Медиановости

4 марта 2008 13:45

Самуил Лурье: Нужно писать правду, но не надо ее втемяшивать

Самуил Лурье: Нужно писать правду, но не надо ее втемяшивать

Что представляет собой современная российская журналистика? О чем и как должен писать настоящий журналист? Каковы особенности взаимоотношений СМИ с властными структурами? На эти и другие вопросы почти два с половиной часа отвечал Самуил Лурье — литературовед, писатель, автор колонок в газете "Дело". "Более эрудированного и умного (именно умного — во всех хороших смыслах этого слова) человека найти трудно" — так отзываются о Самуиле Ароновиче коллеги из газеты Gaudeamus, которые пригласили его на очередную "нетелевизионную беседу".

Прежде чем перейти к обсуждению общих проблем журналистики, Самуил Лурье рассказал о своих предпочтениях в профессии:

— Работая в газете "Невское время", я старался писать исключительно о литературе, это было мне по-настоящему интересно. Но, перейдя в еженедельник "Дело", я стал активно писать и о политике.

По словам Лурье, он ушел из "Невского времени", когда перестал чувствовать своего читателя. Какое-то время он не находил применения своим способностям, и тогда журналист Дмитрий Циликин предложил Лурье писать ему письма, на которые стал отвечать через газету "Петербургский час пик". Так родился лирико-сатирический роман "Письма полумертвого человека". Сюжет книги таков: двое петербуржцев из разных кругов, но оба литераторы и журналисты, остроумно обсуждают нравы улицы и бомонда, вкусы народа и начальства, реалии политического дня, суть классических текстов... Герои пытаются перешутить хозяек жизни — Глупость и Пошлость, — понимая, впрочем, что это дело безнадежное.

До "Писем полумертвого человека" Самуил Лурье создал несколько книг, жанр которых принято обозначать как эссе. Однако сам литератор слово "эссе" не очень любит и называет свои труды "фельетонами в прежнем смысле слова". По словам Лурье, написание эссе-фельетонов дается ему нелегко.

— Труд эссеиста тяжел и неблагодарен. Прочтя 30 томов Тургенева и 60 томов о нем, я пишу три страницы непонятного текста о том, как я понимаю суть творчества этого писателя. Юрий Нагибин сказал обо мне так: "Чтобы писать как Лурье, нужно быть либо очень богатым, либо очень бедным".

Какими качествами должен обладать современный журналист? О чем и как нужно писать, чтобы считаться настоящим профессионалом? Ответы на эти вопросы Самуил Лурье предварил примером того, как писать не надо. На днях он прочел статью, опубликованную в газете "Невское время" под заголовком "Не мытьем, так Катынью". По его мнению, эта публикация войдет в историю — как статья "Литературный трутень" об Иосифе Бродском, опубликованная в "Ленинградской правде", или статья о деле врачей "Убийцы в белых халатах", напечатанная в "Огоньке".

Автор публикации Антон Шандоров дает понять: информация о том, что массовый расстрел польских военнопленных в поселке Катынь в 1940 году осуществлен советской стороной, — не что иное, как гитлеровская пропаганда. На самом деле, по мнению автора, Советы в этой трагедии не виноваты, и это якобы всем известно. Журналист недоумевает, почему польский режиссер Анджей Вайда, отец которого погиб в Катыни, творчески переосмыслил эту трагедию и дал понять, что расстрел 20 000 поляков — дело рук НКВД. Более того — этот ужасный фильм показали канцлеру Германии Ангеле Меркель! Из этого автор делает выводы: поляки разжигают антироссийские настроения в Европе.

— Вопреки известным фактам и после того, как Борис Ельцин публично извинился перед Польшей за эту трагедию, в статье говорится о том, что Катынь — фашистская "утка"! Вероятно, написавший это журналист — глубоко невежественный человек. Я считаю, что газета "Невское время" обязана извиниться за своего автора, иначе ее нельзя будет не только читать, но и вообще брать в руки, — сказал Самуил Лурье.

На вопрос о том, каким он видит современного журналиста, Лурье ответил: во-первых, он не должен быть связан с органами госбезопасности, во-вторых, обязан быть грамотным, остальное приложится. Настоящими журналистами он назвал погибших Юрия Щекочихина и Анну Политковскую, а также Юлию Латынину.

— Ряд журналистов, которых я глубоко уважаю, работают в провинции. В своих маленьких городках и поселках они нередко отстаивают правду с угрозой для собственной жизни. По сравнению с ними я не настоящий журналист. Я не занимаюсь опасными расследованиями, а пользуюсь фактами, которые добыли другие, — сказал Самуил Лурье.

По словам Лурье, он пишет прежде всего для молодых, так как его поколение "оказалось несостоятельным":

— О чем можно говорить, если даже Дмитрий Шагин, художник, основатель знаменитого движения "Митьков", 2 марта явился агитировать на избирательные участки!

Лурье не любит пафос и гнев, не может выкрикивать лозунги. После убийства Анны Политковской он перестал писать "мы", поняв — каждый сам за себя:

— Я ни к чему не призываю и не веду за собой. Я наблюдатель нравов, который старается все оценивать с точки зрения здравого смысла.

Современные нравы оптимизма у литератора не вызывают: по его наблюдению, все вокруг пропитано пошлостью и ложью, и это смешно и противно одновременно. Как же изменить ситуацию в стране, чтобы пошлость и ложь, а главное, скрытые за ними бесстыдство и жестокость исчезли? По мнению Лурье, усилиями людей это не исправить. Реальный фактор, который способен выправить ситуацию, может быть только экономическим:

— Современное российское общество я бы назвал протодиктатурой: у нас еще не диктатура, но уже не демократия. Проблема такого общества в том, что оно экономически непроизводительно. Всякая диктатура — дура, как хозяйствующий субъект она все продует. Если сделает ставку на войну — и ее проиграет.

Лурье выделил еще одну типично российскую проблему, оставшуюся со времен СССР. По его мнению, мы живем в стране невзрослых людей, в государстве, где люди растут только лет до 23, а потом или останавливаются в развитии, или вовсе деградируют. Инфантильное мышление наших сограждан вызывает у Лурье ассоциации с романом Оруэлла "1984".

— Такое ощущение, что в советские времена людям делали лоботомию, удаляя часть мозга, которая отвечает за адекватное восприятие действительности. Нашему народу было свойственно двоемыслие: он верил одновременно в красоту и уродство одного и того же человека или явления. Это коснулось и меня. Будучи мальчиком, я жил вместе со своими родителями-учителями в коммуналке. Жили мы бедно, ютились вчетвером в одной комнате, питались в основном картошкой. Пьяный сосед постоянно кричал моему отцу: "Катись в свой Израиль!" Но все это не мешало мне верить плакатам, где было написано: "В нашей стране учитель поднят на небывалую высоту!" — рассказал Лурье.

Коллективное сознание, по мнению Лурье, с тех пор не очень изменилось. Но это не значит, что журналист должен перевоспитывать людей:

— Нужно писать правду, но не надо ее втемяшивать. Людей вылечит только свобода и знание того, что они защищены своим обществом.

Lenizdat.ru попросил Самуила Лурье прокомментировать его высказывание из интервью радио "Свобода", касающееся внешней и внутренней цензуры и таинственного "сродства" власти и СМИ.

— Внешней цензуры у нас нет. Она, как и при советской власти, загнана внутрь человека. И это было всегда, в том числе в те годы, когда я работал в журнале "Нева". Цензорами были тихие, несчастные люди, в чем-то ущербные, кстати, часто порядочные. Так что дело не в них: на самом деле каждый главный редактор не только знал, о чем писать нельзя, но и сам не хотел публиковать правдивые, живые материалы, — отметил Лурье. По его словам, в нашей стране долгие годы во множестве умов гнил коллективный Сталин. Люди боялись правды, как вампиры запаха чеснока. И сегодня статус кво сохраняется. Страх и самоцензура — болезнь не только старшего поколения, но и молодежи:

— Поверьте моему опыту: процент трусов и подлецов во всех поколениях одинаков. У каждого из нас есть механизмы внутреннего компромисса, причем поле свободы ежедневно сужается. Но в глубине души ни один человек не считает себя хуже других, он всегда оправдает свою позицию.

По мнению Лурье, все вышесказанное в полной мере относится к тем журналистам, которые пишут ложь в угоду власти. Но при этом не власть управляет журналистами — они заодно с ней, более того, журналисты иногда сами внушают власти, что так и надо, убежден литератор.

На вопрос о том, как он воспринимает петербургскую журналистику и какой хотел бы ее видеть, Самуил Лурье ответил:

— Есть всего несколько изданий, беря в руки которые я не испытываю отвращения и брезгливости. Это газеты "Дело" и "Мой район", журнал "Город" плюс несколько студенческих и районных газет. Больше в Ленинграде мне читать нечего.

Петербургскую журналистику Лурье хотел бы видеть молодой, дружной и… гневной. Последнее подразумевает желание бороться с несправедливостью и отстаивать интересы города:

— Я постоянно вижу, как сносят дома в историческом центре. Пусть они считаются старыми, второсортными, но на их месте возводят новые — третьесортные! Я когда-то уже сказал: Петербург невелик и со всех сторон окружен Ленинградом. Если продолжать разрушать этот невеликий Петербург — процесс станет необратимым.

Самуил Лурье выразил сожаление по поводу того, что молодые петербургские журналисты не хотят взяться за эту тему всерьез и объединиться ради благого дела. Их больше интересуют другие сферы, и прежде всего так называемая развлекательная журналистика. Почему так происходит? По мнению Лурье, на то есть несколько причин. Во-первых, это спрос. Индустрия развлечений — тема популярная и хорошо оплачиваемая. Во-вторых, инстинкт самосохранения. Так, в газету "Дело" молодые журналисты не приходят, понимая, что жизнь в этом издании не будет легкой. В-третьих, соблазн.

— Молодым авторам кажется, что писать о том, как правильно есть лягушку или как происходит оргазм у полных людей, — это похоже на творчество. Ерунду писать интересно, но это расхолаживает и обедняет человека, — считает Лурье. По его мнению, чтобы не впасть в дилетантизм и не погибнуть как профессионал, журналист должен писать правду и вести себя прилично.

Самуил Лурье — автор книг "Литератор Писарев", "Разговоры в пользу мертвых", "Успехи ясновидения", "Муравейник", "Письма полумертвого человека" и других. Пишет в основном о русской литературе XIX и XX веков, в том числе о Пушкине, Гоголе, Достоевском, Булгакове, Набокове, Бродском.

Самуил Лурье — действительный член Академии русской словесности. Лауреат литературной премии им. П. А. Вяземского, которую получил за "литературный аристократизм и изящный дилетантизм". Именно эту премию считает самой ценной.

Член жюри многих литературных премий, в том числе премии Буккера 2007 г.

Более 30 лет проработал в отделе прозы журнала "Нева". В настоящий момент — обозреватель, автор рубрики "Взгляд из угла" аналитического еженедельника "Дело". "Дело" — одно из немногих в России изданий, придерживающееся принципов либеральной демократии. Недавно газета выпустила свой 500-й номер.

Зоя Дыдынская