Медиановости

26 января 2009 14:51

Дело Политковской. Хроника процесса

Вся эта неделя в Московском окружном военном суде была отдана адвокатам подсудимых, которые в итоге закончили предъявлять свои доказательства. Это означает, что до конца процесса осталось не так много времени, оно уйдет на дополнения гособвинения и защиты, прения сторон, напутственное слово присяжным и формирования списка вопросов для них.

20 января

11.30. Адвокат Мурад Мусаев, представляющий интересы Джабраила Махмудова, заявил о том, что достоверность детализации телефонных разговоров, которую представило следствие, вызывает серьезные сомнения. Пример: в один день в переговорах братьев Махмудовых друг с другом у одного зафиксировано 6 звонков, у другого — 4. Ко всему прочему в бумаге, предоставленной в распоряжение суда якобы от компании сотовой связи, клиенты названы не абонентами, а фигурантами, и их контакты компания устанавливала "в ходе осмотра вещей".

И адвокаты потерпевших — Ильи и Веры Политковских, и сторона обвинения в этом вопросе поддержали Мурада Мусаева: суд попросили направить запрос в компанию "МегаФон", с тем чтобы получить новую детализацию переговоров обвиняемых.

14.00. Начался допрос обвиняемого Джабраила Махмудова. Выяснилось, что с 1998 года он учился в Российском государственном социальном университете. Он провел здесь семь лет и получил два высших образования. Цель приезда в Москву в 2006 году была связана с поступлением в аспирантуру, но не получилось. В сентябре время проводил либо в мечети, либо в поездках по Москве, выполняя бесчисленные поручения незнакомых людей, которые, ссылаясь на его дядю, просили помощи из СИЗО. (Речь идет о Лом-Али Гайтукаеве, осужденном за организацию заказного покушения.)

16 августа 2007 года Махмудов был арестован и, по его словам, только тогда впервые узнал про Лесную улицу.

Дальше речь пошла о машине — той самой "четверке", попавшей в поле зрения следствия, которую по просьбе старшего брата Рустама (по версии следствия — киллера) Джабраил должен был забрать с Шереметьевской улицы на стоянке "Рамстора". Он не мог вспомнить точной даты, но предположил, что, "скорее всего, это было 7 октября 2006 года". Вопрос адвоката Мурада Мусаева:

— Было ли такое, чтобы ваш старший брат прежде просил вас забрать машину?

— Я до этого никогда ею не управлял. Я сам был удивлен, — отвечает допрашиваемый, оговорившись, что забрать машину не смог, так как она была сломана. Ключи лежали в бардачке, двери не заперты. Почему старший брат именно в этот момент впервые обратился именно к нему с такой просьбой?

— Я много раз этим вопросом задавался… Думал, неужели меня мог бы мой родной брат подставить? И на 100 тысяч процентов пришел к выводу о том, что нет, — сказал Джабраил Махмудов.

Еще вопрос: вы знали, что у Рустама были проблемы с законом? О том, что он был в розыске и представлялся Наилем? Когда вам показали права Наиля и вы сказали, что не знаете, кто на фото, хотя видели своего старшего брата, вы таким образом защищали его?

Джабраил Махмудов ответил, что знал все, но не хотел, чтобы из-за его слов "пострадал родной человек".

Дальше выяснилось, что Джабраил с двумя своими соседями по скамье подсудимых — Сергеем Хаджикурбановым (бывший сотрудник УБОПа, который, по версии следствия, организовал убийство Анны Политковской) и Павлом Рягузовым (подполковник ФСБ, проходит на суде по эпизоду, не связанному с убийством) знаком благодаря своему дяде Лом-Али Гайтукаеву.

— Вы допускаете мысль, что, когда вас просили то одно передать, то другое, могли каким-то образом вас подставить? Использовать вслепую? — спросила у обвиняемого адвокат потерпевших Каринна Москаленко

— Я сам и на Петровке, и везде с того дня соображал, думал, могли бы меня подставить? Кто-нибудь: брат, дядя или знакомый, — как будто размышляя вслух, говорил подсудимый… — Мне сказали машину забрать и не предупредили, что это машина на которой… невозможно такое … Я это могу объяснить только тем, что я где-то поблизости был… я был на проспекте Мира…

Адвокат Каринна Москаленко так прокомментировала произошедшее уже после заседания:

— Джабраил Махмудов отвечал эмоционально, не важно — правду или неправду. Можно было видеть, наблюдать какие-то его спонтанные реакции — это очень ценно. Какие-то промежуточные выводы, конечно, можно было сделать. Но мы договорились до конца процесса не определяться в своем видении ситуации. Мы открыты к восприятию любых неожиданных фактов…

22 января

11.30. Суд продолжил допрос Джабраила Махмудова. На предыдущем судебном заседании адвокат стороны потерпевших Анна Ставицкая задала ему достаточно четкие вопросы по поводу странных совпадений. Вопрос первый: автомобиль ВАЗ-2104, предположительно принадлежащий братьям Махмудовым, был зафиксирован в день убийства Анны Политковской близ ее дома в 14.16, а в 14.28, согласно биллингу, Джабраил Махмудов ведет разговор по мобильному телефону из этого же района Москвы. Второе совпадение: в 15.52 на его телефон поступает звонок от брата Ибрагима, а в 15.55 из машины вышел человек и направился к подъезду Анны — можно сказать, сразу же после звонка. В 16.07 человек в кепке вышел из подъезда, и уже в 16.08 биллинг фиксирует еще один звонок от Джабраила Ибрагиму. Сотовая вышка показывает: сразу же после этого сигнал мобильного меняет направление — от Тверской заставы уходит в сторону проспекта Мира… Выходит, таким образом, что с 14.28 до 16.08 Джабраил Махмудов находился именно в этом месте, что он там делал? Подсудимый ответил, что если бы его отвезли на место, он мог бы вспомнить.

К этому эпизоду и вернулся сегодня его адвокат Мурад Мусаев. Если его подзащитный не помнит дня, в который произошло убийство, то точно так же он не помнит и другие дни. Для примера из того же биллинга был взят день 9 октября 2006 года, и получилось, что через два дня после убийства, примерно в тот же промежуток времени — с полудня до 17 часов — между братьями зафиксировано такое же количество звонков с теми же примерно интервалами времени, что и 7 октября. Только географически абонент оказывается в других местах, но почему он там был и с какой целью звонил брату — Джабраил также не помнит.

Сегодня он был еще более эмоционален, чем на предыдущем заседании, и на вопросы адвоката потерпевших Москаленко отвечал совсем взвинченно. Она поинтересовалась источниками доходов подсудимого. Реакция допрашиваемого многим показалась неадекватной:

— Что за вопросы вы задаете? Мне стыдно перед людьми отвечать на это…

Скандал закончился тем, что адвокат Мурад Мусаев попросил обращать внимание только на слова, а не на темперамент, так как ночь его подзащитный провел в карцере…

12.07. Начался допрос Ибрагима Махмудова. Он сообщил, что учился в том же вузе, что и брат, только его семь раз отчисляли за неуспеваемость.

— Я в детстве сильно болел, у меня было воспаление мозга, я говорить начал с пяти лет… — пояснил подсудимый.

Ибрагим зарабатывал тем, что помогал дальнему родственнику вялить рыбу и продавать ее.

— Еще людей возил, так что у меня были средства… — сообщил подсудимый.

Адвокат Анна Ставицкая задала ему те же вопросы, что и его брату, — о странных совпадениях во времени появления машины на улице, где жила Анна Политковская, и звонках на его мобильном телефоне. По биллингу местонахождение Ибрагима было в районе пересечения улиц Садовая Триумфальная и Малая Дмитровка. Напомню, что, по версии следствия, Ибрагим следил за машиной Анны и сообщал о ее передвижениях братьям. Подсудимый заявил, что он до сих пор не знает, как выглядела машина журналистки. При этом он также не мог вспомнить по названиям улиц, какая причина могла туда его привести. Он сказал, что вспомнил бы, если бы его хотя бы раз вывезли на место.

— Заявите ходатайство, мы поддержим, — обратилась к адвокату подсудимого адвокат потерпевших Каринна Москаленко.

Ходатайство о том, чтобы в рамках судебного эксперимента подсудимые были вывезены на место преступления, было заявлено. Однако судья Евгений Зубов его отклонил.

Адвокат Мурад Мусаев изложил еще один тезис, обратив внимание суда на дни 3, 5 и 6 октября 2006 года, которые, по утверждению следствия, являлись днями "репетиции" убийства. В часы, когда на "репетиции" киллер входит в подъезд, один из братьев находится на Стромынке, другой — в Тушине. То есть ни Джабраил, ни Ибрагим в репетициях участия не принимали.

— Их в этом никто и не обвинял, — сказала мне уже после суда адвокат Анна Ставицкая, — речь о них идет 7 октября.

В этот же день суду удалось провести допрос еще одного подсудимого — Сергея Хаджикурбанова, который тоже заявил, что не причастен к убийству.

Обвиняемый предположил, что его оговорили, и для такого оговора у тех, кто это делал, были достаточно веские основания — какие, расшифровывать не стал. На вопрос, стал бы он привлекать к преступлению братьев Махмудовых, если представить гипотетически, что он бы решил организовать убийство, усмехнулся:

— Один рыбу продавал, другой в аспирантуру поступал… Вряд ли бы я на этих мальчиков обратил внимание…

Суд объявил перерыв до 2 февраля.

Вопросы от редакции

— Если братья Махмудовы 3, 5 и 6 октября не привлекались для "репетиций" убийства, то кто тогда следил за Анной Политковской и сообщал киллеру о времени ее приезда на Лесную улицу? Ведь киллер заходил в подъезд каждый раз за несколько минут до Анны, за исключением 6 октября, когда прошел мимо, отработав отступление с места преступления. Н

Галина Мурсалиева

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.