Медиановости

29 октября 2007 13:26

Александр Запесоцкий: Версия "Вашего тайного советника"

Александр Запесоцкий: Версия

В последнем номере газеты "Ваш тайный советник" (№41 от 29.10.07) вышло несколько статей, посвященных ректору Гуманитарного университета профсоюзов Александру Запесоцкому. Предлагаем ознакомиться с ними и читателям Lenizdat.ru.

Человек, похожий на профессора

"Я профессор в очень специфической сфере - шоу-бизнесе... Я написал первую в стране диссертацию по дискотекам и сам провел очень много дискотек... Если вы встретите меня в ночном клубе с какой-нибудь юной особой - знайте, это я провожу научный эксперимент" (из интервью Александра Запесоцкого 18.04.2003).

Один авторитетный предприниматель, ставший депутатом Госдумы (потом его убили, поэтому нет смысла называть имя), говорил мне: я заплатил за свой мандат миллион и не позволю, чтобы пресса писала обо мне всякую дрянь. Бывшая со мной коллега из французской "Фигаро", хорошо знакомая с нашими обычаями, все равно испытала культурный шок от таких откровений. Надо сказать, что журналисты иногда всуе упоминали депутата-бизнесмена, за что порой расплачивались проломленными головами, легкими тумаками или просто предупреждениями со стороны охраны авторитета.

Нравы в империи предпринимателя чем-то похожи на события, время от времени происходящие в Гуманитарном университете профсоюзов под руководством профессора культурологии Александра Запесоцкого. Например, в 1999 году во время Конгресса российской интеллигенции, проходившего в стенах ГУПа, охрана заведения избила журналиста "6-го канала", осмелившегося пройти на мероприятие без аккредитации.

А недавно газета "МК в Питере" получила письмо из этого заведения, согласно которому корреспондент Замир Усманов "решением администрации университета лишен права доступа на территорию университета и аккредитации журналиста в отношении любых мероприятий университета пожизненно".

Профессор депутатский мандат не получил, хотя безуспешно пытался. Но, относится к прессе, как тот депутат. Он убежден, что есть силы, использующие для своих достижений "прессу, которую, увы, использовать очень легко". Не стоит сомневаться, что профессор знает, о чем говорит, не понаслышке.

Замечу, что авторитетный предприниматель был мало кому интересен до тех пор, пока не заделался политиком и государственным мужем. Ректором тоже вряд ли бы регулярно интересовались СМИ, будь он заведующим частным заведением. Вдобавок он сам создает массу поводов. То появится на публике с парой мулаток, то отчислит студентку, позволившую откровенно высказаться в собственном блоге о порядках в ГУПе. Однажды ректор распорядился отчислить сразу 300 студентов, прогулявших 1 сентября. Потом снизошел и большей части позволил учиться. За дополнительную плату. Этот и другие способы получения денег распространены в Университете профсоюзов. Счета, которые предъявляют студентам за провинности, оказываются похлеще банального вымогательства. Студент, сдавший вступительные на "отлично", может получить возможность учиться бесплатно. Но, так же отлично отучившись несколько курсов, он должен будет вернуть все деньги, если однажды схлопочет трояк. Однако Запесоцкий не скупердяй. Недавно вот подарил жене Porshe Cayenne, не преминув поделиться этой радостью с прессой. Он знает, как ее использовать.

Еще раз: это любопытно только потому, что ГУП все же не частная лавочка, хотя по факту отлаженное коммерческое предприятие. Вот Владимир Кехман торговал фруктами, и о нем почти ничего не писали, но с тех пор, как он возглавил Государственный Михайловский театр, оказался в центре внимания СМИ. Запесоцкий не торговал бананами. Он организовал успешное предприятие по выдаче дипломов о высшем образовании. И очень не любит, когда его бизнесом интересуются всякие щелкоперы, и не только они.

Пару лет назад Дмитрий Чернейко, в ту пору заместитель председателя Федерации профсоюзов Петербурга и области, соучредителя университета, неосторожно решил поинтересоваться финансовой деятельностью учебного заведения. Полученный ответ достоин того, чтобы опубликовать его в оригинале.

Трудно сказать, что университет имеет в виду под печальным личным опытом Гарри Лысюка, возглавлявшего федерацию с 2000 по 2004 год.

Вечером 15 ноября 2002 года лидер профсоюзов, возвращаясь с работы, получил в подъезде своего дома по голове, потерял сознание и был избит. Типичная история. Правда, у потерпевшего ничего не пропало. Через пару дней Лысюк оказался в больнице, но еще до того его навестили дома председатель ФНПР Шмаков и Александр Запесоцкий. Визит Шмакова - жест коллеги по профсоюзному движению. Запесоцкий, возможно, оказался за компанию. Говорят, Шмаков, бывая в Петербурге, часто останавливается на используемых ГУПом площадях.

После нападения Лысюку последовали звонки с угрозами. Неизвестные предлагали "вести себя по-другому". Как "по-другому", Лысюк не понял. А через полтора года после происшествия он получил запрос на бланке университета с просьбой изложить свое мнение о событиях 15 ноября. Расскажите, спрашивали его: вы были пьяны, в нападении виноваты московские лидеры профсоюзов или кто-то из уволенных вами сотрудников? А может, вы считаете, что к этому причастен университет? Странные вопросы, тем более что Гарри Андреевич никогда не давал к ним поводов. Сам он утверждает, что в роковой вечер был абсолютно трезв, у него не было противоречий с кем-либо в Москве или здешнем окружении.

Не секрет, что университет приложил руку к тому, чтобы отправить в отставку профсоюзного босса. В ГУПе даже проходило собрание коллектива с требованием отставки Лысюка. Председатель федерации также стал героем многочисленных публикаций в СМИ, как будто направляемых неведомой рукой. (Помните про прессу, которую легко использовать?)

Возможно, Гарри Андреевич совершил роковую ошибку, когда попытался разобраться в доставшемся ему наследстве. Например, взялся за изменение устава университета, принятого в 1993 году. Камнем преткновения стал параграф о создании ревизионной комиссии, ежегодно отчетной перед учредителями (Федерацией Петербурга и Федерацией независимых профсоюзов России), и положение о том, что ректор не может взять кредит в сумме более 25 процентов от основных фондов без согласия собственников. Лысюк зачем-то настаивал на этих формулировках.

Еще одна история была связана с учебным центром туризма профсоюзов в Лахте, где находится платный Международный лицей Гуманитарного университета. После вступления в должность Лысюк обнаружил, что центр погряз в долгах и дело идет к банкротству. По его словам, платежи лицея не покрывали затрат на содержание и он настаивал на оплате реальных расходов. Дело было накануне нового учебного года. Так Лысюк стал врагом детей. По документам якобы в Лахте.и сейчас находится центр туризма, хотя еще в 2003 году комплекс в Лахте решением профсоюзов был передан в управление ГУПа. Обучение стоит от 660 до 840 у. е. в месяц в зависимости от условий проживания.

У Александра Сергеевича, между прочим, очень твердые принципы, когда речь идет о деньгах. В 2000 году он отказался вернуть родителям деньги за обучение сына. Оплата была внесена, но студент умер до начала учебного года. "Потому что заплаченные деньги начинают действовать практически сразу", объяснял профессор. Мать парня подала в суд. "Суд может делать все, что угодно. Для меня главное знать, что я поступаю правильно", - парировал Запесоцкий.

Кстати (или некстати) ни на один из объектов, находящихся в распоряжении Гуманитарного университета профсоюзов, толком не зарегистрировано право собственности. Профсоюзы считают это имущество своим; государство, очевидно, имеет свою точку зрения. Вопрос завис. На деле распоряжается всеми объектами один человек. Это не только здания на Фучика, 15, где находится сам университет с Домом студентов, и комплекс в Лахте, но и общежитие с гостиницей на Ленсовета, 29, а также база отдыха "Озерки" на Суздальских озерах, переданная в пользование ГУПу. Напрашивается: как платятся налоги с этого незарегистрированного имущества и доходов от его использования?

Сумму доходов мы оценивать не беремся. Приведем лишь цифры, которые дает сам университет. Здесь и в десяти филиалах по России и СНГ обучаются 12 тысяч студентов, в том числе 3000 на дневном отделении. Ежегодно выпускается более 1100 специалистов. Студенты и их родители платят от 74 700 до 140 300 рублей, в зависимости от выбранной специальности.

И еще 26 апреля этого года президиум Совета Федерации профсоюзов Петербурга принял постановление о пожертвовании в пользу ФНПР своих долей в четырех имущественных комплексах, которыми пользуется ГУП "в целях повышения эффективности использования имущества". Почему на самом деле федерация добровольно отказалась от долей в объектах общей стоимостью около 70 миллионов долларов и что думают об этом те, кто платят профсоюзные взносы, нам неведомо. Фактически ректор, как никогда, близок к решению стратегической задачи.

Александр Горшков

Стройка на пепелище

С именем Александра Запесоцкого связана еще одна некрасивая история. Узнали мы ее не от его недругов, а от человека, который не вращается в сферах, где обычно можно встретить ректора ГУПа. Просто так сложилось, что однажды им пришлось стать соседями.

Об этих событиях стало широко известно в мае 2004 года. У старушки, которая проживала одна в Лисьем Носу, на берегу Финского залива, дотла сгорел дом. СМИ обратили внимание на это происшествие, поскольку рядом с домиком старушки находился особняк, которым пользовался Гуманитарный университет профсоюзов. В нем, как говорили, снималась программа "Ужин при свечах".

Особняк ГУПа тоже немного обгорел. Заговорили о поджоге. Началось расследование. Мы встретились с сыном хозяйки сгоревшего дома и выяснили предысторию.

Борис Николаев работает в городе и часто приезжал навещать мать в Лисий Нос. Старушка держала коз, кур, уток, гусей, кроликов. Дом на берегу Финского залива построил еще ее дед, а в 70-х годах Вера Александровна стала его полноправной хозяйкой. Соседи и жители поселка относились к Вере Александровне по-разному: некоторые регулярно приходили к ней за молоком и другими продуктами, были и такие, кто плевался вслед ее животным, зачастую разбредавшимся по всей улице.

Первые предложения продать дом с участком стали поступать Вере Александровне в конце 90-х. Но ей нравилась ее жизнь, и упрямую бабульку не могли соблазнить никакие деньги. Как рассказывает ее сын, Борис Николаев, к Вере Александровне часто приезжали деловые люди, сажали в свои джипы, уговаривали. Бабушка охотно каталась в дорогих машинах, но предложения отклоняла.

В феврале 2004 года у нее случился первый пожар. Тогда сгорела временная постройка. Женщина не допустила, чтобы огонь перекинулся на дом. Но после того случая сказала сыну, что согласна продать участок.

Борис Николаев выяснил, что их 12 соток на берегу Финского залива по тем временам можно было продать за 150 тысяч долларов. Сначала поступило предложение от москвичей. Они давали за участок 100 тысяч. Сделка не состоялась. А после этого с Борисом связался агент Александра Запесоцкого. За сыном Веры Александровны приехали на дом и отвезли к ректору, прямо в университет.

Он прочитал мне лекцию о том, как сложно быть с большими деньгами, всякое может случиться. В итоге предложил 80 тысяч долларов. Плюс, как он сказал, 10 процентов. Я, в свою очередь, назвал сумму в 150 тысяч. На что Запесоцкий сказал, что гуманитарной помощью не занимается. Просил подумать...

После этого контакты Николаевых с Запесоцким и его представителями прекратились. А к Вере Александровне стали обращаться другие люди.

Не раз люди, обращавшиеся к маме насчет продажи участка, - рассказывает Борис Николаев, - говорили такие слова: "А вы не боитесь жить здесь? Ведь одна, всякое может случиться. Могут дом сжечь..." Я матери говорил, что надо продавать, потому что все равно достанут, дожмут.

Но Вера Александровна отказывалась - инцидент со сгоревшей времянкой, видимо, подзабылся.

А утром 18 мая 2004 года, как рассказывает Борис Николаев, дом его матери загорелся снова. Вера Александровна и на тот раз смогла справиться с огнем. Вечером пожар случился вновь, и дом сгорел. Местные с трудом удерживали Веру Александровну, чтобы она сама не погибла в огне. "У меня же там козочки!" - вне себя плакала женщина.

Борис Николаев приехал в Лисий Нос ночью после пожара. Вера Александровна успела вытащить из огня кое-какие вещи и рассказала, что видела поджигателя. Но кто это был, сказать не смогла. Трех спасенных коз и собаку перевезли к старшему сыну Веры Александровны, который тоже живет в Лисьем Носу. Туда же перебралась и погорелица.

Следствие признало, что дом Веры Александровны подожгли. На пепелище, как рассказывает её сын, нашли вещдок палку, на конце которой была намотана какая-то тряпка. Исполнители, а тем более заказчики, как рассказывает Борис Николаев, так и не были установлены.

Но это позже. А через несколько дней после пожара к Николаеву, по его словам, приехали от Запесоцкого и отвезли в Лисий Нос, продемонстрировали ущерб, который нанес пожар особняку ГУПа. По словам Николаева, пострадала веранда, оплавились и потрескались стеклопакеты, при тушении пожара были испорчены ковры внутри дома.

- Мне сказали про ущерб в 25 тысяч (долларов. - Ред.) и про то, что прежнее предложение (80 тысяч) остается в силе. Без всяких 25 тысяч...

Положительного ответа Николаев не дал, и через некоторое время, как он рассказывает, ему позвонил человек, представившийся представителем Запесоцкого. Сказал, что готовит иск на 26 тысяч долларов за ущерб, причиненный пожаром дому Университета профсоюзов, и предложил все-таки продать участок. Мол, в этом случае иска не будет.

В результате Николаевы продали участок людям, которые, по мнению Николаева, "представляли собственные интересы". Их устраивала цена в 150 тысяч. Вере Александровне подобрали другой дом в Лисьем Носу, от которого до Финского залива метров 500. В нем она живет и сегодня.

Известна сегодняшняя ситуация. Фирма "Невские технологии" огородила два участка (с особняком, которым пользовался ГУП, и тот, который принадлежал Вере Александровне) и ведет строительные работы.

Александр Запесоцкий не имеет формального отношения к "Невским технологиям". Но его неоднократно видели на берегу Финского залива, где работает эта фирма.

Светлана Стрельникова

Нехорошая квартира

Заслуживает внимания и история, которая произошла с Александром Запесоцким и его собственным подчиненным.

Еще пару лет назад заведующим кафедры немецкого и романского языков ГУПа был Владимир Наумов. Как он рассказал нам, по соглашению, заключенному с университетом, он должен был отработать 6 лет и после этого получить в собственность 3-комнатную квартиру. Срок истекал в 2008 году. Тем временем Наумов жил в этой квартире. Он владел половиной ее долей, вторая половина принадлежала университету.

За два года до истечения оговоренного срока Наумова уволили из ГУПа. Владимир Викторович решил отсудить себе ту часть квартиры, которую заработал. Но, когда он однажды возвращался с судебного заседания, с ним, как потом рассудили правоохранительные органы, произошел несчастный случай. Наумов подходил к парадной своего дома, когда из припаркованных рядом "Жигулей" выскочил парень, вырубил профессора и уехал. Когда Владимир Викторович очнулся, портфеля с договором о порядке передачи ему квартиры уже не было.

Выйдя из больницы, Наумов выиграл суд и получил в собственность 3/4 долей квартиры. Но ГУП такой исход не устроил, и решение было обжаловано. Городской суд направил дело на новое рассмотрение. Первое заседание уже состоялось.

Параллельно с судом по поводу квартиры у Владимира Наумова шел второй - о восстановлении на работе в университете. Наверное, то было просто совпадение, но, когда Владимир Викторович шел на одно из заседаний, с ним приключилось еще одно несчастье. У подъезда он наткнулся на те же, как ему показалось, "Жигули", из которых вышел какой-то мужчина. И Наумов снова оказался в больнице.

Суд восстановил профессора на работе в ГУПе. Но преподает он теперь в Государственном политехническом университете. Наверное, считает, что работа там безопаснее.  

Светлана Стрельникова