Мнения /
Интервью

30 апреля 2008 19:48

Так что со свободой слова?

Так что со свободой слова?

Всемирный день свободы печати мир отмечает с 3 мая 1993 года по решению Генеральной ассамблеи ООН. Международное сообщество признает, что "свободная, плюралистическая и независимая печать является необходимым компонентом любого демократического общества". В преддверии праздника Lenizdat.ru поинтересовался у представителей нашего медиасообщества, как бы они охарактеризовали сегодняшнюю ситуация со свободой прессы в России и каким им видится в будущее СМИ в нашей стране?

Петр Годлевский, генеральный директор газеты "Известия":

- Основные проблемы СМИ, сформировавшиеся за последние двадцать лет, сохранились и по сей день. Это неумение журналистских коллективов управлять экономикой своих изданий,  тотальный прессинг чиновников, террор (зачастую уголовный) со стороны тех, чьи интересы затрагивают публикации в прессе, отсутствие организованного профессионального сообщества, которое могло бы защищать интересы журналистов. Еще одной проблемой можно назвать и определенный спад интереса в обществе к прессе. Будущее, на мой взгляд, есть, прежде всего, у тех изданий, которые смогут наладить собственную экономику. Если газета сможет получать пусть даже минимальную прибыль, то тогда она сможет строить самостоятельную информационную политику. Будущее иных изданий туманно.

Российский опыт показывает, что даже в провинции газета может не просто выжить, но и являться примером независимого издания. К сожалению, таких СМИ мало, но они есть. По последним данным специалистов, порядка 200-300 изданий в России можно назвать экономически независимыми, хотя зарегистрировано их более 13 тысяч. Эти несколько сотен СМИ нам дают надежду. В Петербурге к таким СМИ можно отнести "Деловой Петербург", "Метро" и другие. И даже в Ленобласти есть такие газеты. Например, "Киришский факел", издание, которое можно назвать независимым. Если не будет экономической независимости, то говорить о политической свободе СМИ бессмысленно.

Дмитрий Шерих, шеф-редактор газеты "Санкт-Петербургские Ведомости":

- Ситуация в России со свободой прессы, с одной стороны, непростая, но с другой - на мой взгляд, слухи о полном отсутствии свободы сильно преувеличены. Говоря о прессе печатной, к которой я имею непосредственное отношение, стоит отметить, что там свобода присутствует в широких рамках. К примеру, наша газета зачастую публикует очень острые материалы о политике федеральной власти, о городских проблемах. Никто нам в этом не препятствует. С телевидением в нашей стране дело обстоит иначе. Телеканалы находятся под жестким контролем и выполняют те задачи, которые ставит перед ними государство. Что есть, то есть. Государство владеет этими телеканалами и, в общем-то, имеет право ими управлять. Безусловно, телевидение является для определенной категории людей единственным средством массовой информации. Политическая информация практически синхронизирована на всех телеканалах. И когда люди получают примерно одну и ту же информацию, это не есть хорошо. Нужно иметь поле для разных идей. Я надеюсь, будет движение к улучшению ситуации, потому что уже созревает мнение в обществе, что нужно в нашей стране увеличивать границы свободы слова. Это необходимо в первую очередь для того, чтобы в России формировалось нормальное гражданское общество. Дмитрий Медведев в своих выступлениях часто говорит, что нам нужно нормальное, хорошо работающее и структурированное гражданское общество. Этого не будет без нормальной прессы. Остается надеяться на улучшение ситуации. У меня умеренно-оптимистический взгляд на будущее свободы прессы в нашей стране.

 

Андрей Дмитриев, главный редактор "АПН – Северо-Запад":

- Будущее свободы прессы видится мне в пессимистическом свете. Причина этого в том, что для нормального существования свободы слова в России необходимы честные выборы, легитимным образом выбранная и сформированная власть. Этого у нас нет, зато есть вертикаль власти, есть практически назначенный преемник и парламент, который является "не место для дискуссий". Я не думаю, что дальше ситуация будет улучшаться. Имидж вновь избранного президента Медведева, имидж либерала, скорее создан для внешнего употребления – для Запада, где необходимо легитимировать собственность российской власти, необходимо легитимировать деньги, награбленные в стране за время путинского правления. Именно по этой причине выбран преемник с либеральным имиджем - чтобы было удобно договариваться. Это не значит, что начнутся в России перемены в либеральную сторону. Думаю, что наоборот, оппозиция  в нашей стране будет подавляться еще жестче, во всяком случае, та ее часть, которая ходит на "Марши несогласных".

Власть основное внимание уделяет телевидению. Жесткая цензура на телеканалах создает все условия для промывания мозгов населению. В сфере интернета и печатных СМИ пока еще меньше нападок на свободу слова. Тем не менее, каждый год появляются новые инициативы по контролю за интернетом. Сейчас начинается наступление на блоги. Дело Саввы Терентьева – пробный шар в этом направлении. Думаю, здесь экспансия будет только продолжаться. Насколько сильно гражданское общество, насколько интернет-сообщество будет готово противостоять этому, покажет время. По крайней мере, нам нужно сохранить то, что мы имеем на данный момент, не допустить ужесточение цензуры и сохранить интернет как свободное пространство для общения.

Андрей Радин, главный редактор "100ТВ":

- Я не могу сказать, что в Петербурге существует свобода СМИ. На мой взгляд, свободы СМИ в принципе быть не может.  Свободное средство массовой информации  – идеальный вариант издания, которое принадлежит самому себе. Такого у нас, насколько мне известно, нет. Даже коллективу "Эхо Москвы" принадлежит только часть акций.

Каждое издание, если оно даже не зависит от кого-то политически, то оно зависит экономически от своих акционеров. Соответственно оно должно выполнять некие рекомендации своих акционеров. Это свободой уже не назовешь. Ситуация в Петербурге мало чем отличается от ситуации по всей России. Здесь в большинстве своем издания зависят от власти. Это вполне объяснимо. Многие издания, к примеру, зависят от Смольного, потому что они вынуждены арендовать помещения, которые находятся в ведомстве городской администрации. Так, для того чтобы не была повышена арендная плата, СМИ могут пойти на уступки по отношению к Смольному. Существует целый ряд причин, благодаря которым можно регулировать взаимоотношения между властью и СМИ.

 

Иван Павлов, директор Института развития свободы информации

- В стране не может быть свободной прессы без обеспечения свободного доступа журналистов к информации о деятельности органов власти. А с этим в нашей стране большие проблемы. Исследование, проведенное нами в 2007 году, показывает что, на официальных сайтах госорганов доступной является всего лишь четверть информации. Стоит отметить, что очень мало журналистов обращаются за защитой своих прав в соответствующие судебные инстанции. Как правило, в своей профессиональной практике журналист пытается получить информацию оперативно, у него не всегда есть время отстаивать свои права в суде. Не получив ответ на запрос, он оправится на поиски другого источника информации. Это порочный круг. Пока граждане не будут обращаться в суд за защитой своего права на доступ к информации, то свободы информации в России не будет, а значит, не будет и свободной прессы. Журналисты должны заставлять власть предержащих уважать их профессиональные права. А это без инициирования судебных процедур невозможно.

Будущее все же мне видится светлым. Хуже уже не будет. Хотелось бы не топтаться на месте. Для того чтобы сдвинуться с мертвой точки, необходимы действия со стороны журналистского сообщества. И эти действия должны соответствовать высокому статусу журналиста, представителя одной из самых свободных в мире профессий. В нашей стране это тоже свободная профессия, только те люди, которые работают журналистами, они сами по себе не свободны. В большинстве своем они не готовы к той ответственности, которую на них возлагает их профессия. Они не осознают тот комплекс прав и свобод, который им дан. Многие относятся к этому очень легкомысленно.

Мария Соколова