Мнения /
Интервью

6 июля 2007 15:40

Марина Шишкина: "Только журналистика может подарить людям правду"

Марина Шишкина:

О том, насколько востребована сегодня профессия журналиста, какой должна быть подготовка специалистов в этой сфере и каким должен быть настоящий журналист, Lenizdat.ru поговорил с деканом факультета журналистики СПбГУ Мариной Анатольевной Шишкиной.

Lenizdat.ru: 20 июня на факультете журналистики начался прием документов у абитуриентов. Увеличился ли конкурс на место за последние пять лет? Как вырос проходной балл?

М.Шишкина: Прием документов только начался, поэтому мы не знаем, каков будет конкурс на сей раз. В предыдущие годы он был достаточно высоким. На дневном отделении он составлял шесть человек на место, на вечернем и заочном — четыре человека. Это стабильная ситуация, вызванная интересом к профессии, а также брендом Университета и факультета.

Показателем престижности вуза, профессии в целом является не только большой конкурс при поступлении, но и высокий проходной балл. В прошлом году по трем экзаменам необходимо было набрать 14 баллов. Такое положение дел заставляет нас предъявлять большие требования к нашему профильному экзамену — творческому конкурсу, который уже два года идет с оценкой. До этого времени был зачет/незачет. Мы совершенствуем это вступительное испытание, пытаемся проводить его добросовестно и хорошо, чтобы первый же экзамен показывал нам, где есть звездочки, ребята, сделавшие правильный профессиональный выбор.

На сегодняшний момент существуют некоторые осложнения, связанные с тем, что у абитуриентов пока нет на руках результатов единого государственного экзамена, нет вкладышей в аттестат. Поэтому основной наплыв абитуриентов мы ждем в начале июля. Пока набор идет спокойно.

Lenizdat.ru: На вступительных испытаниях в СПбГУ учитываются результаты единого государственного экзамена. Как вы считаете, сделало ли введение ЕГЭ более доступным обучение в вузах?

М.Шишкина: Я не отношу себя ни к суровым оппонентам, ни к сторонникам ЕГЭ. С одной стороны, идея единого государственного экзамена хорошая — дать абитуриентам равные возможности по результатам независимого теста участвовать в конкурсе в различные вузы страны. Также это позволяет школьнику оценить параметры своих знаний. С формальной точки зрения это хорошо, правильно. С другой стороны, страна вступила в ЕГЭ, как всегда, не имея соответствующей подготовки. Не учитывался тот факт, что ситуация в разных регионах страны существенно различается, к примеру, с технической точки зрения. Да и не все вузы сегодня готовы к приему ЕГЭ. Есть у нас сомнения и в содержании самого вопросника, и в критериях оценки. На сегодняшний момент возникла ситуация объективного недоверия к единому государственному экзамену. Это привело к тому, что Санкт-Петербургский государственный университет принимает ЕГЭ, но оставляет за собой право дополнительно проводить тестирование по этим предметам. Несмотря на результаты ЕГЭ по русскому языку, наши абитуриенты сдают письменный экзамен по литературе. Мы принимаем ЕГЭ по истории, но дополнительно проводим письменный тест по этому предмету. Доверяя себе, мы проверяем знания абитуриента. Как декан, я буду доверять вступительным испытаниям, которые проводит наш Университет.

Lenizdat.ru: Отразится ли на вступительных испытаниях на факультет журналистики тот факт, что в этом году ответы на ЕГЭ по русскому языку были вывешены в интернете за 10 часов до проведения экзамена?

М.Шишкина: Мы обязаны учитывать результаты ЕГЭ. Но этот случай хорошо иллюстрирует мой ответ, почему мы не доверяем ЕГЭ. В России могут происходить самые непредсказуемые вещи. Как можно доверять результатам теста, ответы на который были выложены в интернете?

Lenizdat.ru: Обучение журналистике за рубежом кардинально отличается от того, как это осуществляется в России. Считается, что за рубежом акцент делается на изучение дисциплин, связанных с социологией. В российских же вузах преимущество отдается филологии. В чем достоинство и недостаток модели российского журналистского образования?

М.Шишкина: Существует огромное количество моделей обучения. В основном разница преподавания журналистики заключается в объеме теоретических знаний, который дают студентам. В некоторых странах, например в Америке, упор делается на практику. В России же журналистам нужно осилить большой объем фундаментальных знаний. В этом мы схожи с финскими и немецкими высшими учебными заведениями. В ряде европейских вузов, в частности в Дании, студенты меньше занимаются теорией. В Японии, к примеру, журналистское образование вообще предполагается только как второе высшее.

На нашем факультете действительно очень большая составляющая филологических дисциплин. Это связано с историей журналистского образования, которое выросло из "старшего брата" — филологического факультета. Мы считаем, что наш студент должен знать язык, должен много читать. Плохо это или хорошо — мне трудно сказать. Это нормально, потому что язык — субстанция существования журналистского произведения.

Российская модель журналистского образования хороша тем, что она содержит элементы множества зарубежных моделей. Хотите второе высшее? Пожалуйста. Бакалавриат, магистратура? Пожалуйста. Дневное, вечернее отделение? Пожалуйста. Человек может выбрать ту образовательную модель, которая ему наиболее подходит.

Lenizdat.ru: В разных вузах страны журналистов готовят как журфаки, так и филфаки. Какую вы видите разницу в качестве подготовки специалистов на этих факультетах?

М.Шишкина: Отделения и кафедры журналистики открыты на факультетах разных отраслей науки: филологических, политологических, педагогических. Если факультет имеет филологическую базу, то это нормально. Когда же отделение журналистики открывается на базе технического факультета, я испытываю чувство разочарования и сомнения. Самостоятельных факультетов журналистики не много. Мы остаемся единственным факультетом на Северо-Западе. Создать целый факультет — это очень долгий сложный процесс. По этой причине новые журфаки возникают крайне редко.

Lenizdat.ru: Марина Анатольевна, как вы считаете, почему у некоторых редакторов петербургских изданий существует скептическое отношение к журналистскому образованию?

М.Шишкина: Такое отношение было, есть и всегда будет. Есть несколько причин этого. Во-первых, часто редактор сам не имеет журналистского образования, и поэтому у него выработался комплекс. Он будет доказывать с пеной у рта, что лучше быть по образованию экономистом или историком, но не журналистом. Выпускники факультета журналистики, являющиеся редакторами, никогда такого не скажут. Во-вторых, многие редакции хотят сразу получить готового специалиста, не прикладывая труда и усилий для его подготовки. Это неверная позиция. Надо профессионально заниматься рекрутингом, подбором кадров, обучением своего персонала. Выпускник факультета журналистики не сразу станет классным специалистом. Такого не бывает.

Lenizdat.ru: 7 июня в Москве проходил форум деканов факультетов журналистики. На нем обсуждался вопрос перехода на двухуровневую систему образования, когда годы учебы разделяются на бакалавриат и магистратуру. По словам заместителя декана факультета журналистики по научной работе Елены Вартановой, МГУ относится к такой перспективе без энтузиазма. А что вы думаете о двухуровневой системе образования?

М.Шишкина: У меня довольно двоякое отношение к этому. С формальной точки зрения Россия не должна стоять в стороне, должна интегрироваться в европейскую систему образования. Это делается только для удобства студентов, которые, учась в России, имеют возможность получить образование в Европе. Это хорошо. Другое дело, что в нашей стране все делается по отмашке: сказали — значит надо. При этом не берется во внимание тот факт, что это сложная реконструкция всей традиционной системы подготовки, которая складывалась не одно десятилетие. Для подобной трансформации нужно создание соответствующих условий, подготовка почвы, а также необходимы нормальные временные сроки для перехода на новую систему. Плоха не сама идея, а процесс ее реализации. Именно он вызывает сомнения.

Стоит обратить внимание на неготовность рынка. Как рынок будет воспринимать бакалавров? Куда пойдут работать магистры? И пока нет ясных ответов на эти вопросы. Образование не может существовать автономно. Оно должно соответствовать требованиям рынка. К примеру, система образования уже меняется, а рынок еще не очень готов принять бакалавров. Должны быть должности, квалификационные характеристики для бакалавров, уровня их компетенции.

Lenizdat.ru: Как вы относитесь к тому, что факультеты журналистики будут иметь статус творческих вузов?

М.Шишкина: Это правильно. Это развяжет нам руки в плане творческого экзамена. Если говорить о журналистике, то это хорошо.

Lenizdat.ru: СМИ сегодня остаются четвертой властью?

М.Шишкина: Средства массовой информации не являются и не должны ею быть. Я категорический противник такого тезиса. Журналистика не должна подменять собою власть. Ее задача — информировать о том, что происходит в мире, формировать общественное мнение, необходимое для того, чтобы граждане могли сопротивляться негативным процессам, могли заставлять власть принимать решения. Сформировав общественное мнение, средства массовой информации могут помочь человеку выразить свое политическое волеизъявление, которое влияет на смену той или иной власти.

Lenizdat.ru: Российские средства массовой информации способны воздействовать на власть?

М.Шишкина: Сегодня такой инструмент, как общественное мнение, еще пока является достаточно вялым.

Lenizdat.ru: Способна ли журналистика сегодня оказывать влияние на общественное мнение?

М.Шишкина: Как бы ни критиковали журналистику сегодня, все равно она является тем общественным институтом, без которого общество существовать не может. Это как воздух, как культура. Нормального, цивилизованного общества без журналистики не может быть. Так что я считаю, что журналистика, естественно, влияет на общественное мнение.

Lenizdat.ru: Каким должен быть журналист XXI века?

М.Шишкина: Таким же, как журналист XX, XIX, XVIII веков. Век не влияет на профессию. Возможно, современный журналист должен иметь больший багаж знаний. Журналист должен страдать своей профессией, должен любить людей, любить общаться. Важно, чтобы он хотел писать сердцем, чтобы он стремился преобразовать жизнь, стремился своим словом подарить радость человеку. Ни одна художественная литература этого не сделает, поскольку представляет собой выдуманную реальность. Только журналистика может подарить людям правду.

Мария Соколова