Медиановости

16 февраля 2009 14:31

Что общего между офицерами спецслужб, криминальными авторитетами, жертвами заказных убийств и подсудимыми по делу Политковской?

Расследование убийства Анны Политковской ко всему прочему открыло обществу масштабы коррумпированности российских спецслужб и правоохранительных органов. Оно сняло гриф "секретно" с параллельного мира, в котором обитают силовики, их агентура, провокаторы и криминальные авторитеты. Зачастую интересы этих персонажей не только не противоречат друг другу, а во многом совпадают. Все эти люди и их сомнительный бизнес полностью бесконтрольны, но при этом они контролируют нас.

Для того чтобы убедиться в этом, не обязательно читать тома уголовного дела — достаточно просто зайти на радиорынок, где снова появились обновленные милицейские базы данных. На этот раз в продажу поступили биллинги, детализации телефонных разговоров и записные книжки фигурантов самых громких уголовных дел последнего времени, в том числе и по делу Анны Политковской.

"Московские чеченцы", "Генерал Сергунин (Ян Московский, Цыган)", "ЦРУБОП — Хаджик, Бум, Ворон", "Гайтукаев (Лом)", "Байсаров — связи", "Связи Рягузова (ФСБ)" — это только неполный список фигурантов милицейской базы, в ней нередко встречаются телефонные номера, напротив которых стоят недвусмысленные записи: "оружие", "бандиты" или "агент".

Братья Махмудовы

Начнем с SIM-карт, обнаруженных при обыске у братьев Махмудовых — подсудимых по делу Политковской, которые, по версии следствия, следили за обозревателем "Новой" и в момент убийства находились рядом с местом преступления. "Зарема", "Саид", "Мовсар", "Лома", "дядя Шамиль"… Всего примерно 150 контактов в Чечне, Кабардино-Балкарии, Туле и Москве. Некоторых знакомых Махмудовых задерживали за хранение оружия или наркотиков или проверяли на причастность к взрывам, убийствам и вымогательствам. Задерживали и самих братьев. Причем по нескольку раз.

В сентябре и октябре 2004 года Ибрагима Махмудова доставили в ОВД как "профилактируемое лицо", что в принципе обычное дело, учитывая склонность сотрудников милиции задерживать всех кавказцев подряд. В августе 2005-го, находясь за рулем, Ибрагим Махмудов попал в ДТП и отказался пройти освидетельствование на состояние опьянения. Разумеется, для дальнейшего разбирательства его посадили в обезьянник.

Не избежал знакомства с милицией и Джабраил. Его тоже дважды задерживали. Кроме того, по картотеке ОВД "Метрогородок" он проходит как криминальный контингент.

Анализ контактов братьев приводит к однозначному выводу: они были знакомы и тесно общались со всеми фигурантами по делу Политковской, в том числе и с теми, с кого обвинения сняли, например с бывшим главой Ачхой-Мартановского района Чечни Шамилем Бураевым.

Среди знакомых Махмудовых встречаются не только земляки, но и сотрудники спецслужб. С некоторыми, судя по записям, братья были в приятельских отношениях. Например, напротив номера мобилы еще одного подсудимого по делу Политковской, бывшего оперативника ЦРУБОПа Сергея Хаджикурбанова, записано: "Серега Бум". А другой подсудимый, действующий чекист Павел Рягузов, обозначен как "Паша ФСБ". Начальник же Рягузова — полковник Вадим Слюсарь именуется "Вадим, работа".

Если тесное общение с родственниками, пусть даже среди них и криминальный авторитет Лом-Али Гайтукаев, не вызывает особых вопросов, то столь тесное и дружеское общение московских студентов с офицерами спецслужб не может не вызывать подозрений.

"Горец"

Очень занимательные связи оказались у командира батальона "Горец", военнослужащего ГРУ Министерства обороны Мовлади Байсарова, убитого спустя неполный месяц после Анны Политковской. Возможную связь между этими убийствами также проверяли оперативники, тем более что бывший мэр Грозного Гантемиров непосредственно указал на такую возможность, оставив в "Новой газете" список боевых групп, прибывших из Чечни. Что интересно, обстоятельства убийства самого Байсарова не расследуется, и, по слухам, уголовное дело № 362484 закрыто.

SIM-карту Байсарова (256 абонентов) прокачали по всем оперативным массивам. У погибшего было достаточно много знакомых среди действующих силовиков, чиновников, нефтяников и уголовных авторитетов. Например, бывший президент Чечни, а ныне заместитель министра юстиции Алу Алханов, "соседствует" с лицами, находящимися в федеральном розыске. Напротив некоторых имен — записи: "оружие", "агентура"…

Есть номера, вызывающие массу вопросов. Возьмем номер сотового некоего Валидола. Как выяснилось, Валидол — прозвище давнего друга и сослуживца Байсарова по ГРУ Валида Лурахманова. Этот гражданин имеет еще один паспорт (26 45 456789), но уже выданный на имя Саита Дадаева. Судя по биллингам из милицейской базы, Лурахманов—Дадаев в день убийства Анны Политковской находился практически на соседней улице. Я позвонил по его номеру, но трубку никто не взял.

В записях Байсарова есть и еще один очень любопытный персонаж, некто Мага-бандит — 5051998. Этот номер телефона обнаружился в оперативной справке разогнанного ныне УБОПа:

"…В начале ноября 2006 года из Чечни на территорию ЦФО прибыла группа лиц, численностью более семи человек, сторонников радикальных форм ислама. Установлено, что прибывшие чеченцы, входили в состав группы, возглавляемой неустановленным арабским террористом по имени Абу-Дарр (позывной — Абу). На территории Московского региона с деятельностью этой группы связан неустановленный чеченец, использующий телефон № 5051998, зарегистрированный на имя Микаилова Магомеда Умаровича. Паспорт 60 04 740869, выдан 22.01.2004 года ОВД г. Гуково, Ростовской области, <…> зарегистрирован по адресу: г. Москва, ул. Долгоруковская, **-**. В настоящее время абонент ищет пути для получения визы и выезда за границу. Зафиксированы его связи в различных регионах России <…>. Кроме того, указанный пользователь связан с неустановленными лицами, находящимися на территории Пакистана, ОАЭ, Франции и Бельгии".

Что интересно, телефонный номер Магомеда Микаилова, он же Мага-бандит, оказался в записной книжке активного члена лазанской ОПГ и родного дяди братьев Махмудовых Лом-Али Гайтукаева, рядом с номером пометка — Махмамад.

По поводу связей разнообразных бандитов с расстрелянным в центре Москвы офицером ГРУ можно сказать сакраментальное: "Тесен мир", а можно задуматься о том, что на самом деле объединяет всех этих людей, их кураторов из ФСБ и МВД и те преступления, к которым они имеют отношения или жертвами которых стали сами. И в этой связи расследовать не только отдельные, пусть и громкие убийства, а вскрыть наконец всю преступную сеть. Если бы кто-то обеспокоился этим раньше, многих людей можно было бы спасти.

Лом-Али и Яша Цыган

Что касается Гайтукаева, то он сейчас отбывает тюремный срок за покушение на украинского бизнесмена Корбана. Во время суда Гайтукаев заявил, что к покушению на украинца не причастен и в соседнем государстве выполнял спецзадание ФСБ. О связях Гайтукаева в авторитетных кругах и в спецслужбах говорят и номера мобильников: "Матвей Германович (мент)", "ГУВД, моб.", "Оксана — ФСБ", "Вадим, моб. ФСБ".

Кстати, у знакомого опера с Петровки, 38, оперативная справка "про Абу Дарра", в которой упоминается знакомец Лом-Али, вызвала некоторые сомнения:

— Вы про этот бред с арабами и террористами лучше спросите у Гайтукаева и его кураторов с Лубянки. Скорее всего, убоповцы случайно вышли на агентурную сеть ФСБ, тем более что оперативная информация так и не было реализована.

Точно так же, напомню, закончился и арест самого Гайтукаева за хранение наркотиков. Арест этот проводили оперативники РУБОПа — в том числе и ныне подсудимый по делу Политковской капитан Сергей Хаджикурбанов. Видимо, УБОП опять наехал на чужую агентуру. Как бы то ни было — связь с тех пор сохранилась (подробнее — в № 13 "Новой газеты").

В рамках расследования убийства Анны Политковской интересовались и делом бывшего заместителя председателя правительства Чеченской Республики генерал-лейтенанта юстиции Якова Сергунина, он же Ян Московский, он же Цыган. Сергунина и его супругу расстреляли в 2004 году возле ресторана на Покровке.

Камила Абасовна, к счастью, выжила: пуля угодила ей в лицо. На теле самого Сергунина эксперты насчитали семь пулевых ранений. Записная книжка генерала просто пестрит фамилиями известных политиков, бизнесменов и артистов эстрады. Связи Сергунина тоже внимательно изучали, поскольку при жизни он был знаком с Байсаровым и довольно тесно общался с бывшим главой Ачхой-Мартановского района Шамилем Бураевым, которого, напомню, арестовывали по подозрению в убийстве Анны Политковской.

Будучи цыганом по национальности, Яков Александрович служил в 8-м Главном управлении МВД. 21 июля 1987 года капитан милиции Сергунин был уволен из органов внутренних дел с формулировкой "за совершение поступков, дискредитирующих звания начальствующего состава". Через год Мосгорсуд приговорил его к трем годам заключения в исправительно-трудовой колонии усиленного режима. Его признали виновным по статьями 175 и 195 УК РСФСР за должностной подлог, а также зверское избиение женщины, с которой он добивался близости.

Казалось бы, успешной карьере милиционера пришел конец. Но, освободившись из колонии, он снова приезжает в столицу и учреждает несколько коммерческих фирм, а также охранное агентство "Щит и меч". В бизнесе Сергунин весьма преуспел. Он работал брокером на РТСБ, заместителем генерального директора "Интеграла", вице-президентом фирмы "Укрросметалл". Одновременно числился сотрудником Рабочего центра экономических реформ при Правительстве РФ. В 1995 году Сергунин оставил бизнес и перешел на работу в администрацию президента РФ. Затем снова ушел в бизнес и до 1999 года проработал исполнительным директором ТОО "Комплект-Энергия-Д". В 2000-м Сергунин неожиданно возглавил судебный департамент Верховного суда РФ и получил ранг госсоветника юстиции второго класса, что приравнивается к званию генерал-лейтенанта.

Именно в этот период в милицейских картотеках стал фигурировать некий Ян Московский и Цыган, тесно связанный с наркобаронами. Кроме того, высокопоставленного чиновника не раз замечали в компании с известным криминальным авторитетом Ильясом Султановым (дядя Ильяс). В этой связи надо заметить, что тогда шел очень серьезный передел наркорынка, в котором принимали активное участие члены гайтукаевской лазанской ОПГ.

А затем произошел самый неожиданный взлет в карьере Сергунина—Цыгана. Президент Чечни Ахмат Кадыров назначил его руководителем объединенного аппарата главы республики и правительства. Буквально на следующий день у Сергунина начались конфликты с председателем правительства Чечни Ильясовым, а в прессе стали появляться статьи о его темном прошлом и связях с чеченскими уголовными авторитетами. В конце концов Яков Александрович подал в отставку и вернулся в Москву.

Он дал интервью Анне Политковской на тему разворовывания чиновниками бюджетных средств, выделяемых на восстановление Чечни. Откровения генерала попали и в книгу о деятельности чеченской мафии убитого позднее американского журналиста Пола Хлебникова.

— Следы убийства Яши ведут в Чечню. Если бы осудили его убийц и заказчиков, может, Хлебников и Политковская остались бы живы, — сказал мне один из близких Сергунина.

Ворон и Паша-ФСБ

В подразделе милицейских баз "ЦРУБОП — Хаджик, Бум, Ворон" речь идет о бывшем капитане милиции Сергее Гокиевиче Хаджикурбанове. Хаджиком и Бумом его звали в авторитетных кругах, а Вороном — коллеги (по другим данным, это был его позывной в Чечне). Согласно версии следствия, Хаджикурбанов—Ворон организовал убийство Анны Политковской, был тесно знаком с Лом-Али Гайтукаевым и его племянниками, с которыми теперь оказался на одной скамье подсудимых. Водитель Хаджикурбанова даже подвозил жену Гайтукаева в аэропорт, а сам Лом-Али приезжал на зону к Хаджику — отмечать его день рождения.

— Ерунда все это! — говорит давний друг Хаджикурбанова Алексей Михальчик, ссылаясь на свой опыт оперативной работы в московском районе Зюзино. —Конечно, обладая агентурной сетью в Москве и Чечне, он мог кое-что слышать. Я думаю, следователи предложили Сереге помочь раскрыть убийство Политковской, а он заупрямился. Вот его в отместку и "закрыли". Один из милицейских генералов уже запрещал оперативникам общаться с бандитами — вся работа рухнула. Оперативник должен создавать свою агентурную сеть и общаться с криминалитетом. Ну а в процессе могут появиться и дружеские отношения.

Позиция ясна, но в любом случае этот человек заслуживает отдельного рассказа. Одни называют Хаджикурбанова легендой разыскного дела, другие при упоминании сразу неприятно меняются в лице. Свою службу в органах МВД Хаджикурбанов начинал милиционером-водителем, дослужился до оперуполномоченного ЦРУБОПа. Его отдел занимался чеченскими преступными группировками и освобождением заложников.

Про ЦРУБОП, где служил Хаджикурбанов, ходили разные слухи. В частности, в некоторых СМИ периодически появлялись сообщения о том, что при освобождении заложников было, мягко говоря, не все чисто: якобы оперативники требовали у родственников "откаты" за освобождение близких.

К примеру, бывший сослуживец Хаджикурбанова рассказал две истории. Первая — про бизнесмена П., которого похитили бандиты. Будто бы Ворон предложил его родственникам помощь в обмен на акции туристического отеля на Кипре, которым они владели. Вскоре заложника благополучно освободили. Или — разборки вокруг магазина на Балаклавском проспекте. По словам собеседника, Хаджикурбанов активно поддерживал одну из сторон и даже якобы собрал 200 тысяч долларов для вынесения "нужного" решения. Но не помогло, и магазин остался в собственности прежнего владельца. Через месяц непокорного коммерсанта обнаружили зарезанным у собственного гаража.

Благодаря знанию нескольких языков и своей восточной внешности, Хаджикурбанов с легкостью входил в контакт с уроженцами Кавказа и подолгу бывал в командировках в Чечне. У него даже имелся паспорт, выданный в Грозном, где он проживал по соседству с сотрудниками чеченского УБОПа.

По сведениям нашего источника, у Ворона была многочисленная агентура не только в Москве, но и среди криминальных генералов Кавказа, он даже составил обширное досье на несколько сотен человек. Часть компромата хранилась в автосервисе на Озерной улице и была изъята при обыске сотрудниками УСБ ФСБ. По нашим данным, до прибытия чекистов Хаджикурбанов все-таки успел перепрятать или уничтожить большую часть своих архивов. В первую очередь он "убил" свою агентуру: адреса, телефоны и т.д. В руки чекистов в основном попала компра на бандитов-отморозков и некоторых московских чеченцев.

На симке самого Хаджикурбанова, уже отсидевшего и вышедшего на свободу 22 сентября 2006 года, помимо Гайтукаева, Бураева и подполковника ФСБ Рягузова (также проходил по делу об убийстве Политковской) сохранились телефоны бывших сослуживцев из ЦРУБОПа, ОПУ ГУВД (наружное наблюдение) и сотрудников сыскных агентств. А также контакты нескольких граждан, которые в разное время задерживались милицией за мелкие кражи, хранение наркотиков и драки в ресторанах. Есть пара номеров, принадлежащих бывшим заложникам бандитских группировок. Видимо, оперативник продолжал поддерживать теплые отношения с потерпевшими.

У подозревавшегося в убийстве обозревателя "Новой" Рягузова — тоже весьма занятная записная книжка. Кого здесь только нет. И телефоны коллег по ФСБ, друзей из наружки ГУВД, налоговиков из МНС, и сотовые столичных коммерсантов. Среди этого разнообразия скромно притулились Хаджикурбанов, Бураев, Гайтукаев и братья Махмудовы.

Судя по всему, эти милицейские "пробивки" — только вершина айсберга. Наверняка контакты многих своих знакомых Хаджикурбанов, Рягузов, Гайтукаев, Сергунин, Байсаров и Махмудовы в записные книжки не вносили. Но даже из этих скудных данных видно, какая это была смертельная паутина, опутавшая силовиков, коммерсантов и бандитов. Об этой паутине, без всякого сомнения, знали и руководители замешанных в криминальные дела оперативников специальных служб. Знали и поэтому сейчас прилагают максимум усилий, чтобы ни одно из громких заказных убийств последнего времени не было до конца раскрыто. Если до конца — то рухнет вся правоохранительная система, и мало кто из полковников и генералов спасется под ее обломками.

P.S. В базе имеется и записная книжка Анны Политковской. Нашу погибшую коллегу тоже "пробивали", на предмет компрометирующих связей. Но, кроме "мама", "Илюша", "редакция" и десятка телефонных номеров коллег и подруг, ничего не обнаружилось.

Сергей Канев, криминальный репортер,автор независимого журналистского расследования