Медиановости

3 апреля 2008 12:46

Не все так просто, как "2х2"

Не все так просто, как

Часть экспертного телевизионного сообщества задумалась о вопросах морали и нравственности на телевидении. Поводом послужили действия Россвязьохранкультуры, которая в начале марта вынесла предупреждение мультипликационному телеканалу "2x2" за пропаганду культа насилия и жестокости. Их регулирующий орган обнаружил в двух мультсериалах — "Приключения Большого Джеффа" и "Маленькие лесные друзья". На канал, вещающий в Москве и Петербурге, обрушился также целый поток обращений самых разных религиозных организаций. Обрушился он и на прокуратуру — с требованиями разобраться с каналом. В прошлый четверг Национальная ассоциация телерадиовещателей (НАТ) совместно с Общественной палатой организовали дискуссию, на которую пригласили заинтересованные стороны. Публикуем часть выступлений.

Рафаэль Акопов, председатель совета директоров "Проф-Медиа" (в холдинг входит "2x2"):

(После того как продемонстрировал одну из серий мультфильма, за который вынесено предупреждение, и кадры из "Убить Билла". Кадры, созданные Тарантино, надо признаться, страшнее. Правда, и серия показана была одна из самых безобидных.)

— Этот фильм выходил неоднократно до 22.00 на семейных телеканалах. Никаких возрастных отбивок, никаких обращений со стороны протестантов, кстати, никаких предупреждений тоже. Я не показывал сейчас этот фильм, чтобы указать пальцем на других. Я хочу затронуть тему качества надзора в области СМИ. СМИ превратились в России в достаточно крупный бизнес. Как мы узнали из интервью Дмитрия Медведева газете Financial Times, суммарная капитализация российских медиа составляет $50 млрд. А рынку нужен сильный и независимый государственный регулятор, который нельзя использовать как инструмент вкусовой сегрегации или конкурентной борьбы.  <…>

Если смотреть на другие сферы государственного надзора, мы увидим большое количество подзаконных актов, регулирующих процедуру, методы, права участников процесса, правила назначения экспертов, способы разрешения конфликтных ситуаций. В СМИ, конечно, есть особенность, связанная с тем, что речь идет о конституционных положениях и политических свободах. Тем не менее такие нормы, как возможная конкурентная экспертиза, права канала давать пояснения, досудебный порядок обжалования, могли бы привести к большей предсказуемости. Авторитетные индустриальные организации, такие, как НАТ и Коллегия по жалобам на прессу, могли бы играть более существенную роль саморегулирования отрасли. Мы крайне обеспокоены попытками оказания давления на Россвязьохранкультуру: используется весь арсенал традиционных средств — письма трудящихся, сигналы с мест, запросы в прокуратуру, кабинетная дипломатия, размещение видеороликов в интернете, агитационная кампания в прессе и т.д. <…>

Даниил Дондурей, социолог:

— Моя тема напрямую не связана с каналом "2x2". Тема — контент российского телевидения и экспертиза этого контента. Существуют ли возможности или технологии этим заниматься? В последнее десятилетие у нас существовали две институции — дюжина телевизионных критиков (которые достаточно регулярно что-то субъективное представляют в разных изданиях) и топ-менеджеры каналов (которые являются важнейшими и единственными теоретиками представлений о том, что такое фабрики смыслов). Я имею в виду все эти заявления топ-менеджеров об "общественных столовых", о "сфере обслуживания" или о "продаже эмоций и более ничего". Это сюжеты, которые 15 лет управляют представлениями общества о том, что такое современная медиасреда. <…>

Почему Россвязьохранкультура обращается к дециметровому, сетевому, кабельному каналу, когда основные драмы, связанные с состоянием того, что вас беспокоит, касаются четырех федеральных каналов? Никакая церковь не обратилась по поводу того, что у нас в прайм-тайме главного канала демонстрировались съемки с камеры мальчика, покончившего с собой. Подробнейшее интервью с битцевским маньяком об удовольствии убивать людей шло с 20 до 20.30 вечера в субботу на другом федеральном канале. Где Россвязьохранкультура? Где православная церковь? Где протестантские организации? <…>

Нужно немедленно начать вырабатывать механизмы. Профессиональному сообществу — через НАТ, государству — через свои структуры, а гражданскому обществу — через свои и, безусловно, обсуждая это в прессе. Нужно понять, какие заказывать исследования, как разоблачить все функции рейтинга, как готовиться к цифровой революции, — все эти серьезнейшие проблемы, которые с 1995 года (года появления рекламы и другого принципа телевидения у нас в России) не ставились на повестку дня. Иначе мы просто страшно опоздаем. И будет та самая атака на свободу, которую никто здесь не хочет.

Протоиерей Михаил Прокопенко:

— <…> Откуда такой страх перед общественным контролем? Видимо, люди, которые занимаются заполнением эфира, считают себя частью какого-то другого народа, не того, который топчет грешную землю Российской Федерации. И тогда — это сознательная политика вредительства. <…> Если существование закона не приносит никакого результата, если он никак не влияет на содержание "картинки", значит, его одного недостаточно. Должны быть механизмы общественного контроля за тем, что происходит на телевидении, — например, создание общественного органа. Каким образом он будет существовать — предмет отдельной дискуссии. Но таких вот междусобойчиков, которые могут созываться, а могут не созываться, которые никого ни к чему никогда не обязывают, недостаточно. И все это сейчас наглядно демонстрируется.

Генрих Юшкявичюс, советник генерального директора ЮНЕСКО:

— Разговор идет о самых больших проблемах страны — демографии, коррупции, образа страны за рубежом. И все они связаны. Я живу в Париже, но ежедневно смотрю российские телеканалы. И большинство программ создают образ жестокой, безнравственной страны. Около 300 миллионов людей за рубежом владеют русским языком, и они смотрят эти каналы. Я могу с полной ответственностью заявить, что такой порнографической программы, которая идет на РЕН ТВ и называется эротической, в Париже нигде увидеть нельзя. Как-то в России я зашел к внучке, которой 13 лет, и хотел включить РЕН ТВ. Она сказала: "Дедушка, это тебе нельзя смотреть". <…>

Я не думаю, что надо изобретать велосипед. В Германии в конституции в интересах молодежи есть ограничение свободы информации. Высший аудиовизуальный совет Франции действует на основании закона 1986 года и контролирует содержание программ, способных нанести вред детям. В частности, согласно его директиве, телекомпаниям не разрешается демонстрировать эротические сцены или содержащие насилие программы до 22.30 и их рекламу до этого времени. В США подросток до 18 лет может увидеть 11 тысяч убийств, а у нас — 22 тысячи. Но психологи уже давно отметили, что сцены насилия подготовили нас и к "Норд-Осту", и к Беслану: на "Норд-Ост" и Беслан смотрели как на что-то такое, что "где-то уже это видели". Это страшно. <…>

Владимир Познер, телеведущий:

— Закон о СМИ не выполняется в самом основном своем проявлении. Я утверждаю, что на телевидении в России не существует свободы слова. Это кардинально. И это мы все знаем. Во время выборной истории — как в Думу, так и президентской — было совершенно понятно, что есть вещи, которые нельзя говорить, нельзя называть, нельзя приглашать… Для меня именнно эта роль журналиста — называть вещи своими именами — главная. Если не выполняется самое главное условие — свобода слова, которая якобы гарантирована Конституцией, тогда о чем весь наш разговор? Мне кажется, мы прикрываемся фиговым листочком и говорим: вот это пошло. А не пошло, когда из администрации президента (и я это точно знаю) кое-кто звонит: "Как это вы допускаете, чтобы у вас выступал тот-то?". И больше не допускают. Почему у нас почти все общественно-политические программы идут в записи? Как вы думаете? <…>

Вот несчастный канал "2x2". Вот такой (показывает часть мизинца). Его можно пинать. А ну-ка, не такой маленький — НТВ! А еще более не маленький — второй! А если совсем не маленький — Первый! А ну-ка! Так кто ими управляет? Государство. Одним — напрямую, другим — опосредованно, а третьим — через "Газпром". Так государство — это ж монополия! И кто этому государству скажет: "Вот сейчас отнимем лицензию"? Сами у себя, что ли?! <…> Н

Подготовила Наталия Ростова

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.