Медиановости

30 января 2008 19:06

Чиновники научились давать ответ. Но сроки все равно хромают

13 декабря Лениздат.ру писал о завуалированном отказе Федеральной регистрационной службой по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в предоставлении информации по запросу "Новой газеты в Санкт-Петербурге". После повторного запроса, в котором указывалось на незаконность подобных действий со стороны государственной организации, запрашиваемые сведения все же были предоставлены. Но опять не обошлось без нарушений.

Сегодня благодаря обращению в государственные организации и органы власти журналисты могут проверить информацию, полученную из различных источников. Подразумевается, что ответ на запрос СМИ будет своевременен, точен и достоверен. Действующий в Российской Федерации Закон о СМИ очень четко и понятно прописывает как, когда и кем должна сообщаться требуемая информация, а также случаи, в которых ее предоставление может быть ограниченно.

Из Закона о СМИ:

Глава IV. Отношения средств массовой информации с гражданами и организациями

Статья 38. Право на получение информации

Государственные органы и организации, общественные объединения, их должностные лица предоставляют сведения о своей деятельности средствам массовой информации по запросам редакций, а также путем проведения пресс-конференций, рассылки справочных и статистических материалов и в иных формах.

Статья 39. Запрос информации

Редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме. Запрашиваемую информацию обязаны предоставлять руководители указанных органов, организаций и объединений, их заместители, работники пресс-служб либо другие уполномоченные лица в пределах их компетенции.

Статья 40. Отказ и отсрочка в предоставлении информации

Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Уведомление об отказе вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну;

2) должностное лицо, отказывающее в предоставлении информации;

3) дата принятия решения об отказе.

Отсрочка в предоставлении запрашиваемой информации допустима, если требуемые сведения не могут быть представлены в семидневный срок. Уведомление об отсрочке вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть представлена в семидневный срок;

2) дата, к которой будет представлена запрашиваемая информация;

3) должностное лицо, установившее отсрочку;

4) дата принятия решения об отсрочке.

Журналистская практика, однако, показывает, что порой госслужащие либо абсолютно не знают действующего законодательства, регламентирующего их деятельность, либо умышленно его нарушают. С молчаливого одобрения вышестоящего начальства. Случай обращения "Новой газеты в Санкт-Петербурге" в ФРС как раз очень ярко иллюстрирует систематическое пренебрежение чиновниками требований закона.

Напомним, что газета обращалась в Регистрационную службу 16 ноября с просьбой предоставить информацию об ограничениях на использование участка земли, находящегося в границах особо охраняемой территории — Гладышевского заказника.

Полученный 7 декабря ответ звучал так: "Предоставление информации о сведениях, содержащихся в ранее выданных свидетельствах, не предусмотрено пп. 1, 2 ст. 7

ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее — Закон о регистрации — Lenizdat.ru)". Видимо, в Регистрационной службе не подозревают о существовании других нормативных актов и во всем руководствуются Законом о регистрации. Хотя вопросы предоставления информации регулируются и другими нормативными актами, в частности, законом "О СМИ".

В повторном обращении газеты к руководителю ФРС Галине Александровне Волчецкой журналисты были вынуждены провести небольшой ликбез в области законодательства:

"…Хотелось бы обратить Ваше внимание на то, — говорится в запросе, — что процедура и сроки предоставления информации государственными предприятиями и организациями по запросам средств массовой информации регулируется не пп. 1, 2 ст. 7 Закона о регистрации, а действующим в России Законом о средствах массовой информации.

Согласно этому закону, государственные органы обязаны предоставлять запрашиваемую информацию при условии, что она не является государственной, коммерческой, личной, адвокатской тайной или иным специально охраняемым видом тайны. Причем принадлежность каких-либо данных к перечисленным видам сведений должна быть четко прописана в специальных нормативных актах. Во всех остальных случаях государственная организация не вправе отказывать средству массовой информации в тех или иных сведениях.

В связи с тем, что обременения на земельный участок, расположенный на особо охраняемой природной территории, напрямую затрагивают интересы не только владельцев земли, но и других жителей региона, эти сведения не могут быть отнесены к тому или иному виду специально охраняемой тайны…"

Лишь после такого письма и долгих неоднократных телефонных напоминаний требуемая информация была предоставлена. Но опять-таки с нарушением.

Из содержания Главы 4 Закона о средствах массовой информации недвусмысленно следует, что закон дает на ответ по запросу СМИ лишь неделю, а о превышении этого срока редакция должна быть уведомлена письменно.

Увы, чиновники не считают себя обязанными соблюдать "какой-то там закон о СМИ", а его упоминание почему-то вызывает неадекватную агрессию или полное игнорирование. Представитель ФРС по телефону утверждала, что на ответ по этому запросу положен месяц (который на момент разговора еще не закончился), а значит, еще есть время.

Правда, даже в месячный срок при подготовке ответа на повторный запрос федеральные регистраторы все равно умудрились не уложиться.

После новогодних каникул выяснилось вдруг, что ответ "был подписан руководителем, но потом куда-то потерялся вместе с самим запросом". В итоге на обращение газеты от 13 декабря 2007 года напечатанный ответ был прислан по факсу 29 января 2008 года. Но при этом на факсе от руки написана дата 23.01.2008.

Таким образом, ответ был фактически дан не за семь, как требует законодательство, а за сорок семь дней. Можно даже закрыть глаза на попытку маленьких манипуляций с датой, явно проставленной задним числом.

В любом случае данные действия нарушают не только "неизвестный" госслужащим нормативный акт, напрямую регламентирующий их взаимоотношения со СМИ, но и закон

"О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", если по незнанию пытаться руководствоваться его положениями.

Видимо, установленные сроки ответов на обращения граждан, в которых оговорен месячный срок, госслужащие запомнили прекрасно, а вот семидневный срок по обращениям СМИ из головы вылетел. Если у нас в стране провозглашена диктатура закона, то, может быть, чиновникам стоит систематически повышать квалификацию в правовой сфере, восполняя досадные пробелы в знаниях или провалы в памяти?

Алексей Дьяченко