Медиановости

24 апреля 2008 14:48

"Без властей – нам никуда"

Восьмой съезд Союза журналистов России решил "положить на алтарь" Игоря Яковенко, чтобы обеспечить право СМИ во весь голос договариваться с властью.

"Мы уважаем российскую власть, — говорил в приветственной речи делегатам съезда председатель Союза журналистов России Всеволод Богданов. — Уважаем президента, как действующего, так и избранного. Доказательство — тысячи публикаций, в том числе и о ''Плане Путина''".

Он говорил долго, около часа. Это было оправданно. По крайней мере для делегатов, которые вновь переизберут его председателем. Богданов жаловался на отсутствие бюджетного финансирования союза. Например, он просил денег на проведение съезда у Сеславинского (глава госагентства "Роспечать". — Н.Р.), но тот денег не дал. А о функции председателя в союзе сказал так: "Моя главная обязанность за эти годы была роль сторожа имущества". Благодаря чему "Дума дважды принимала решение оставить Центральный дом журналиста в покое". Кроме того, председатель рассказал, что подписал инвестиционный контракт с губернатором Громовым. И в течение 4—5 лет на территории Елина будет построено 30 тысяч квадратных метров "журналистской деревни". "Это не только сам центр, оснащенный современными средствами связи. Это учебный, медицинский центр, профилакторий, дом ветеранов-журналистов, развлекательный центр, гостиницы, выставочные павильоны".

Богданов первым поднял на съезде вопрос о необходимости изменений в уставе союза и его "реконструкции". Накануне состоялось заседание федеративного совета союза, где, как рассказывают, очень эмоционально рассматривалось "личное дело товарища Яковенко" — генерального секретаря cоюза. Впрочем, Богданов выразился корректнее: "Разговор идет о том, что два начальника в союзе, а нужен один".

Сам Яковенко говорил о проблемах сегодняшней журналистики, об отсутствии института репутации СМИ, о том, что общество перестало им доверять, и о том, что безнаказанными остаются убийства журналистов. Он отвечал и на упреки в "политизированности", объясняя, что "союз не может быть глухонемым". Спорил с мнением об "оппозиционности и неконструктивности" в отношениях с властью. Рассказывал об идущей сейчас акции с Microsoft, о том, что она сможет помочь небольшим редакциям сократить расходы на приобретение лицензионного программного обеспечения на миллионы долларов.

И все же главным на съезде был разговор о власти. О "конструктивном диалоге" СМИ и власти рассказала представитель Тверской области, администрация которой "стала учредителем каждой муниципальной газеты", что дало возможность помогать газетам финансово, потому что между администрацией и СМИ возник "договор социального заказа". То есть это когда "администрация и СМИ определяют, какие темы важны для общества".

А вот главного редактора "МК" и члена Общественной палаты Павла Гусева не устраивает, что союз "по сути дела оторвался от власти", что "за последние 10 лет это единственный творческий союз, который не встретился ни с одним руководителем государства". В заключение он предложил сменить руководство СЖР: "Во главе должен стоять действующий главный редактор, который не получает деньги от союза и который должен быть уважаемым крупным деятелем". Но, видимо, почувствовав немой вопрос зала, добавил, что имеет в виду не себя, а, например, главных редакторов "Известий", "Российской газеты", "Интерфакса" или ИТАР-ТАСС.

Бывший глава ТВЦ Олег Попцов полемизировал с предложением Гусева. Он считает, что действующий главный редактор не сможет профессионально заниматься проблемами союза. Впрочем, в одной ом с Гусевым сошелся: "Съезду нужно во весь голос говорить с властью".

Быка за рога взяла председатель Ростовского областного отделения союза, по совместительству замруководителя Россвязьохранкультуры по Ростовской области Татьяна Селедцова. Она вынесла вопрос об исключении "ситуации двоевластия в союзе", предложив ликвидировать должность генерального секретаря и внести изменения в устав. Кроме того, призвала "взять курс на сотрудничество со всенародно избранной властью".

А еще делегаты предлагали лицензировать деятельность журналистов, ввести категории (низшая, высшая). Жаловались на Яковенко, потому что, когда он говорит "очень жесткие вещи, очень возбуждаются пожарные и начинают считать огнетушители" (в здании СЖР. — Н.Р.). Напоминали, что проблемы союза начались, когда генеральный секретарь во времена кризиса с НТВ назвал Путина "врагом российской прессы № 1". (Яковенко это опровергал, но не помогло.) Словом, использовали "трибуну, чтобы поговорить о своем", как выразился Виталий Добрусин из самарской телекомпании РИО. "Может, в Москве Богданова и знают, но авторитета у председателя нет, — вдруг сказал он, за что получил из президиума напоминание о регламенте. — И если мы не изменим ситуацию, то вялотекущая шизофрения — без защиты журналистов, но ограничивающаяся Дагомысом (ежегодные фестивали журналистов. — Н.Р.) и балами прессы — будет продолжаться". Впрочем, и он закончил тем, что "без властей — нам никуда".

Людмила Прокушева из Удмуртии посетовала на то, что скандал вокруг приема в члены союза Рамзана Кадырова (это решение принял Богданов, а Яковенко жестко раскритиковал его. — Н.Р.) оказался слишком громким. "Да чё хотят делать с Кадыровым, пусть и делают!" — воскликнула делегатка. И чистосердечно призналась: "Тут все говорят, что нужно улучшить отношения с властью… Ну придется Игоря Александровича на алтарь положить". А главред "Ставропольской правды" Василий Балдицын предложил механизм решения вопроса: изменить пункт устава "о председателе и генеральном секретаре". В конце концов так и сделали. Теперь утверждать генсека съезд не должен, это компетенция других органов союза.

Призыв Натальи Чернышевой из Подмосковья оставить двух таких разных руководителей ("как два крыла") на своих местах уже не помог. "Сегодня мы пассивно присутствуем при расколе союза", — убеждала она, призывая остановиться.

Съезд не захотел. "Жертвоприношение" состоялось. Н

Наталия Ростова, обозреватель "Новой"