Медиановости

16 апреля 2008 14:41

Телелидеры. 7 – 13 апреля

Феномен "Груза 200"

На этой неделе случилось сразу несколько очень редких и оттого примечательных для современного телевидения событий.

11 апреля, в пятницу, на "Первом канале" состоялась одна из самых знаковых и громких премьер российского кино — фильма Алексея Балабанова "Груз 200", которая расколола пополам не только сообщество российских кинокритиков (на последнем "Кинотавре" одна часть прессы единодушно была за то, чтобы вручить ему приз критики, а вторая — категорически против; дошло даже до открытых писем о выходе из Гильдии кинопрессы, причем с обеих сторон), но и общественное мнение.

Кто-то видит в этом фильме чуть ли не политический манифест, кто-то личную рефлексию талантливого режиссера, а кто-то попросту не принимает "Груз 200", не видя в нем ни художественных достоинств, ни гражданской позиции Балабанова, а лишь не добавляющие никакого смысла к пониманию страны и времени сцены с глубочайшей патологией маньяка-извращенца. Не знаю тех, кому финальные сцены "Груза 200", те, что разворачиваются в квартире маньяка, дались без психологического шока. Признаюсь, смотреть этот фильм второй раз, но уже на телеэкране лично у меня не было никаких душевных сил, я испытывала просто какой-то физиологический страх от перспективы еще раз увидеть эти эпизоды с трупами и мухами. Но фильм, как к нему ни относись, безусловно, стал событием, и не показать его по телевидению, да к тому же в специально созданном для подобного рода фильмов формате "Первого канала" "Закрытый показ", было бы, наверное, неправильно. И "Первый" пошел на риск, в итоге абсолютно оправданный, хотя до последнего там всерьез думали о том, как более безболезненно для зрительской психики показать этот тяжелый фильм. В итоге "Груз 200" поставили в эфире позже, чем обычно показывают фильмы в "Закрытом показе", в 0.20. Его сопроводили специальным титром, предупредив, что не стоит смотреть тем, у кого слабая психика, а ведущий ток-шоу "Закрытый показ" Александр Гордон, предваряя показ, и вовсе высказался вполне определенно, что обязательно уведите детей, которые вдруг еще не спят, и вообще, дескать, идите все...

Но зритель сам для себя все решил. Таких феноменальных рейтингов как самого фильма, а главное, дискуссии, за ним последовавшей, на нашем телевидении, загнавшем себя за последние годы в идеологические рамки, не было очень давно. Особенно если учесть, что это глубокая ночь, а не прайм-тайм. "Груз 200" шел с половины первого ночи до двух. И в Москве доля аудитории фильма составила 27,8% (рейтинг 4,3%), а по стране в целом еще выше — 31,2% (рейтинг 3,2%). Но дальше еще более впечатляющий результат. Те, кто все-таки не смог смотреть фильм дважды или даже вовсе его не видел (хотя представить это трудно), все равно не спали, чтобы дождаться его обсуждения. В 2.08 аудитория просто хлынула на "Первый", чтобы послушать, что говорят и думают про нашумевший "Груз 200" умные и известные люди, а заодно и сами авторы фильма.

Доля ток-шоу "Закрытого показа", где обсуждали "Груз 200" с двух до трех часов ночи, составила в Москве почти 36%, в остальных городах примерно столько же — 34%! Понятно, что такие значительные показатели указывают на то, что дискуссию хотели увидеть не только продвинутые зрители. Ее явно смотрели и те, для кого телевизор привычное средство досуга, и те, кто смотрит его очень редко. В любом случае такой долей, с какой с двух до трех часов ночи зрители смотрели обсуждение "Груза 200", может похвастаться редкий праймовый сериал. Да и то уровня "Ликвидации" на "России" или стартовавшего на этой неделе "Апостола" на "Первом". Конечно, наши зрители глубокой ночью и в большем составе, судя по рейтингам, смотрели, к примеру, на том же "Первом" "Евровидение", ждали итогов обсуждения в студии. Но конкурс европейской песни и такой сложный фильм, как "Груз 200" Алексея Балабанова,— это все-таки две большие разницы. А дискуссия, поверьте, стоила таких рейтингов. Разговоры подобной яркости, эмоциональности и содержательности, накал которых просто пробивал экран, российское телевидение уже давно оставило в своем прошлом. А гости ток-шоу "Закрытый показ" порой lдаже срывались на крик и взаимные упреки, но при этом отстаивали свое мнение. То, что в эфире сейчас нет дискуссионных политических форматов, стало обычным местом. Дискуссии с разными мнениями (реально разными, а не имитацией таковых) сейчас фактически под запретом, и это, судя по всему, очень удобно и для нынешней власти, и для политики, проводимой государственными телеканалами. Возможно, недаром, тот же "Закрытый показ" до президентских выборов уходил на перерыв, а вернулся сразу после того, как они прошли.

Но зрители, судя по всему, еще не совсем разучились думать, слушать и сопереживать... И вот тут действительно было неважно, чья точка зрения была острее и убедительней — кинорежиссеров Андрея Смирнова и Александра Митты, или режиссера Сергея Говорухина, или кинокритика Леонида Павлючика, или чуть ли не впервые позволившего себе очень прямую оценку фильма ведущего программы Александра Гордона. Все точки зрения за "Груз 200" и против него в дискуссии прозвучали более чем отчетливо. Высказался и продюсер фильма Сергей Сельянов, и явно очень нервничавший, но державшийся достойно Алексей Балабанов. И если в широком прокате "Груз 200" кассовыми сборами не отличился, то телевизионная премьера и ее обсуждение стали не меньшим событием, чем появление фильма. Более трети телевизионной аудитории страны, которая глубокой ночью внимала бурной дискуссии о действительно важных и глубоких смыслах, по нынешним меркам "молчаливого" телевидения стоит дорого.

Виктор Черномырдин и Алла Пугачева

Столь высокими рейтингами, как дискуссия вокруг фильма "Груз 200", конечно, не может похвастаться фильм Евгения Ревенко "Председатель", который показал в среду канал "Россия" к 70-летию экс-премьера, а ныне посла на Украине Виктора Черномырдина. Новостных сюжетов и фильмов, посвященных юбиляру в эфире на минувшей неделе, было много. Но в этом фильме промелькнуло то, что уже давно трудно встретить на отечественном телевидении последних восьми лет. К чести авторов идеи и фильма, самого государственного канала и, разумеется, благодаря масштабу личности Виктора Степановича "Председатель" получился гораздо шире и объемнее, чем просто юбилейный фильм-портрет. То ли сказалась старая энтэвэшная школа Ревенко, то ли ностальгия создателей по настоящим ярким личностям в политике и забытым и так охотно сейчас заклейменным 90-м, но в "Председателе" много пронзительного, звенящего, а с учетом отнюдь не пенсионерского статуса Черномырдина — не по-нынешнему смелого. Экс-премьер в фильме открыто возмущается тем, как сейчас стало модно очернять все, что было в 90-е, и делает при этом очевидный, но сейчас откровенно замалчиваемый, здравый вывод: все, что есть сегодня, выстрадано и вынесено на плечах именно в 90-е. А еще он вспомнил Буденновск и захват больницы. И здесь Евгений Ревенко тоже не ограничился лишь кадрами, ставшими хрестоматийными, когда Черномырдин говорит по телефону с Шамилем Басаевым. Он задает единственно необходимый в этой ситуации вопрос — почему так произошло? И экс-премьер говорит о том, что его мучает до сих пор, что не смогли спасти всех заложников, добить бандитов и что положился он на тех, кто рапортовал, что это плевое дело. Черномырдин в фильме сокрушался, что рядом, в соседней Чечне, стояла целая наша армия, а мы их в чистом поле в этих автобусах так и не смогли поймать... Вы такое в эфире государственного канала давно слышали?! Хотя еще несколько лет назад на подобного рода воспоминания высокопоставленных действующих политиков мало бы кто обратил внимание. К сожалению, и сегодня это уже мало кому интересно. Но это уже совсем другая проблема. Доля фильма "Председатель" на "России" по стране всего 12,5% с рейтингом около 4%. Конечно, шедший в это же время на "Первом канале" документальный трэш под названием "Я видел тот свет" (доля около 28%) для массового зрителя был более привычным и увлекательным, чем фильм Евгения Ревенко о Викторе Черномырдине, в который вольно или невольно автор и канал смогли вложить гораздо больше смыслов, нюансов и полутонов, чем в обычную поздравительную открытку.

Вообще, в нашей стране есть единичные личности, чье имя уже несомненный гарант успеха у зрителей, в каком бы телевизионном обрамлении ни выходил его портрет. Алла Пугачева — чуть ли не единственный человек-бренд, который, сколько ни показывай, всегда манит аудиторию. И с годами ее популярность нисколько не гаснет. В прошлом телесезоне фильм "Неизвестная Пугачева" в цикле "Русские сенсации" на НТВ стал рейтинговым рекордсменом и по итогам телевизионного года. Доли были рекордными — выше 37%. В канун нынешнего дня рождения легендарной певицы НТВ снова обратилось к ее личности. Но на этот раз Пугачева сама согласилась дать большое интервью программе "Главный герой". Канал выжал из этой акции максимум возможностей, начав анонсировать специальный выпуск "Главного героя" аж за неделю до показа. И результат был налицо: показатели НТВ благодаря Алле Пугачевой в воскресный прайм-тайм были рекордными, начисто перекрывающими по популярности все остальное. В Москве доля спецвыпуска "Главного героя" была почти 35% (по стране 32,3%) с рейтингом выше 14%! Любопытно, что Алла Пугачева в "Главном герое" опередила по рейтингам даже саму себя в финале шоу "Две звезды" (доля около 29%) на "Первом", вторая часть которого частично попала под спецвыпуск НТВ. Кстати, успехом у зрителей "Две звезды" второго сезона во многом обязаны не столько участникам, сколько именно выбору ведущих — Аллы Пугачевой и ее друга Максима Галкина.

И в "Главном герое" зрителю, похоже, было совсем неважно, что сама программа получилась несколько рваной и не всегда внятной по стилистике, робкой по манере подачи, а главное, что не случилось в ней какой-то особой изюминки, которая могла быть благодаря столь редким откровениям для телеэфира Аллы Пугачевой. Но все это для аудитории не так важно. Главное, что есть имя — Пугачева, и для зрителей одно это уже многое означает.

Самые популярные программы недели основных каналов

Арина Ъ-Бородина