Мнения /
Интервью

12 мая 2008 17:03

Марк Галесник: В России сатирической прессы сегодня нет

Марк Галесник: В России сатирической прессы сегодня нет

Известный израильский журналист, драматург и писатель-сатирик, выходец из Петербурга Марк Галесник провел в Доме актера свой авторский вечер. Поскольку мероприятие прошло в канун празднования 60-летия независимости Государства Израиль, название оно получило соответствующее – "После нас хоть шалом!". Этим нестандартным мероприятием Еврейского агентство открылись  Дни Израиля в Санкт-Петербурге.

Марка Галесника коротко представил Первый секретарь Посольства Государства Израиль в РФ Болеслав Ятвецкий, охарактеризовав его как одного из ведущих писателей-сатириков. Галесник перебрался в Израиль из Петербурга, где в 80-е годы работал фельетонистом в газетах "Смена" и "Вечерний Ленинград", издавал сатирическую газету "Еще!". Уже 17 лет это имя известно "русскому" Израилю. Галесник – первооткрыватель талантливых авторов, издатель десятков книг, постоянный участник передач русскоязычного радио и телевидения, основатель и директор издательства "Бесэдер Ltd".

Выйдя на сцену, виновник торжества пошутил, что столько знакомых лиц, сколько он видит в зале, можно увидеть разве что на собственных похоронах. На протяжении вечера Галесник рассказывал о своей жизни и работе в Израиле, перемежая свое выступление шутками, юмористическими стихами и афоризмами. По словам Галесника, несмотря на то, что в Израиле не так много поводов для искрометного юмора, смеяться там любят и умеют. Это подтверждает, в частности, тот факт, что сатирический еженедельник "Бесэдер?" выходит без перебоев уже 18-й год, не испытывая недостатка ни в читателях, ни в авторах. "Хотя иногда мне кажется, что последних все же больше", - пошутил Галесник.

После мероприятия Lenizdat.ru попросил Марка Галесника ответить на несколько вопросов.

Lenizdat.ru: Марк, как вы пришли в журналистику и почему стали фельетонистом?

- Свой первый фельетон я написал еще в девятом классе, учась в самарской школе. Как сейчас помню, он был посвящен тому, как нехорошо писать на партах. Совершенно неожиданно фельетон напечатали в газете "Волжский комсомолец". Мой дебют в журналистике не очень-то понравился руководству школы, там, по-моему, до сих пор отмывают парты и ждут прихода комиссии.

После школы я пошел работать в многотиражку, потом окончил Литературный институт по классу прозы и драматургии. А пошел именно в Литературный после того, как где-то прочитал высказывание Горького о том, что фельетонист – это писатель в газете.

Lenizdat.ru: Расскажите о том, как вы работали фельетонистом в ленинградских газетах. О чем тогда писали фельетоны?

- Я сотрудничал сначала с газетой "Смена", затем перешел в "Вечерний Ленинград", работал всегда только в сатирическом жанре. В 80-е писали в основном о бюрократах, взяточниках, несунах – в общем, обличали пороки социалистического общества.

Lenizdat.ru: Сатирик – профессия специфическая. Были ли у вас проблемы с властью после опубликования обличительных статей?

- Самый запоминающийся конфликт случился после выхода фельетона "Перестрой-ка!", посвященного проблемам института имени Бехтерева. Этот институт принадлежал к стаду священных коров, которых ни в коем случае нельзя было трогать. А я посмел, причем задел не только руководство этого медучреждения, но и его пациентов, немалую часть которых составляли старые большевики, лечившиеся от алкоголизма. Скандал был грандиозный! А кончилось все тем, что меня вызвали на общее собрание сотрудников института, где официально поставили диагноз: "синдром неудовлетворенных притязаний". Кстати, совершенно справедливый.

В то время процветала большевистская идеология, нельзя было напрямую шутить над партийными боссами. Один из партработников, которого я "прославил" в фельетоне, пригласил меня в свой кабинет, где налил коньяку и сказал примерно следующее: "Меня можно исключить из партии, уволить или даже расстрелять. Но нельзя надо мной смеяться. Я же – власть!".

В принципе, конфликтов в моей практике было немного. Я старался не доводить до этого и всегда помнил случай из своей молодости. Когда мне было 17 лет, я написал фельетон про одного бракодела (впоследствии выяснилось, что этого человека подставили). Мой персонаж пришел ко мне с намерением "разобраться", но, увидев, как я юн, сказал, что просто хотел посмотреть мне в глаза. И посмотрел. Этот взгляд я запомнил на всю жизнь. И сделал вывод о том, что сатира ни в коем случае не может быть оскорбительной.

Lenizdat.ru: Во время выступления вы сказали о том, что, работая в ленинградских газетах, пережили очень хороший период. Почему вы все же уехали из страны?

- Несмотря ни на что, это действительно было хорошее время. И уехал я не под влиянием ситуации, а скорее вопреки ей. Просто однажды я решил: если Бог мне дает возможность прожить еще одну жизнь, неужели я откажусь?

Lenizdat.ru: Есть ли различия в работе израильских и российских сатирических СМИ?

- В Израиле самое страшное для политиков – это забвение. Поэтому они, конечно, ворчат, когда над ними шутят, но прекрасно понимают, что это необходимо. Ведь если над ними смеются – значит, еще помнят. В общем, там совершенно другой подход к сатире. За все время существования еженедельника "Бесэдер?" жалобу на нас накатал только один депутат Кнессета, да и тот, кстати, выходец из России.

В России сатирической прессы сегодня практически нет. Кроме, разве что, замечательного екатеринбургского журнала "Красная Бурда". Налицо кризис жанра, даже известные сатирики обращаются к проблемам вчерашнего дня. Возможно, это происходит потому, что страна сама толком не знает, куда идет и кто ее враги, которых нужно клеймить позором. Единственный достойный, на мой взгляд, российский сатирик - Виктор Шендерович, к сожалению, сегодня оказался на родине невостребованным.

Lenizdat.ru: Но ведь на российской эстраде выступают довольно много сатириков. Или это уже другой жанр?

- Эстрада и писательство – это не разные жанры, а скорее разные пути для сатиры. В России сатира пошла по развлекательному пути, в Израиле избрала газетный путь и стенд-ап…

На творческом вечере присутствовал также Валентин Майоров, бывший главный редактор "Вечерки". Lenizdat.ru попросил его вспомнить о периоде работы с Марком Галесником.

- Галесник проработал у нас пять лет, и как фельетонист задал очень высокую планку. Он сломал многие каноны советского юмора и сделал фельетоны по-настоящему смешными. Марк разработал рубрику "НОС" - "Неформальное объединение сатириков", над которой смеялся весь Ленинград. Тираж у "Вечерки" в то время был 300 000 экземпляров, и в этом была немалая заслуга Галесника, - отметил Майоров.

Зоя Дыдынская