Мнения /
Интервью

15 апреля 2008 20:05

Нужны ли акции журналистской солидарности?

После массовых избиений людей на Марше несогласных 15 апреля 2007 года, в числе которых оказались и представители СМИ, Lenizdat.ru предложил журналистам показать свое отношение к действиям власти и милиции. В этом году мы обратились к тем, кто откликнулся тогда на инициативу портала, если сейчас им предложили бы вновь принять участие в такой акции, согласились бы они или нет.

Дмитрий Воробьев, корреспондент "Новой газеты в Санкт-Петербурге":

– Меня поражает тот факт, что по факту избиения невиновных людей на Марше несогласных так никто и не был наказан. Прошел целый год, по этому инциденту подавалось множество судебных исков от пострадавших, но ни один, насколько мне известно, не был удовлетворен. Думаю, этот факт должен быть замечен и обнародован.

Прошлогодний Марш несогласных породил сразу два прецедента: во-первых, митинг был разогнан в жесткой и циничной форме, во-вторых, никто из виновных не понес ответственности. Возможно, второй прецедент даже сильнее. Я считаю, что этому нужно придать сильный резонанс, иначе насилие станет легитимным, а корпоративное прикрытие силовиков – еще более заметным.

Что касается акции, организованной Lenizdat.ru после этих событий, то считаю, что на тот момент она была весьма актуальной, и такой способ высказать свое мнение я воспринял с интересом. Не знаю, в какой форме можно было бы это устроить сейчас. Но участие в таких акциях мне по-прежнему интересно.

Надежда Зайцева, журналист:

– Инцидент 15 апреля 2007 г. свидетельствует о циничной уверенности и равнодушии власти, которая давно наплевала с высокой колокольни на всякую оппозицию. Но это говорит также о беспомощности и крахе лидеров нашей праволиберальной оппозиции, которые всегда готовы биться за свои частные буржуазные интересы, но при этом у них не хватает сил, энергии, способностей и желания защитить людей, которые вышли поддержать их на улицы. Если бы мне предложили еще раз поучаствовать в акции, подобной той, что организовал Лениздат.ру, я не смогла бы отказаться из солидарности со своими коллегами по цеху.

Георгий Карчик, обозреватель "Делового Петербурга":

– Год назад стало ясно, что власть отбросила последние правила приличия. ОМОН, одурев от своей безнаказанности, избивал людей почем зря, а журналистские жилетки служили скорее жупелом, чем сдерживающим фактором. Насколько я помню, от милицейского начальства так и не был получен ответ. насколько правомерны были избиения, виновные избиений наказаны не были. Видимо, было проведено служебное расследование, так как подобных жестоких разгонов не было.

Но люди получили явный месседж – не ходить на марши, даже согласованные, так как есть большая вероятность получить дубинкой. Думаю, что число желающих помитинговать сразу стало в 1,5–2 раза меньше.

Насчет журналистского сообщества у меня нет иллюзий – оно неконсолидировано. Желание добиться у властей правды вызывает у части коллег обвинения в собственном пиаре. Кроме того, сами руководители большинства СМИ предпочитают не идти на открытый конфликт с властью, и кулуарно договариваются о компенсации пострадавшим.

Поэтому скептически отношусь к тому, что мероприятия, подобные данной акции, приведут к какому-то реальному эффекту.

Аркадий Орлов, журналист:

– Тот факт, что никто из виновных в избиении людей во время прошлогоднего Марша несогласных так и не был наказан, говорит о том, что власти – в широком смысле – виновных искать не захотели. Я считаю, что силовое развитие событий можно было предотвратить, но это сделано не было. Применив силовую тактику, власти в каком-то смысле достигли эффекта запугивания населения, и в общем-то добились своего. После этого инцидента движение несогласных пошло на убыль, прежнего накала уже нет. На мой взгляд, это происходит потому, что многие люди в какой-то мере утратили веру в победу под флагом неструктурной оппозиции. Несмотря на это, я участвовал и буду участвовать во всех мероприятиях оппозиции, которые соответствуют моим жизненным и моральным принципам. Я продолжаю ходить на Марши несогласных, подписал письмо в поддержку журналиста Андрущенко и т. д.

Что касается акции, организованной год назад Lenizdat.ru, то я считаю, что в ней должно было бы участвовать гораздо больше журналистов. Важный нюанс – каждый из них должен был отвечать за себя лично. Почему эта акция не стала массовой? На мой взгляд, многие сочли ее самопиаром участвующих в ней журналистов или самого сайта. Как ее нужно было организовать, чтобы добиться наибольшей массовости? Понимаете, участие в подобных действиях – это личный выбор каждого человека. Я уважаю и тех, кто в них участвует, и тех, кто не считает это возможным. В силу различных причин вряд ли подобные акции будут массовыми. Но убежден, что здесь главное не количество участников, а возможность для них проявить свою гражданскую позицию, хотя бы и таким способом. Потому что говорить про эффективность подобных акций вряд ли возможно.

Зоя Дыдынская