Мнения /
Интервью

21 мая 2008 14:59

Андрей Максимов: Гениев в журналистике не может быть по определению

Андрей Максимов: Гениев в журналистике не может быть по определению

Новый роман Андрея Максимова "Прошлое будет завтра" вышел в свет. Максимов един во многих лицах — писатель-романист, драматург, театральный режиссер, колумнист "Известий" и, конечно же, телеведущий. На трех телеканалах Андрей ведет три разные программы — "Ночной полет" (канал "Культура"), "Дежурный по стране с Михаилом Жванецким" ("Россия"), "Личные вещи" (Пятый канал).

Корреспондент Lenizdat.ru побеседовал с Максимовым о его работе, творчестве и о современной журналистике.

Lenizdat.ru: В былые времена ваша программа "Ночной полет" выходила — в соответствии с названием! — после полуночи. Но потом превратилась в "вечерний" "Полет" и теперь выходит в семь вечера. Для многих это время не очень удобно…Нет ли возможности для ночных повторов "Ночного полета"?

— Эти вопросы — не к ведущему, а руководству канала "Культура". Появление программы в семь вечера было мотивировано тем, что в это время у нее высокий рейтинг. Я абсолютно убежден, что "Ночной полет" должен повторяться где-то в час ночи. Но канал "Культуры" пока считает иначе.

Lenizdat.ru: По какому принципу вы отбираете героев в "Ночной полет"?

— Для встречи в "Ночном полете" нужен актуальный повод: премьера фильма, спектакля, книги, еще какой-то новый проект. Естественно, беседа может отклониться от намеченного русла. Нет запретных тем.

Lenizdat.ru: Смотрите ли вы те спектакли и фильмы, которые обсуждаете в эфире "Ночного полета"?

— Я никогда не смотрю спектакли, которые я обсуждаю с героями в "Ночном полете" до эфира, потому что в этом случае наш разговор с создателем спектакля превращается в междусобойчик, когда он знает, о чем мы говорим, и я знаю, а многомиллионная аудитория не в курсе. Программу "Ночной полет" транслирует "РТР-Планета" на весь мир. Естественно, большинство людей понятия не имеют о московских премьерах. Поэтому я всегда имею только ту информацию о спектаклях, которую при желании может получить любой человек. Ну а потом, после эфира, всегда смотрю… Ну не всегда, а если мне это интересно.

Lenizdat.ru: У вас в "Ночном полете" такие разные собеседники… Вы как-то психологически настраиваетесь на каждого из них?

— У меня есть такая книжка, которая называется "Как разговорить собеседника, или ремесло общения". Она выходила в издательстве "АСТ" четыре раза. Конечно, нет такого, что раз сегодня ко мне придет такой-то гость, то я себя психологически так-то подготовлю, а к другому — уже иначе. Так я сойду с ума, перестану понимать, кто я такой есть. Но, конечно, вся эта работа требует какой-то подготовки. Неподготовленным на эфир я не прихожу.

Не могу сказать, что когда ко мне в студию приходит гений, я к нему отношусь как к гению, когда талант – чуть хуже, а когда молодой артист — еще как-то… У меня такая "патология": мне ужасно интересно общаться с людьми! Сам процесс общения очень интересен.

Lenizdat.ru: Скажите, а есть гении в современной журналистике?

— Журналистикой я занимаюсь всю жизнь, впервые напечатался в "Комсомольской правде", когда мне было 14 лет. На мой взгляд, журналистика — это ремесло, поэтому гениев здесь не может быть по определению. Есть очень хорошие журналисты, есть выдающиеся, к которым я отношусь с огромным почтением, но в любом случае это, прежде всего, ремесленная работа.

Lenizdat.ru: Погодите, даже в истории журналистики не сыскать гениев?...

— Как известно, Пушкин издавал журнал, и этот факт вошел в историю журналистики… Но любим мы его не за это! Есть Гиляровский, но он все-таки больше писатель, чем журналист…

Lenizdat.ru: Были ли журналисты гостями "Ночного полета"?

— Ко мне приходили Дима Муратов, Юра Рост, а также Познер, Сванидзе… К сожалению, я не успел пригласить своего учителя Юрия Петровича Щекочихина… Я с большим уважением отношусь к профессии журналиста. И к профессии водителя, к профессии повара. Видно же по мне, что я уважаю профессию повара (смеется, намекая на свою комплекцию)! Но я не считаю, что повара бывают гениальными. И хотя в момент поедания еды порой он мне кажется таковым, но все-таки "гениальность" повара отличается от гениальности Лермонтова или Пушкина.

Lenizdat.ru: Вы являетесь одним из самых ярких отечественных колумнистов… Почему нынче публикуете свои авторские колонки именно в "Известиях"?

— Я пишу колонку в "Известиях", но открыт для любых предложений. Готов и в других изданиях писать колонки, за определенное вознаграждение. При одном условии: тему определяю я сам. И раньше, где бы я ни писал колонки, всегда говорил: "Условие мое одно, я буду сам определять темы". Они уточняли: "Сколько вы за это хотите получать?" Но это мне менее важно, чем возможность высказаться с хорошей трибуны. Я чрезвычайно дорожу колонками в "Известиях". Для меня это очень важная трибуна. Они выходят два раза в месяц. Это очень важная часть моей жизни, хотя времени они отнимают очень мало.

Lenizdat.ru: Андрей, вы пишете романы, ставите спектакли? Знакомы ли с вашим творчеством ваши собеседники?

— Бывает, дарю на память свои книги, когда у людей, приходящих ко мне в студию, юбилей или день рождения. Если вдруг возникают разговоры о моих спектаклях или моих книжках во время "Ночного полета", я их сразу пресекаю. Мне кажется это неприличным. Хотя я видел немало телеведущих, что, глазом не моргнув, посвящают свои передачи своему же творчеству, но этот вариант не для меня.

И "Ночной полет", и "Дежурный по стране", и "Личные вещи" - это все экспромт. Я вообще предпочитаю жить в ситуации, когда меня что-то припирает к стенке. И тогда я работаю на всю катушку.

Lenizdat.ru: А от цензоров и редакторов вам здорово достается?

— Я никогда не согласовывал ни со Жванецким, ни с другими героями ни одного вопроса.

Наверное, цензура есть! Раз об этом говорят, наверное, она есть. Но я лично на своих передачах ее не ощущал. Может быть, это связано с тем, что я делаю передачи не политические. Хотя "Дежурный по стране" — политическая передача… Но она не режется... Мы даже специально приглашали на программу журналистов, которые писали, что программа режется, чтобы разубедить их. Режутся рассказы Жванецкого, потому что Михал Михалыч — человек очень увлеченный, он как начнет читать, так не может остановиться.

Я знаю, что в нашей стране хорошо бы сказать, что ты задавлен, раздавлен, уничтожен, что вернулась советская власть и цензура властвует. Но я такого, честно, не ощущаю. Поскольку я существую отдельно, я этого не ощущаю.

Lenizdat.ru: ТВ — для вас только основной заработок, или что-то большее?

— Телевидение для меня принципиально важная вещь, потому что работаю на совершенно определенную, близкую мне аудиторию. То есть на тех людей, которых раньше называли "прослойка". Очень важно, чтобы телевидение делало такие передачи, где люди могли бы спокойно разговаривать. Мне это чрезвычайно интересно, хотя давно этим занимаюсь: "Ночному полету" в январе 2008 года исполнилось 10 лет.

 

Lenizdat.ru: Андрей, вам не предлагали стать участником одного из ныне модных  ТВ-реалити-шоу?

— Звали… В таких шоу должны выступать красивые, молодые, поджарые люди. Я не являюсь ни тем, ни другим, ни третьим. Я ничего не имею против реалити-шоу. На канале "Россия" есть замечательный проект "Танцы со звездами", где я несколько раз был в качестве гостя. Невозможно и даже не нужно, чтобы все телевидение было сплошным каналом "Культура". Должны быть разные вещи, в том числе и развлекательные.

Lenizdat.ru: Неужели вам и "Дом-2" нравится?

— "Дом-2" я бы не отнес к реалити-шоу. Это некий сериал с очень плохими артистами. Потому, что все персонажи из "Дома-2" прекрасно понимают, что их снимает камера, и ведут себя совершенно не так, как было бы без камеры…

Lenizdat.ru: А вы могли написать сценарий для реалити-шоу?

— Разве что за очень большие деньги (смеется). А про реалити-шоу в свое время я написал пьесу "Шоу: Кабаре за стеклом", что была поставлена на сцене Театра киноактера. А недавно вновь вернулся к теме реалити-шоу в новой пьесе "Танцы в холодную погоду".

Эту пьесу я показываю разным режиссерам. Пока ее боятся ставить: с одной стороны, остросюжетная и развлекательная, с другой, очень жесткая при внешней комедийности.

Lenizdat.ru: Вы так много работаете… Что движет вами?

— Я бы мечтал, чтобы каждый из нас перестал искать национальную идею и начал бы работать. Спокойно, без нервов, энергично…  Тогда наша страна будет жить нормальной жизнью. А у нас до сих пор на кухне люди, с пеной у рта обсуждают, куда двигаться стране, но мало кто ее реально куда-нибудь двигает. Вот когда это соотношение изменится и большинство будут работать, а меньшинство обсуждать, куда двигаться стране, тогда в России все станет гораздо лучше.

Я начал заниматься журналистикой в середине 70-х. И тогда работало гораздо меньше людей, чем сейчас. Если "работой" называть не некое действо, за которое получаешь деньги, а осмысленный труд. Тогда осмысленным трудом занималось гораздо меньше народа. Сейчас — намного больше. Вообще движение правильное, но могло быть стремительней.

Lenizdat.ru: Как вы относитесь к модному ныне Интернет-ТВ?

— Ничего не могу сказать — не видел никогда. Но я много чего не видел в жизни…

Lenizdat.ru: А как вы относитесь к нынешней "Комсомольской правде"? "Видели" ли ее?

— Недавно летел в самолете, внимательно читал "Комсомолку". Это не моя газета, но это понятная хорошая газета, имеющая своего читателя. Этот читатель не я, но такая газета тоже нужна.

Lenizdat.ru: Нет у вас желания написать роман про журналистику и журналистов?

— Уже написал роман "Карма" — историю про журналистку, работающую в желтой прессе, которая обнаружила, что больна СПИДом, и решила мстить всем мужчинам понятным способом…

Михаил Садчиков