Медиановости

15 апреля 2008 17:45

Прошлое - как выразительный прием

Давно эфир так не был перенасыщен смыслами и совпадениями, как в минувшую неделю. Тут нам и воспоминание о генсеке Брежневе, и напоминание о Викторе Черномырдине, и припоминани, не к ночи, подвигов римского императора Нерона, и чествование Ильи Резника, и откровения Аллы Пугачевой. Для особо любознательных в ночи состоялся "Закрытый показ" скандального "Груза 200", после которого участники ток-шоу Александра Гордона едва не подрались.

Для тех, кто не смотрел телевизор

Среда выдалась особенно напряженной в интеллектуальном отношении. Надо было успеть посмотреть документальную зарисовку Евгения Ревенко "Председатель" (о Черномырдине), следом - "Исторические хроники с Николаем Сванидзе" (о Брежневе) и не упустить "Зверя из бездны" Эдварда Радзинского (о Нероне).

В четверг зрителям, жадным до знаний, было не намного легче. Опять же Нерон с его извращениями, "Культурная революция" с размышлениями о том, как и кем пишется история, а на соседней кнопке, в программе "К барьеру!", Андрей Кончаловский и Дмитрий Быков заспорили о пользе и вреде демократии для нашего Отечества.

Дожившим в пятницу до "Груза 200" (фильм начался в половине первого ночи) предстоял культурный шок. Те, кто его перенес, стали свидетелями бурной дискуссии противников и поклонников картины путем взаимных оскорблений.

Зато в субботу нам вышла "расслабуха": "Цирк", "50 блондинок", "Кривое зеркало". И чуть не забыл: накануне, аккуратно перед "Грузом 200", нас долго и упорно "грузили" праздником по случаю юбилея человека всегда и во всем белом - поэта-песенника Ильи Резника.

В воскресенье было продолжение банкета практически с теми же героями, но уже в формате шоу "Две звезды", который после многомесячного и, прямо скажем, изнурительного марафона наконец-то финишировал. В антракте показали "Воскресное "Время". Но те, кто от Аллы не устал, могли переключиться с Первого на НТВ, чтобы в программе "Главный герой" узнать всю правду об Алле Борисовне из ее собственных уст.

Правду сказать, ничего нового о королеве нашего шоу-бизнеса мы не узнали, если не считать информации касательно ее попыток бежать на Запад из советской России и подробностей ее визита на Лубянку.

Завершила неделю бурная манифестация Владимира Соловьева и его гостей в защиту Олимпиад в Пекине и в Сочи от Валерии Ильиничны Новодворской, что выглядело довольно комично. Смешны были обе стороны.

Дискуссии

В первую очередь задела за живое "дуэль" Кончаловского и Быкова. Как обычно в подобных столкновениях, зрители поддержали ту точку зрения, из которой следует, что от демократии России больше бед и несчастий, чем удовольствий и благоденствия, и что у нее, у России, особенная стать, подтверждением чему могла бы явиться правильно написанная история.

О том, как это лучше сделать и можно ли это вообще сделать, рассуждали участники ток-шоу "Культурная революция". Михаил Швыдкой поставил вопрос, по обыкновению, ребром: "История - наука или выдумка беллетристов?".

Наверное, я неточно процитировал уважаемого Михаила Ефимовича, но суть возникшей дискуссии, думаю, уловил. Ее драматургия была не очень четкой. То и дело участники сбивались на посторонние темы или увлекались метафизическими аспектами проблемы. Например, был задан вопрос: что есть достоверный факт? Ответ гласил: факт, достойный веры. Осталось решить: какой веры - христианской, мусульманской, буддистской или просто интуитивной?.. Может, и правда в таком случае хлопоты об истории как об академической дисциплине - пустое?.. Не довольно ли было бы мифологии, фольклора и сиюминутного информационного потока?..

В теории истории, пожалуй, прийти к окончательному и железному выводу еще труднее, чем на практике. В повседневной жизни "факт" можно потрогать и предъявить его общественности. А теоретик тебе скажет, что факт - еще не факт, а всего лишь его ощущение.

Может быть, гостям Михаила Швыдкого легче стало бы, поставь они вопрос о цели исторического сочинительства... Тогда, по крайней мере, они не путали бы предмет с толкованием, беллетристику - с историографией и не ставили бы в один ряд Пушкина и Карамзина, "Войну и мир" Толстого и исторические труды по Отечественной войне 1812 года.

История, помимо того что может быть объектом изучения, давно служит предметом развлечения. Она - поле действия для беллетристов всех времен и народов - от Александра Дюма и Юрия Милославского до Бориса Акунина и Владимира Хотиненко.

Она же - поприще для политических публицистов. Последний запомнившийся подвиг на нем - "Гибель империи. Византийский урок" отца Тихона.

Она же - золотоносная жила для общественных моралистов. Тому пример - наш современник Эдвард Радзинский.

Для него история - собрание поучительных притч. Или скажу по-другому: коллекция всевозможных грабель, на которые в разные века и на разных широтах наступало человечество.

Относительно недавно он поведал печальную повесть о реформах Александра II. Зрителю недвусмысленно было предложено сличить их с тем, что происходит за окном. А уж к каким выводам он смог прийти - это отдельная тема.

На сей раз Радзинский, обратившись к Римской империи времен Нерона, взялся указать на другие "грабли".

Если отвлечься от его устрашающей манеры рассказчика, чем-то напоминающей приемы учителя истории из гоголевского "Ревизора", то указание следовало бы признать как никогда актуальным. В его повествовании речь главным образом идет не о минусах антидемократической формы управления государства, а об ужасах морального разложения культурной тусовки нероновского государства, об оргиях аморализма, когда самый низкий и чудовищный порок провозглашается достижением Новой Морали.

Конечно, все аллюзии Радзинского довольно легко читаются. Но его пророчество кажется еще более зловещим рядом с такими фильмами, как "Маленькая Вера" (картина двадцатилетней давности), "В движении" (показанной на днях) и "Груз 200".

Те, кого мучает вопрос: "Как могла в одночасье рухнуть великая держава Советский Союз, основанная на дружбе народов, на коммунистической нравственности?", пусть посмотрят обе картины. Там ответ на него. Там модель развала и распада "уникальной советской общности" на молекулярном уровне. Там видно, что страна подгнила у самого основания. И уже в 90-х годах было поздно пить боржом.

И если есть у кого вопрос: почему спустя более полувека после смерти величайшего из душегубов за всю историю человечества - товарища Сталина около 50% населения страны считает его величайшим из благодетелей, то ответ, хотя и косвенный, но вполне убедительный, он может найти в фильме Алексея Балабанова "Груз 200". РГ

Юрий Богомолов, обозреватель