Медиановости

28 апреля 2008 18:19

Ай, молоток!

В пятницу Госдума приняла в первом чтении поправки к закону о СМИ, на основании которых средство массовой информации можно будет закрыть за распространение клеветы.

С этой идеей автор поправок — самый молодой депутат парламента Роберт Шлегель, бывший пресс-секретарь прокремлевского молодежного движения "Наши" — выступил еще в середине января. Он предложил дополнить список оснований вынесения предупреждения, после которых можно закрыть СМИ (помимо терроризма, экстремизма и его оправдания, пропаганды порнографии, культа насилия и разглашения гостайны), обвинением в клевете. В январе профильный думский комитет отклонил проект, рекомендовав изменить формулировку.

Депутат не успокоился и переписал текст. И обрел поддержку, говорят, на самом верху — в администрации президента. Очевидно, бывший пресс-секретарь "Наших" не потерял связи со своим бывшим шефом Василием Якеменко, который поднялся по политической лестнице к самым дверям и возглавил Комитет по делам молодежи (его курирует замглавы президентской администрации Владислав Сурков).

Вероятно, Шлегель лучше других помнит наставления шефа: СМИ нужно не читать, с ними нужно бороться (в качестве иллюстрации тезиса — кампания против заказных материалов в центральных газетах и распространение "Коммерсанта", напечатанного на туалетной бумаге). Комплексы растут вместе с постами: раньше были шумные акции, теперь законодательные инициативы.

Согласно принятым в первом чтении поправкам к статье 4 закона "О средствах массовой информации" (кстати, законодательных "покушений" на эту норму за последние годы было более полусотни), за "использование СМИ в целях распространения заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию", несет ответственность не только автор, но и все издание. Еще две недели назад Госдума планировала отклонить этот законопроект, однако спустя несколько дней руководство комитета неожиданно изменило точку зрения (возможно, из-за скандала с газетой "Московский корреспондент").

"К принятию поправок эта история отношения не имеет, — рассказал "Новой" Роберт Шлегель. — По крайней мере, прямого отношения. Так сложилась конъюнктура. Это, конечно, яркая иллюстрация, но лучше бы этого не происходило. У нас и без того хватает непроверенной, клеветнической информации. Я не борюсь со СМИ, а выступаю против большого количества ложных сведений, которые они зачастую распространяют. Я считаю несправедливым, что ответственность несет только журналист, а не все издание. Человек, которого оклеветали, может подать в суд, но 10 или 20 тысяч рублей морального ущерба, которые он получит, не спасут, скажем, его загубленную политическую карьеру. Эти поправки призваны прежде всего навести порядок в медиасфере, сделать так, чтобы в ней было меньше ложной, непроверенной информации, желтухи, чернухи и так далее. СМИ должны исполнять свою социальную функцию, а не быть сливным бачком, которым они сегодня являются".

Зампред Комитета по информации, член "Единой России" Борис Резник (единственный депутат, который голосовал против законопроекта) так прокомментировал ситуацию: "Это совершенно пустая и даже опасная поправка. Вся ответственность за клевету прописана в статьях 129, 130 и 131 УК, и дублировать их не нужно. По УК, когда обвиняют в клевете, надо доказать злой умысел. Это очень трудно, практически невозможно. Теперь же слово "клевета" заменили "распространением заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство". Выдать несколько предупреждений по обвинению в клевете — и издание можно закрыть по суду. Это очень опасная ситуация. Вы же знаете, какое у нас судопроизводство".

Резник отверг возможность связи стремительной перемены мнений внутри комитета со скандалом вокруг слухов о свадьбе Путина и Кабаевой: "Нет, это никак не связано. Мы решили принять их пару недель назад, точно не помню".

В журналистском сообществе начинания Шлегеля тоже не поддержали. Секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко заявил: "Институт закрытия СМИ является архаичным. Не газета пишет статьи, а человек. Значит, и наказывать надо автора, главного редактора, редакцию. А СМИ — это лишь форма передачи и распространения массовой информации. Наказывать форму — глупое занятие. Наказывать надо всегда содержание. Закрытие СМИ — это, по сути, табуирование названия. Была одиозная газета "День", ее закрыли. На следующий день те же самые люди сделали газету "Завтра". Издания капитализированные, известные, как правило, следят за тем, что пишут. А мелкие просто сменят вывеску".

Председатель союза Всеволод Богданов оценил инициативу Шлегеля так: "Это невосполнимая потеря в нашей борьбе за обустройство медийного рынка и за свободу слова. И хотя только один депутат проголосовал "против", я уверен, что мы сумеем все расставить по местам. Для этого надо работать с депутатами, с теми, кто собирается прийти во власть, с оппозицией, чтобы все понимали: шансы партий будут равными только тогда, когда пресса сможет им предоставить трибуну. Только при этом условии будет демократия, о которой мы мечтаем".

Богданов, Яковенко и Резник выразили надежду, что в итоге поправки не будут приняты. Однако депутат Шлегель полон энтузиазма. В ближайших планах депутата — борьба с порнографией и законодательное регулирование интернета.

Справка "Новой"

Роберт Шлегель — самый молодой депутат Думы пятого созыва (ему 23 года), бывший пресс-секретарь движения "Наши". Во время недолгой работы в парламенте успел отличиться, в частности, предложением карать штрафом от 500 до 1000 рублей тех, кто читает эротические журналы в общественных местах. Любопытно, что до "Наших" Шлегель работал в молодежном журнале "Молоток", который обвиняли в публикации слишком откровенных фотографий, но в то время эта проблема его не особенно волновала. Н

Надежда Прусенкова