Медиановости

17 апреля 2008 16:26

Ирена Лесневская: в стране нечем дышать

В апреле в редакции "Новой газеты" состоялась он-лайн конференция с Иреной Лесневской, создателем телеканала РЕН ТВ и владельцем журнала The New Times. Полную видео- и текстовую версию вы можете посмотреть на сайте издания.

The New Times

На похоронах Ани Политковской я поняла, что в стране уже просто нечем дышать. Все форточки закрыты, читать нечего - кроме и , практически ничего нет. И я поняла, что когда все газеты, журналы, телевидение так или иначе разобраны в госкорпорации - под государством, под олигархами, под какими-то мегахолдингами - и пульса живого практически не осталось, те деньги,

которые я заработала, я могу потратить именно на эту отдушину, которая сегодня лично мне необходима.

Я не падка на бриллианты, шубы, яхты и так далее. Деньги тяжело и трудно зарабатывались, и нужны они для двух вещей: первое - для того, чтобы помогать людям, и второе - для реализации своих идей.

В стране выходит огромное количество прессы. Но для того, чтобы выяснить, что же происходит на самом деле, есть и есть наш журнал. В какой-то степени мы конкуренты, но я очень люблю газету и считаю нас единомышленниками, а не конкурентами.

Новые времена

Конечно, десятилетие было тяжелейшее, с 90-го по 2000-й. За эти 10 лет все потихоньку научились зарабатывать. Каждый понял, что он кузнец своего счастья и государство ему уже ничего не подарит. Это колоссальный ментальный сдвиг. Дичайшая ошибка была в том, что ничего не объяснили, с народом никто не разговаривал. Инфляция галопом шла, потом, в 98-м, прошел дефолт. Наверное, народ так устал от этого галопа, в который была ввергнута вся страна, что захотелось крепкой руки, чтобы навел порядок. Вот и навели силами КГБ. В итоге мы сегодня празднуем 90 лет НКВД. У меня волосы дыбом встают. Это в стране, в которой столько миллионов было угроблено этой организацией. Уничтожив все общественные институты, выламывая руки на маршах несогласных, у нас стали наказывать за собственное мнение - нарушены все нормы Конституции. Сегодня судья, прокурор, милиционер - это синоним коррупции, взяточничества, неправовой ситуации и вранья, подкупа.

При этом какое-то чванство, лицемерие, сплошная торговля верой. Когда к новому с кадилом, то это уже все. Я верующий человек, крещеный, но я перестала ходить в церковь, потому что это учреждение, которое столько лет притесняли, стало тоже каким-то репрессивным аппаратом. Я смотрела на все то, что с Алексаняном делали. И ни Алексий, ни один священник не сказал, не поднял

голову.

Наталья Морарь

В суд подать на нее не могут. Потому что, если бы они подали в суд, мы выложили бы все. Со всеми документами и уголовными делами. Это был бы мировой скандал! Мы же не просто так пишем.

Путин

Когда я приехала в Москву на следующий день после встречи с Путиным в 2003 году в Бочаровом Ручье, с восторгом рассказывала о нем. Говорила: . Мне отвечали: мол, ты всегда была восторженная сумасшедшая, всеверящая оптимистка. Вдруг на следующий день я сама себе говорю: .

Путин говорит именно то, что ты ждешь от него. Это фантастический талант. Вы знаете, я не помню, чтобы какие-то другие кагэбэшники на меня производили такое впечатление. Я априорно никому не верю.

Путин - Медведев

 Вот что мне нравится - что сегодня валяются не у одного тела, а у двух. Это уже радует. Вот когда начнут валяться у пяти, десяти тел, тогда наступит хотя бы какая-то конкуренция. ЦЭЖ

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев