Медиановости

19 мая 2008 13:27

Старое дело "Нового Петербурга"

В конце прошлой недели Верховный суд РФ оставил в силе решение петербургских судей о закрытии газеты "Новый Петербург". А в начале этой недели служители Фемиды приступят к слушаниям по делу одного из журналистов и учредителей этого издания 64-летнего Николая Андрущенко, арестованного в ноябре прошлого года. Но если за судьбу оппозиционного СМИ руководители и учредители уже почти не беспокоятся (участь "Нового Петербурга" определена — он перестал существовать), то их тревога за коллегу, напротив, только растет…

Запреты на газеты

Решение о закрытии "Нового Петербурга", вынесенное Городским судом в ноябре прошлого года, Верховный суд РФ рассмотрел 16 мая и оставил без изменений.

— Столичные судьи подтвердили вердикт коллег, однако заявили, что предупреждения Росохранкультуры и судебное решение стоило обжаловать на месте, — сообщила в интервью "Новой" генеральный директор издания Алевтина Агеева. — Возможно, в будущем мы так и сделаем: продолжим разбираться в горсуде, хотя уже не надеемся на реабилитацию газеты.

Формально поводом для закрытия еженедельника стали два предупреждения, которые "Новому Петербургу" вынесло Северо-Западное отделение Росохранкультуры в конце минувшего года. Первое было объявлено 22 ноября 2007 года из-за статьи Николая Андрущенко "Почему я иду на Марш несогласных": специалисты контролирующего ведомства усмотрели в публикации признаки экстремизма. Второе — через неделю, 30 ноября, за статью автора Константина Черняева полугодовой давности. Согласно закону, издание, получившее два предупреждения в течение года, может быть закрыто по решению суда. Что и произошло.

После закрытия коллектив опального СМИ зарегистрировал и с декабря прошлого года начал издавать газету под другим названием — "Минуты века". Рождение нового СМИ не компенсировало утрату прежнего. "Минуты века" столкнулись с не менее серьезными трудностями. После серии обысков в редакции с изъятием техники и документации, отказа в аренде помещения, которое газета занимала долгие годы, обвинений в нарушении законодательства о рекламе, неоднократных взысканий и штрафов, допросов сотрудников и прочих бед — бывшему "Новому Петербургу" не удалось сохранить ни прежний тираж, ни журналистский коллектив.

— Условия хуже, чем те, в которых мы сейчас пытаемся выживать, представить сложно, — прокомментировал "Новой" главный редактор издания Алексей Андреев. — Из-за финансовых сложностей и жестких правовых ограничений мы не можем увеличить тираж. "Минуты века" по-прежнему не пускают в сети распространителей. Газета печатается нерегулярно, с перебоями…

— Но все это отдельные издержки, — примирительным тоном вмешивается Алевтина Агеева. — Главная проблема для нас сегодня в том, что Андрущенко в тюрьме. И 20 мая над ним начнется суд…

Был бы человек…

Фактически "Новый Петербург" исчез из газетных киосков сразу после ареста (23 ноября 2007 года) журналиста и одного из учредителей газеты Николая Андрущенко, хотя официально взаимосвязь неприятных событий отрицается. Сначала правоохранительные органы информировали: Андрущенко водворен в Кресты в качестве обвиняемого по уголовному делу, возбужденному по заявлению председателя Жилищного комитета северной столицы Юниса Лукманова. Чиновник усмотрел в одной из статей журналиста, опубликованной еще в 2006 году, клевету в свой адрес. Около полугода это дело расследовало Главное следственное управление ГУВД Петербурга и Ленобласти. В итоге Андрущенко полностью переквалифицировали статьи обвинения. В настоящее время ему вменяют три статьи: ст. 129 УК РФ "Клевета", ст. 319 УК РФ "Публичное оскорбление власти" и ст. 280 УК РФ "Экстремизм".

На днях дело было передано в Дзержинский суд Центрального района Петербурга, где уже завтра, 20 мая (именно в этот день истекает срок предварительного заключения журналиста), должны начаться предварительные слушания.

— На предварительном заседании защита будет ходатайствовать об исключении из материалов дела некоторых доказательств, — рассказал корреспонденту "Новой" один из адвокатов Николая Андрущенко Константин Кузьминых. — Так, в частности, статья 280 УК РФ в отношении моего подзащитного возбуждена незаконно. Обвинение в экстремизме строится на заключении экспертов, изучавших статью Андрущенко. Но по закону лингвисты не могут отвечать на правовые вопросы, которые в рамках этого дела почему-то возложили на них следственные органы. Иначе суд, который, в свою очередь, не имеет права ставить под сомнения выводы экспертизы, теряет всякий смысл. Это то же самое, что строить обвинение в убийстве на заключении судмедэкспертов: раз человек убит — значит, убийство совершил обвиняемый.

Сочтет ли суд доводы защитников обоснованными, выяснится уже скоро. Н

Нина Петлянова