Медиановости

12 мая 2008 17:20

Раскрывшего серию экстремистских преступлений могут посадить

Уголовное дело, возбужденное по фактам нападения на сотрудницу аппарата правительства Республики Тува Саяну Монгуш и двух убийств, совершенных из экстремистских побуждений, привело к уголовному преследованию оперативника, который принимал активное участие в раскрытии этих преступлений. Заместителю начальника "убойного" отдела Приморского РУВД Николаю Тимошенко грозит до 10 лет лишения свободы. Примерно столько же может получить один из обвиняемых в экстремизме, из-за которого у офицера начались серьезные неприятности.

Череда неудачных совпадений

На видеозаписи видно, как несовершеннолетний Андрей Червоткин, одетый в армейский бронежилет, старательно приседает. Это, по-видимому, происходит в одном из кабинетов уголовного розыска Приморского РУВД и сопровождается достаточно резкими репликами. В какой-то момент объектив камеры захватывает сидящего рядом с приседающим Николая Тимошенко. Запись длится минуты две. Лица остальных на съемке отсутствуют.

По словам адвоката Сергея Сомова, представляющего интересы Николая Тимошенко, сначала диск с этой записью принес Николаю некий человек, который дал понять: надо помочь юноше избежать уголовной ответственности, в противном случае запись попадет в прокуратуру. Оперативник, по словам адвоката, от предложения отказался. Через какое-то время видеозапись попала в Управление собственной безопасности ГУВД. В отношении капитана милиции Тимошенко было возбуждено уголовное дело, 29 апреля ему избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде, 8 мая офицеру предъявили обвинение.

Николая Тимошенко обвиняют в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 286 Уголовного кодекса - "превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения". Эта статья предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы. При этом никаких травм у несовершеннолетнего Червоткина, по словам адвоката Сомова, не зафиксировано, на записи видны только приседания, слышны грубые реплики. Червоткина никто не бьет, на нем не видно синяков, нет сведений о том, что в дальнейшем он обращался за медицинской помощью. А Николай Тимошенко просто случайно попадает в кадр - он один из нескольких человек, находившихся в кабинете в момент съемки. И из двухминутной записи совершенно не следует, что Николай - именно тот, кто заставил парня надеть бронежилет и заниматься приседаниями. Между тем, других подозреваемых в этом деле нет - в поле зрения камеры больше никто не попал, а Николай, судя по всему, называть своих коллег отказался. В результате стал "крайним" в силу череды неудачных для него совпадений.

Откуда взялась видеозапись

Как рассказал нам адвокат Сергей Сомов, съемка осуществлялась видеокамерой, вмонтированной в цифровой фотоаппарат Андрея Червоткина, который у него изъяли при задержании. Позже аппарат в числе других вещей вернули родителям молодого человека, а те случайно обнаружили там эту запись. Адвокат Сомов предполагает, что родители обратились к кому-то, кто, с их точки зрения, мог бы облегчить судьбу их сына (на тот момент уже арестованного), а этот кто-то решил пребегнуть к шантажу.

Формальный подход

Следователь прокуратуры Анна Кошевая, в производстве у которой находится уголовное дело, возбужденное по фактам нападения на Саяну Монгуш, убийств гражданина Узбекистана Умиджона Хайитова и гастарбайтера из Армении Саргсяна, а также покушения на убийство россиянина Владимира Бренера, подошла к вопросу формально. Обвиняемый в совершении одного из убийств несовершеннолетний Андрей Червоткин приседает в бронежилете в присутствии сотрудника уголовного розыска, который в силу своих должностных обязанностей принимал непосредственное участие в изобличении Червоткина. При этом на записи слышны реплики со словами типа "вспоминай" и "рассказывай", которые сопровождаются ненормативной лексикой. Все ясно - запрещенные методы дознания, то есть превышение должностных полномочий. В общем, 286-я, причем часть 3-я, потому как из записи можно сделать вывод о том, что приседающий Червоткин мог расценивать происходившее как "угрозу примененения насилия". То есть до 10 лет лишения свободы.

Уголовный кодекс написан для всех, и в нем не предусмотрено, что подросток может нападать на того, чей цвет кожи ему не понравился, а милиционер может заставить приседать того, из-за чьих художеств он неделю не был дома, забыл, что такое нормальные еда и сон, на которого он просто по-человечески зол, потому что на фоне голодухи и бессонницы видел изрезанные трупы и лица людей, для кого эти трупы были близкими родственниками.

Наверное, если формально следовать букве закона, то в действиях Николая Тимошенко действительно можно найти состав преступления. Вот только стоит ли к этой ситуации относиться формально?

P.S. Николай Тимошенко и отец Андрея Червоткина Сергей Червоткин, к сожалению, от комментариев отказались, мотивируя это тем, что давали расписки о неразглашении данных предварительного следствия. Ф

Герман Петров