Медиановости

20 июля 2007 17:14

Телевидение особого назначения

Что-то неспокойно стало в телевизионном королевстве. В воздухе стали носиться слухи, основанием для коих послужили некоторые газетные публикации, о грядущих переменах в топ-менеджменте федеральных каналов. Есть и признаки нервозности больших теленачальников.

И как нарочно, словно им в назидание, в дневном эфире минувшего воскресения был показан документальный фильм "Железная маска. Сергей Лапин" о жизни и деятельности некогда сказочно могущественного повелителя телеизображения. Столь же могущественного, каким был Великий и Ужасный Гудвин в своем изумрудном городе до той поры, пока его обман не раскрылся.

А ко всему прочему случился нехороший прецедент: телеканал "Россия" на ровном месте снял с показа прорекламированный и проанносированный на две недели вперед сериал "Тюрьма особого назначения" и заменил его другим.

Нельзя сказать, что случай необъявленной замены исключительный. Сетка вещания у нас давно не является священной коровой. Уже порядочное время, как сложилась практика, когда сериал, не набирающий планируемого рейтинга, либо отодвигают в утро, либо задвигают в ночь. А то и вовсе изымают из эфира. Это когда, убытки от потери в рекламе, превышают производственные затраты.

Коммерческие мотивы отставки кинопроизведений иногда сменяются - юридическими (тяжбы вокруг авторских прав). Что же касается идеологических причин в чистом виде, по которым бы художественный сериал не допускался на экран, или выдергивался из эфира, то их я как-то не могу припомнить в новейшие времена. Есть намек на это в непонятной ситуации с фильмом Михаила Козакова "Очарование зла", вот уже больше года томящегося на полке в отказниках. В нем речь идет о подвигах чекистов в 20-х - 30-х годах, устранявших неверных агентов за рубежами нашей Родины. Можно предположить, что вещатель хотел бы избежать лишних ассоциаций с нынешним "делом Литвиненко".

С другой стороны, если это и так, что уж чиниться и блюсти чистоту бериевско-ежевского прошлого, когда телезрители государственного канала только что прошли след в след крестный путь Варлама Шаламова в сериале "Завещание Ленина" (режиссер Николай Досталь).      

Что же касается "Тюрьмы особого назначения", то здесь и вовсе ничего не понятно. В сериале никакой идеологии и политики - сплошная уголовщина. Притом, уже довольно давняя - 90-у годы прошлого столетия.

Содержание сериала самое, что ни на есть, рутинное для отечественного телерепертуара. Это детективно-приключенческое повествование о честном "менте", с риском для жизни и потери семьи разоблачающего "оборотня в погонах", начальника тюрьмы для смертников некоего полковника Барабаша. Это он организовал подпольную лабораторию по производству наркотических веществ. Как водится в подобных сюжетах, позитивные герои поставлены в почти безвыходные положения, из которых они с честью выбираются, а дьяволизированные негодяи отправляются в Тартар. Полковник мало того, что разоблачен, так он еще и сам себя наказал - его любимая дочь, получившая образование в Сорбонне на наркодоллары, подсела на наркопакетики.

Такая получилась поучительная история, снятая не лучше многих, но и не хуже многих. Тем не менее, сериал без объяснений с авторами и извинений перед зрителями заменяется в программе.

Естественно было предположить, что руководство канала пошло на это, будучи озабоченным густотой криминала на нашем домашнем экране. Ведь параллельно на соседнем канале (НТВ) уже которую неделю кряду идет сериал "Зона", герои которого смотрят на мир исключительно через решетку.

Если бы так и поэтому...

На деле случилось другое. Некое ведомство, которое когда-то называлось ГУИН, а сейчас именуется ФСИН (Федеральная Служба Исполнения Наказаний), взволновалось по поводу недостоверно показанных порядков и нравов в отдельно взятой, к тому же совершенно нетипичной тюрьме.

Взволновалось до такой степени, что надавило на руководство ВГТРК и потребовало отменить показ сериала, затребовав его для предварительного просмотра. Предлог был благовидным: с тем, чтобы по-отечески подсказать авторам, как надо представить широкой публике эту самую ФСИН. И ВГТРК стало по стойке смирно.

Вот именно это в диковинку. Такого со времен крушения советского режима еще не было, чтобы сколь угодно влиятельное ведомство открыто вмешалось в программную политику художественного вещания.    

Нам говорят, что "Служба" озаботилась имиджем российской пеницитарной системы на экране. Похвально. Но начинать работу над совершенствованием своего ведомственного образа по логике вещей надо бы не с зеркала, а с себя. Это, конечно, гораздо труднее, хлопотнее и медленнее, чем вызвать на ковер создателей фильма и продиктовать необходимые с точки зрения правоохранительного органа им поправки.

Прецедент создан. Далее, надо полагать, и другие силовые ведомства пожелают вмешиваться в свои экранные отражения. Поприще перед ними открывается богатое. Ежевечерне на телеэкране идет множество фильмов, в которых действуют сотрудники ФСБ, МВД, Генеральной прокуратуры, Налоговой службы, и не всегда их мундиры без коррупционных и даже кровавых пятен.

Легко могу себе представить, каким будет первое требование фсиновских начальников: пусть этот оборотень Барабаш, будет не начальником тюрьмы, а временно исполняющим обязанности ее начальника.

Такие поправки широко практиковались в советскую пору. Если, кто забыл, незабываемый Огурцов в "Карнавальной ночи" был не директором клуба, а исполняющим его обязанности.

В советское время вообще с подозрением относились к попыткам изображения тюремщиков. Покойный Григорий Горин мне рассказывал, какую неожиданную претензию ему пришлось услышать от одного из телевизионных идеологов по поводу его фильма "Дом, который построил Свифт".

В фильме есть персонаж - рыжий констебль, который, как выясняется, прожил множество жизней и к ужасу своему обнаружил, что во все времена при всех королях и режимах от рождества Христова и до наших дней работал стражником. В том числе и тогда, Иисуса повели на казнь. И ему стало обидно за себя.

Обидно стало и советскому идеологическому охраннику (как узнал потом Горин, его строгий собеседник был выходцем из пеницитарной системы), и он задал писателю вопрос: "Зачем же вы так компрометируете поприще?". Писатель растерялся, потом нашелся: "Так ведь у меня речь идет о тюремной службе при капитализме".

- "Так вот вы и покажите разницу между буржуазным и советским тюремщиками", - торжествующе выпалил телевизионный констебль.

Это не анекдот. Так было.

Так будет?

***

Авторы фильма о повелителе советского ТВ Сергее Лапине вспомнили, что Председатель лично опекал создание полнометражного мультипликационного фильма "Волшебник изумрудного города". Ему очень нравилась сказка о человеке, который сотворил город из искусно раскрашенных бумаги, картона и папье-маше. Возможно, потому что узнал в нем свое телевизионное королевство. А в Великом и Ужасном Обманщике Гудвине - самого себя.

Одну поправку позволил себе сделать телевизионный Гудвин в мультипликационной версии - граждане Изумрудного Города не носят зеленых очков. Чтобы не такой прозрачной была бы аллюзия. Чтобы не так бросалось сходство между сказкой и телевидением особого назначения.

Юрий Богомолов