Медиановости

28 апреля 2008 11:45

Прессе закрывают судебную перспективу

Газеты, теле- и радиоканалы можно наказывать за распространение клеветнических сведений, даже не доказывая в суде, что они такими были. Так решили депутаты Госдумы, одобрив в первом чтении поправки в закон "О средствах массовой информации". Думцы уверены, что они тем самым "повышают уровень доверия граждан к прессе", а правозащитники из Общественной палаты говорят о ее "дальнейшем удушении".

Клевета "является основным, часто абсолютно безнаказанным злоупотреблением свободой информации в России", пытался доказать коллегам самый молодой депутат нынешней Госдумы Роберт Шлегель, который решил с помощью поправок усилить карательные элементы в законе о СМИ, в частности, статью 4 о "недопустимости злоупотребления свободой информации". К злоупотреблениям статья относит использование СМИ "в целях совершения уголовно-наказуемых деяний": разглашение гостайны, оправдание терроризма, пропаганда порнографии, культа насилия и др. Господин Шлегель счел нужным дополнить этот перечень "клеветой", которая в законе была переименована в "заведомо ложные сведения" ("Ъ" сообщал об этом 25 апреля). При такой норме, заявил вчера глава думского комитета по информационной политике Валерий Комиссаров, "мы сможем повысить уровень доверия граждан к прессе".

Когда депутаты попросили объяснить, чем "клевета" отличается от "заведомо ложных сведений", господин Комиссаров заявил, что длинное словосочетание — это "расшифровка" понятия "клевета". Это устроило всех, кроме Сергея Иванова из ЛДПР. Жириновец не понимал, почему законопроект с термином "клевета" принимать нельзя, но с "расшифровкой того же термина" — можно.

— Средства массовой информации довольно негативно воспринимают подобные вещи,— сообщил Сергей Иванов господину Комиссарову. После чего в доказательство раскрыл свежий номер "Ъ" и процитировал: "Пока наказание за конкретное деяние предусмотрено только в УК, СМИ невозможно наказать иначе как через суд. Но когда деяние названо в статье закона о СМИ, то у регистрирующих органов появляется дополнительный рычаг: любой газете, теле- и радиоканалу можно вынести предупреждения. А два предупреждения, вынесенные в течение одного года..." — и до свидания, товарищи: газету можно закрывать.

— Простите, я просто волнуюсь. Впервые... — обратился к палате господин Шлегель, имея в виду, что он впервые в жизни оказался на думской трибуне.— Серьезно на СМИ это каким-то образом не отразится.

— Хотел бы призвать вас не драматизировать ситуацию,— пришел на помощь молодому коллеге Валерий Комиссаров.— Мы не придумываем велосипед. Бояться, что это сильно сейчас там напряжет СМИ, не стоит.

Эти заверения успокоили думцев, в том числе и фракцию ЛДПР. Проект в первом чтении одобрили 399 депутатов. Против был только депутат Борис Резник из "Единой России".

На самом деле думцы кардинально меняют положение СМИ, как считают эксперты из Института по правам человека. Сейчас меру ответственности СМИ за опубликованную клевету определяет только суд. В него может обратиться только оклеветанный гражданин. Причем иск он вправе предъявить конкретному журналисту, сообщившему клеветнические сведения. Пока суд разбирается с журналистом, СМИ продолжает выходить в свет (или транслировать передачи). Если же поправка господина Шлегеля обретет силу закона, то любая газета или телеканал могут пострадать даже при отсутствии иска. Ведь чиновники Россвязьохранкультуры смогут теперь выносить любому СМИ предупреждение, если по своему усмотрению сочтут клеветническим какой-нибудь материал.

До закрытия, скорее всего, "не дойдет", как считает член Общественной палаты, адвокат и правозащитник Генри Резник. Такая поправка, как объяснил "Ъ" господин Резник, "создает так называемый замораживющий эффект, который отвращает СМИ от исследования острых тем: журналисты опасаются, что за этим последует расправа". Такая норма, по словам господина Резника, "недопустима по мировым стандартам" и "направлена на дальнейшее удушение прессы в России". Ъ

Виктор Ъ-Хамраев