Медиановости

21 декабря 2007 16:34

ЦИК: разбор полетов

ЦИК: разбор полетов

На днях издатель и главный редактор "НГ" Константин Ремчуков получил письмо из Центризбиркома. Оно касается одной из публикаций обозревателя отдела политики Натальи Костенко. Ответить адресату было поручено автору газетного материала. Мы публикуем оба текста. Письмо ЦИКа печатается с сокращениями, не затрагивающими сути проблемы. Претензии ведомства к сотруднику "НГ" в опубликованном варианте сохранены.

Генеральному директору и главному редактору

"Независимой газеты" К.В.Ремчукову

Уважаемый Константин Вадимович!

В связи с публикацией в номере "Независимой газеты" от 10 декабря 2007 года материала Н.Костенко "Жалоб не заметили" полагаем уточнить фактическую сторону дела, что, на наш взгляд, поможет ей, специализирующейся на избирательной тематике, вникнуть в суть вопроса и доносить в последующем до читателей более точную картину происходящего.

Рассмотрение жалоб и заявлений избирателей, политических партий, участвующих в выборах, это одно из важнейших полномочий, обязанность, возложенная на ЦИК России.

...Начиная со дня выборов и до дня подведения их результатов непосредственно в ЦИК России поступило 126 обращений, все обращения были направлены в нижестоящие избирательные комиссии, где вопросы были разрешены по существу. При этом накануне и в день подведения результатов выборов представителям политических партий, участвовавших в выборах, – КПРФ, СПС, "Яблоко" – были переданы обращения, направленные в партии с мест, практически со всех регионов России. Среди этих обращений были копии тех, которые уже направлялись заявителями в ЦИК России и в соответствующие комиссии непосредственно в день голосования и после него, и эти обращения были рассмотрены. Были копии обращений, приложенных к поступившим в ЦИК России протоколам, они также не требовали повторного рассмотрения, поскольку, как указано выше, уже были рассмотрены, лишь по ряду обращений требовалась проверка, но рассмотрение их всех находилось в компетенции нижестоящих избирательных комиссий, и до этого ЦИК России непосредственно их рассматривать был не вправе. Проверка по этим жалобам продолжается, и отложение в связи с этим определения результатов выборов депутатов Государственной Думы было бы необоснованным. В случае если подтвердятся факты нарушений, которые могут повлечь изменение результатов выборов, законом предусмотрены процедуры обращения по этому поводу в суд, что могут сделать сами избирательные комиссии, в том числе ЦИК России, либо иные заинтересованные лица по результатам на соответствующих территориях и в целом.

Нужно отметить, что в одном из обращений, поступивших практически непосредственно перед подведением результатов выборов, представитель КПРФ требовал отмены ряда постановлений ЦИК России, принятых на протяжении избирательной кампании. Отмена постановлений ЦИК России является прерогативой Верховного суда Российской Федерации, что предусмотрено и законодательством о выборах, и Гражданским процессуальным кодексом. Кроме того, вызывает недоумение вопрос, зачем нужно было ждать завершения избирательной кампании, а не требовать отмены постановлений, незаконных, по мнению партии, сразу после их принятия при непосредственном участии члена ЦИК России с совещательным голосом от КПРФ.

На заседании комиссии 8 декабря были выслушаны все члены комиссии, в том числе с правом совещательного голоса и представляющие интересы партий, которые хотели высказать свое отношение к процедуре определения результатов выборов. Однако Н.Костенко одних услышала лучше, чем других.

Правовое управление

?

Ответ автора материала "Жалоб не заметили" Натальи Костенко

Уважаемый Владимир Евгеньевич Чуров!

В редакцию "Независимой газеты" по электронной почте на имя главного редактора поступило письмо. Поскольку в нем упоминается моя статья "Жалоб не заметили", посвященная подведению итогов парламентских выборов, считаю необходимым ответить вам.

Что касается содержания, то письмо действительно делает "более точной картину происходящего". Что же касается формы, немного смутила подпись в конце письма: "Правовое управление". В ней нет ни имени главы правового управления ЦИК РФ Владимира Казьмина, ни имен исполнителей, ни даже указания, что это структура Центризбиркома. Честно сказать, сначала я даже немного испугалась. Таких писем мне получать еще не доводилось. Хотя, конечно, слова "Правовое управление" звучат более чем убедительно, а где-то даже угрожающе. Во всяком случае – обязывающе. Для авторов.

Однако в тексте письма какие-либо ссылки на нормы и пункты статей закона, которые якобы не были учтены автором газетного материала, отсутствуют. Это обескураживает, если учесть подпись под посланием. В любом случае хотела поблагодарить анонимное "Правовое управление" за пространное разъяснение того, как в Центризбиркоме и подведомственных ему избиркомах происходит рассмотрение жалоб. Отмечу только – снова, – суть этих жалоб так и осталась не известной общественности: из-за того, что практически ни одна из них так и не была вынесена на публичное обсуждение коллегиального органа ЦИКа.

Теперь – по сути претензий к моему материалу. Моя цель заключалась не в подробном описании процесса, а в конкретном указании на то, что ЦИК проигнорировал возложенную на него обязанность коллегиального рассмотрения жалоб перед подписанием итогового протокола. И тем самым нарушил процедуру. Которая очень важна: уже по одному этому пункту оппозиция может требовать отмены в Верховном суде итогов выборов.

Письмо "Правового управления" не содержит опровержения такого вывода. Что неудивительно. Дело в том, что "библия" всех избиркомов – ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." – вообще не оставила простора для толкований даже самому извращенному юридическому уму. В ст. 69 п. 3 четко указывается: "Для подписания протокола комиссия в обязательном порядке проводит итоговое заседание, на котором рассматриваются поступившие в комиссию жалобы (заявления), связанные с проведением голосования, подсчетом голосов и составлением протоколов нижестоящих комиссий (курсив наш. – "НГ"). После этого комиссия подписывает протокол об итогах голосования (о результатах выборов, референдума) и выдает копии протокола лицам, указанным в п. 3 ст. 30 настоящего Федерального закона. Протокол об итогах голосования (о результатах выборов, референдума) составляется в двух экземплярах и подписывается всеми присутствующими членами комиссии с правом решающего голоса, в нем проставляются дата и время (час с минутами) его подписания. Подписание протокола с нарушением этого порядка является основанием для признания протокола недействительным" (курсив наш. – "НГ").

Федеральный закон "О выборах депутатов Госдумы" лишь уточняет: "К протоколу также прилагаются жалобы (заявления) на нарушения настоящего Федерального закона, поступившие в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации в период, который начинается в день голосования и заканчивается в день составления Центральной избирательной комиссией Российской Федерации протокола о результатах выборов депутатов Государственной Думы, и принятые по указанным жалобам (заявлениям) решения Центральной избирательной комиссии Российской Федерации" (п. 15 ст. 82, курсив наш. – "НГ"). То есть никакой многозначности в трактовке, как то пытается представить "Правовое управление", не может быть. Более того, региональные избиркомы, ТИКи и УИКи, насколько мне известно, никогда не ставили под сомнение необходимость на итоговом заседании рассматривать все поступившие жалобы – невзирая на то, сколько это займет времени. Никто и ничто не оспаривает право ЦИКа отказать в удовлетворении жалоб, но рассмотреть и приложить решения по ним ЦИК должен был, чтобы не нарушить закон.

Все аргументы насчет несостоятельности поступивших в комиссию жалоб, суть которых якобы относилась к компетенции нижестоящих избиркомов, вероятно, можно было бы счесть уважительными. Если бы кто-то знал о них хоть что-то. Как выяснилось на упомянутом в моей статье заседании Центризбиркома, в курсе имеющихся обращений оказались даже не все члены комиссии. Кроме того, мне известно по крайней мере одно обращение, которое ЦИК должен был сам рассмотреть – и не рассмотрел. Жалоба КПРФ, к примеру, носит формулировку "О признании итогов выборов недействительными". А как известно, п. 5 той же ст. 82 Закона "О выборах депутатов" говорит: "Центральная избирательная комиссия РФ признает результаты выборов депутатов Государственной Думы недействительными" (а не низовые избиркомы) не только по решению суда, куда "Правовое управление" советует обращаться теперь оппозиции со своими жалобами, но и самостоятельно – в том случае, если "допущенные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей".

В заключение анонимные авторы (или автор?) письма сообщили, что на заседании ЦИКа 8 декабря "были выслушаны все члены комиссии, в том числе с правом совещательного голоса и представляющие интересы партий, которые хотели высказать свое отношение к процедуре определения результатов выборов", а корреспондент "НГ" одних услышала лучше, чем других. Этот упрек, Владимир Евгеньевич, считаю несостоятельным, так как в заметке "Жалоб не заметили" отражены мнения многих членов с совещательным голосом, в том числе – от "Единой России" и ЛДПР, партий, согласных с позицией ЦИКа в этом вопросе. С другой стороны, позволю себе напомнить: журналисты часто действительно лучше слышат информацию о попавших в ЦИК жалобах от оппозиции, поскольку сама комиссия их публично старается не озвучивать. НГ

С уважением, обозреватель отдела политики "НГ" Наталья Костенко