в свое время 16-я полоса "Литературной газеты", превращая сложные проблемы в художественный свист. Впрочем, в рамках этой программы было показано несколько неплохих отечественных картин, за что хочется поблагодарить Константина Львовича Эрнста и выразить надежду, что он, как человек благородный, в дальнейшем не передвинет их показ с часу ночи на четыре часа утра.

С юмористическими программами дело по-прежнему плохо?

– Здесь свои ценности. Юмор на ТВ должен быть обязательно тотально пустым. Он может быть талантливым, как "Наша Раша" на ТНТ или как "Хорошие шутки" на СТС, он может быть идиотским, как "Бла-бла-шоу" на РЕН-ТВ, – это не имеет значения, но юмор должен быть абсолютно бессмысленным. Главное условие – триумф идиотизма в стилистике гламура, его визуальный образ – голые животики девочек. Даже если в зале сидят огромные советские тетки, не читающие рекомендаций журнала "Вог".

Скажете что-нибудь о редкой документалистике и расплодившейся документалке?

– Это отдельная очень большая и совсем непростая тема. Хотя все руководители каналов рукоплещут друг другу по этому поводу – еще бы: рейтингово, дешево… И, я бы добавил, очень опасно.

А о расколе в телеакадемии? О драматической истории с Мананой Асламазян?

– Раскол этот говорит об отсутствии солидарности и цехового единства, общих интересов и системы критериев. Боюсь, значение премии ТЭФИ будет падать из года в год… История уничтожения самой креативной телевизионной организации в стране во главе с Мананой Асламазян говорит о социальной нищете ТВ-сообщества, несмотря на все его конвульсии на эту тему.

Скоро год, как ТВ Центр существует при новом руководстве – как вам этот канал?

– Это живой канал, мне нравится его желание обновиться. Жалко, что был снят с эфира их удачный проект – "Бойцовский клуб". Руководитель ТВ Центра Александр Пономарев экспериментирует, но ему очень тяжело – он все равно трудится с вечными булыжниками на шее в виде программ Пушкова и Караулова. Я понимаю, что все телеведущие в нашей стране – Лари Кинги и Опры Уинфри, но хотя бы раз в пять лет форматы должны меняться! Это касается всех каналов. В гигантском интеллектуальном телепространстве – одни и те же три десятка говорунов. Но они – не дельфийские оракулы. Да и ведущие не греческие боги и не герои, хотя им так кажется, их так воспитывают – ведь на этом каналы делают гигантские деньги. Но это – дрессированные боги.

Наша телекорпорация окончательно убедила себя, что занимается лишь бизнесом?

– Телекорпорация убедила не себя, а власть и народ, что относиться к телевидению исключительно как к бизнесу есть естественное состояние для медиа в России. Заметьте, я в этом интервью даже не затронул главные проблемы – телевидение и бизнес, телевидение и мировоззрение, телевидение и мораль. Вот где надо подводить итоги сезона. НГ

Вера Цветкова