Медиановости

13 июля 2007 13:42

Моя цель - превратить "НГ" в ведущую политическую газету страны

Моя цель - превратить

"Мне предлагали уже продать газету один человек в пять раз дороже, чем я ее купил, другой в семь", - рассказывает гость студии "Маяка" главный редактор "Независимой газеты" Константин Ремчуков.

Ведущий - Николай Сванидзе:

Я хотел бы построить наш разговор таким образом. Прежде всего вы интересны как главный редактор "Независимой газеты". Вот я вас и спрашиваю: на фига козе боян? Зачем вы пошли главным редактором "Незавивсимой газеты"?

Известно, что вы достаточно успешный бизнесмен, вполне состоятельный человек, вполне самостоятельный человек. Пресса на данный момент, как известно, печатная пресса доходов приносит немного, а, как правило, она вообще не рентабельна.

Политических доходов она тем более не приносит, кроме большого, что называется на жаргоне, геморроя - претензии со стороны власти и так далее.

Вот я вас и спрашиваю: зачем вам это нужно было? И если зачем-то было нужно, то не разочаровались ли вы в своем выборе?

Ремчуков: Поначалу 5-го августа 2005 года, почти два года назад, я ее просто купил у Березовского. И я был просто владелец, и это было необременительно. Владелец просто финансирует газету, издатель.

Купил ее просто потому, что нужно было чем-то заниматься после того, как я перестал быть депутатом и ушел из бизнеса. И мы решили на семейном совете, что мне интересно вот это, мне очень нравится бренд "Независимой".

Мне вообще кажется, что симметричное информирование читателей о том, что происходит, это очень важная человеческая миссия. Это первый этап, он длился полтора года, я не менял редакторов, доставшихся мне в наследство от Березовского, ни Кошкареву, ни Нарзикулова.

А через полтора года я занял этот пост. С одной стороны, мы и договаривались, что я должен войти в этот бизнес весьма специфический, а с другой стороны, мне показалось, что моя цель, которую я обозначил -  превратить "НГ" в ведущую политическую газету страны, не достигается теми темпами, какими бы мне хотелось.

Вот я пошел на этот рискованный шаг, и завтра будет ровно пять месяцев, 13 февраля я заступил на первую летучку. И с тех пор я без выходных, ни разу не уезжал ни в командировку, никуда, работаю главным редактором. Я удлинил время подписания номера, мы стали не проигрывать по новостям.

И если я раньше формулировал миссию как качественный анализ и интерпретацию всех типов информации - политической, экономической, культурной, то сейчас я ее расширяю просто реально за счет эксклюзивных новостей. У нас корреспондентская сеть неплохая, и мы часто делаем новости, которые не доступны другим изданиям. И с этой точки зрения, мне очень интересно работать.

Вот до июля писал каждый день редакционные статьи, я ввел такой жанр. Это очень тяжело и ответственно на самом деле, потому что еще в 4 часа дня я не знаю, о чем она будет. И она должна быть в определенной стилистике.

Ваш наиболее известный предшественник на посту главного редактора "Независимой газеты" и отец-основатель господин Третьяков писал авторские статьи, правда, не редакционные. Как правило, у него была своя авторская колонка.

Ремчуков: Ну, я не подписываюсь. Редакционная статья для меня важна была по многим соображениям. Во-первых, в редакционной статье есть возможность изложить свою точку зрения на любое событие - будь то олимпиада, будь то российско-американские отношения или внутренняя политика.

Я не привел с собой никого в газету, ни одного человека, я вот пришел один и я работаю, ни заместителя, ни помощников - никого.

И вся головка осталась и сейчас?

Ремчуков: Абсолютно все. Как бы у меня нет цели, я прекрасно понимаю, что всем людям нужно давать шанс. Но они должны понимать, кто я такой. И вот эти редакционные статьи - это способ познакомить, в том числе и редакционный коллектив с моей философией, с моими взглядами на все основные процессы - от микроэкономики до внешней политики, отношения с СНГ или внутриполитические наши дела.

Вы мне скажите, вам по-прежнему интересна эта игрушка?

Ремчуков: Мне очень интересно. И она не игрушка.

Ну, взрослая игрушка такая. У детей свои игрушки, у взрослых другие.

Ремчуков: Николай, чувствуется, что вы не бизнесмен. Вы интеллигент, интеллектуал, и вы судите по этому делу. Когда вы говорите, что это дело неприбыльное, то надо различать такого рода вещи.

Есть операционный доход, действительно его нужно наращивать, хотя я думаю, что уже через год я выйду и по операционному доходу в ноль. Это первое.

Вторая цель бизнеса - это рост капитализации, то есть стоимости бизнеса. Вот когда, помните, "Коммерсант" продали, по слухам, за 300 миллионов долларов, это же не соотносилось с их операционным доходом, это цена была явно за что-то другое, в том числе и политическая премия как лидеров на рынке.

Так вот для владельцев "Коммерсанта" 300 миллионов как цель - очень хорошая. Я про себя могу сказать, что мне предлагали уже продать газету один человек в пять раз дороже, чем я ее купил, другой в семь.

То есть они видят тренд?

Ремчуков: Они видят тренд, они видят изменения. Я пришел в одну компанию,  меня попросили переговорить, можем ли мы сотрудничать, могут лит они рекламу размещать, и руководитель департамента по связям со СМИ говорит руководителю: а мы вот в такой газете размещаем. Он на него посмотрел и рыкнул: меня эта газета не интересует, меня интересует газета, которая лежит в тех кабинетах, в которых я бываю.

Для меня это показалось очень интересной формулировкой: это газета в тех кабинетах, в которых бывают руководители компаний.

Я также развиваю интернет, у меня сейчас до 50-70 тысяч посещений на сайте в день, причем тенденция устойчиво положительная. Сейчас я нанял новых ребят, взял парня одного из Израиля, который развивает мне макет. Я думаю, запустим новый. Нанял редакцию 6 человек, и мы будем вводить "НГ"-онлайн. Деньги потекли рекламные с сайта.

То есть в этом смысле с точки зрения бизнеса это абсолютно небезнадежно, как операционные деньги, и пока я развиваю интернет пять месяцев, ни разу расходы, хотя я покупал и сервер дополнительный, и железки, и этих людей, мы ни разу не выходили в минус.

Хорошо. У меня к вам вопрос такой. Ваша газета называется "Независимая" с тех пор как она была создана, она была создана именно под этим названием, в какой мере она независимая?

Ремчуков: В такой мере, в какой может быть независимым частное издание. Потому что у меня есть абсолютно четкое представление о том, что такое независимое СМИ. Независимое СМИ в современной трактовке - это прежде всего не зависимое от государства.

Газета зависит от меня, согласен. Если газета будет зависеть другая от Попова, Иванова, Смирнова - кого угодно, и нас будет 10 таких независимых газет,  так и будет "Нью-Йорк таймс", "Вашингтон пост", лондонская "Таймс", "Гардиан". Потому что, конкурируя за читателя, мы все, в конце концов, рассматриваем это как бизнес.

Если я буду писать всякую чушь или себя восхвалять, я проиграю. Поэтому природа независимой прессы,  прежде всего современная трактовка: не зависимая от государства. В этом смысле она 100 процентов не зависима от государства.

Ну, это логично. То  есть пусть расцветают сто цветов, пусть будет много изданий, каждое из которых проводит линию своего хозяина, а вместе они создают ощущение объективности и независимости.

Ремчуков: Ну, конкурируя друг с другом. Мы обязаны.